Gamemaster, книга вторая

Размер шрифта: - +

главы 1-10

Gamemaster 2

Воспоминание пятое.

16: 49, 29 октября, 2044 г. – за три года до дня «Ч». Северо-западный регион Русского сектора, долина реки Выя, 117 км севернее г. Мирный.

Кровь тяжелыми ударами билась в висках, бухала, будто молотком по кровельному железу. Нет, так дело не пойдет, нужно перевести дух, а то свалиться от усталости недолго. Я поискал глазами подходящее место, где можно было присесть. Неподалеку на берегу лежало бревно, вероятно принесённое еще во время весеннего половодья, его вполне можно было использовать как сидение. Я подошел к стволу дерева, натужно снял ставший непомерно тяжелым рюкзак и опустил его на землю, после чего повел натруженными плечами. Счетчик Гейгера, встроенный в навигатор-наладонник, коротко пискнул, сообщая о небольшом повышении радиационного фона, но я его проигнорировал. После стряхнул рукой снег, лежавший тонким слоем на поверхности дерева, подложил на ствол вязаную шапочку и с облегчением опустился, вытянув натруженные ноги. Икроножные мышцы ныли, а со ступнями вообще творилось нечто невообразимое. Ощущение такое, будто костные швы голеностопа расходятся, постреливая тупой болью. Кажется, сегодня я превысил свои собственные возможности.

Я рукавом куртки обтер со лба пот и смахнул прилипшие к нему волосы. Сегодняшний переход выдался особенно трудным. Еще утром я сошел с более или менее сохранившей свой вид, пусть и слегка заросшей, гравийной трассы, по которой пару десятков лет назад курсировали лесовозы. Сегодняшний маршрут проходил по заваленному ветровалом зимнику, который даже дорогой-то язык не повернется назвать. В итоге от этого постоянного карабканья по завалам, словно от усложненного варианта бега с препятствиями, я окончательно выдохся. Еще и этот проклятый снег. Я с отвращением посмотрел на гряды быстродвижущихся рваных облаков, насыщенного темно-серого цвета, бешено несущихся по низкому небосводу. Из них, на мою злосчастную голову, то и дело сыпали крупные хлопья мерзкого, тающего снега. В результате все вокруг промокло насквозь, с деревьев постоянно капал ледяной дождь, на земле тут и там лежали серо-белые подтекающие пятна. Дорога и до этого была не сахар, а теперь того и гляди можно будет растянуться, поскользнувшись на прелой листве, перемешанной с тающим снегом. В итоге за неделю, прошедшую с того момента, как пересек кордон условно-опасной зоны отчуждения, я впервые вымотался настолько сильно. Треклятая погода, чтоб ее.

«Какого хрена я тут делаю?!» Этот вопрос за последнюю неделю в пути я задавал себе, наверное, уже несколько тысяч раз. Ответа по-прежнему не было.

Места вокруг были совершенно безлюдные. Они и в прежние годы были довольно слабо населены, а после того, как рвануло на северодвинской «Звездочке», все окрестные территории обнесли веселенькими черно-желтыми аншлагами со знаками радиационного заражения и белыми черепушками на черном фоне, и объявили зоной отчуждения, Homo sapiens тут теперь можно было вообще заносить в красную книгу.

А чему удивляться? Я сам, когда впервые остановился перед знаком с черным вентилятором и прочитал надпись на желтом фоне, слегка струхнул. «Пока вы читаете этот текст, изменения в Вашем организме, вызванные ионизирующим радиационным излучением приняли необратимый характер! Спасибо за внимание!»

Шутники хреновы. Хотя меня это мало трогало – парой десятых микрорентген в час больше или меньше, не имело особого значения. Я, по большей части механически, чем из реальной нужды, обходил редкие фонящие пятна, о которых своим надоедливым писком изредка извещал наладонник.

В день аварии реактора на АПЛ, стоявшей на стапелях, дул сильный северо-восточный ветер, и облако радиоактивной пыли, поднятое взрывом, сильно снесло в сторону Урала, оставив пятна излучения на протяжении нескольких сотен километров. Власти не стали мелочиться и закрыли все вокруг, обтянув окрестности колючей проволокой в несколько слоев, чтобы избежать лишней шумихи.

Иногда сюда заявлялись всякие любители острых ощущений. В принципе, границы и кордоны стерегли лишь номинально, для виду, особенно сейчас, спустя почти десять лет после той аварии, так что преодолеть их не представляло труда. Чем они с успехом и пользовались. Да и местность эта была довольно далеко от точки вспышки, так что угроза жизни, если у тебя есть счетчик Гейгера и немного серого вещества в голове, была очень низкой. Не знаю, чем уж их так привлекали заброшенные людьми деревушки и поселки, но факт остается фактом – это явление существовало, и не теряло оборотов, даже не смотря на прошедшее с момента аварии время. Власти изначально закрывали на это «сталкерство» глаза, просто надеясь, что со временем ажиотаж спадет. Ан нет. Мода на это молодежное и не очень молодежное увлечение с годами не проходила, а скорее наоборот – тихонько набирала обороты. Но у этих так называемых «сталкеров» был свой сезон, который закончился еще в августе. В октябрьскую непогодь ни один здравомыслящий человек сюда носа не сунет. Кроме меня, разумеется.

Я позволил своему телу расслабиться и тупо смотрел на вздувшийся непрозрачный поток, с гулким шумом перекатывающийся через валуны. Мне нужно было перебраться на ту сторону лесной реки, и я специально пришел к этому месту, поскольку на старой карте навигатора тут был обозначен брод. И он тут действительно был, множество хаотично разбросанных булыжников бурили холодную воду, разбрызгивая пену. Но из-за пролившихся осенних дождей, а теперь еще и из-за снегопада, не особо широкая речка опасно подняла свой уровень, и брод превратился не пойми во что. Вздувшийся горбом неспокойной, бурлящей воды, с торчащими валунами, облепленными снегом и льдом, брод откровенно пугал. От одной мысли о том, что я собираюсь перебраться через него, меня бросало в дрожь. Но мне, так или иначе, нужно пересечь эту речушку, а другого брода поблизости нет. Да если бы и был – не думаю, что он сильно бы отличался от этого.



Old Skull

Отредактировано: 05.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги