Гей-клуб.

Размер шрифта: - +

Гей-клуб.

Гей-клуб

Лев Воросцов-Собеседница

Лев Воросцов Наталья Галич
  
  За несколько лет оседлой московской жизни я умудрился обзавестись массой ненужных, на первый взгляд, знакомых. Сами по себе,  эти люди для нормального обывателя не представляют никакого интереса, особенно с точки зрения выгодности странных – эпизодически спонтанных - отношений. Но мне всегда хочется заглянуть, насколько это позволяют обстоятельства, в жизненную круговерть даже случайных попутчиков  и собеседников. Тем более, если  встретившийся мне человек  до такой степени не похож на обыденную окружающую меня серость, что появляться  в сумерках московских улиц в гордом одиночестве ему Минздрав настоятельно не рекомендует. 

 - Энтони, хочешь оторваться по-человечески? – вот такой фразой Светка, которую все называли Мисс Киндер, предложила мне сходить в гей-клуб.

- По-человечески – это как? –   осторожно спросил я, ещё не зная сути предложения.  


Осторожность моя в данном случае базировалась на давнем знакомстве с этой уникальной девчонкой, которую я, ничуть не желая обидеть, окрестил про себя Крейзи. В свои двадцать семь Мисс Киндер выглядела совершенным подростком, с вечно удивлёнными отчаянно голубыми глазами, обрамлёнными густо накрашенными длиннющими ресницами. Прибавьте к этому, незамутнённому рутинными мещанскими проблемами,  взгляду вызывающий «ирокез» на голове, майку с погонами в стиле Майкла Джексона, нежелание выходить замуж и рожать детей, подмешайте  пару-тройку  самых сумасбродных мыслей, и вы признаете, что в том имени, которым я наградил Светку-Мисс Киндер при первой нашей встрече, есть доля смысла. Впрочем, она об этом не знала. Общаясь, я не пытался оригинальничать и  называл её в унисон со всеми Мисс Киндер. 


- Энтони, - Крейзи снисходительно ухмыльнулась. – По-человечески – это когда никто на тебя не пялится, как на лысую обезьяну, не липнет, чтобы затащить в постель, не учит жить и вообще…

- Неужели на свете есть такое место? – я был по-настоящему заинтригован.

- Да, мы с Марсиком собрались в гей-клуб. Мы всегда там зависаем, когда хотим просто потанцевать.

- Потанцевать в гей-клубе? Слушай, вы не перестаёте меня удивлять.
 
- Ой, только не нужно высказывать своё мнение на тему однополой любви. Мы тебя туда не задом вилять зовём, а отдохнуть по-настоящему от вечно пристающих друг к другу человеческих особей, - нетерпеливо хмыкнула Крейзи. – Правда, Марсик?


Марсик, одетый в строгий деловой костюм, оторвал на пару секунд голову от ноутбука и кивнул.  Марсик был парнем Мисс Киндер и, заодно, иногда не дающей мне спать загадкой совмещения двух не совместимых человеческих особей. Этот молодой человек с идеальной стрижкой и манерами английского аристократа был, в отличие от Крейзи, правильным  до тошноты: не пил, не курил, работал на двух работах и в одиночку оплачивал совместное съёмное жильё. Мисс Киндер, по моему мнению, невероятно повезло с этим спутником жизни. Дама с ирокезом на голове никогда нигде не работала, объясняя своё безденежное существование привередливостью работодателей. Хотел бы я посмотреть на кадровика, рискнувшего принять на работу это худющее,  в боевой раскраске индейца, дитя природы. 


В общем,  я не стал отказываться от посещения гей-клуба, тем более, что никогда там не был. К слову сказать, мне всегда было лень разбираться в самом явлении однополой любви. Она есть. Факт. Это, в общем-то, не моё дело. Мне не мешают жить секс-меньшинства. На улице  я ни разу не видел гея.  Здесь одно из двух: или я был недостаточно наблюдателен, или они удачно маскировались.


Наверное, для того, чтобы без проблем отбиться от возможной атаки трансвеститов, мне в спутницы пригласили девушку. По крайней мере, я так думал и по дороге в клуб, полушутя, инструктировал свою новую подружку, вспоминая всё, что знал о гей-клубах из иностранных фильмов:

 - Запомни, ты - переодетый мальчик. Мы должны вписаться в антураж. У тебя должна быть походка мужика и хриплый голос!

Вполне симпатичная девчонка отказывалась понимать мои шутки и ворчала, не переставая:

 - Нет, ну  как это так! Мужиков и без того не хватает! А они долбятся в жопу. Ужас!

Мне стало смешно, и я прекратил попытки сделать за пол-часа из продукта гендерного воспитания свободную в выборе сексуального партнёра личность.
 
В первый гей клуб, адрес которого мы заранее нашли в сети,  нас не впустили.
Мне так прямо и сказали: 

- Мы не пускаем вас без объяснения причин!

Крейзи придирчиво оглядела меня с ног до головы и выдала, словно диагноз:

 - Ты не тянешь на гея! Те - ухоженные, прилизанные, а ты  - не модно стриженный  мужлан! Из-за тебя мы не самые геестые геи.


Я впервые в жизни пожалел, что мои ногти не отполированы хорошенькой маникюршей, а волосы на голове не намазаны липкой  вонючей дрянью из разноцветных баночек под названием «гель».  Да  и брови, наверное, не мешало бы подправить для такого придирчивого фейс-контроля. 

Мои друзья были настроены решительно.  Потому, плюнув на первую неудачу, мы поехали в следующее заведение.


Ночной город  мчался за окном автомобиля, сияя огнями. Чуть погодя, мы, наконец, добрались до следующей возможной точки нашего коллективного морального падения. 


 Закоулки дорог  и подворотен, ведущие к клубу, да и небольшая парковочная площадка перед входом, вдруг напомнили мне  древнюю крепость, искусно освещённую ради грандиозного театрального представления. На секунду показалось: сейчас из-за угла выедет конная стража в средневековых доспехах и грозно крикнет: «Стой! Кто такие?». И сейчас же яркое пламя факелов осветит испуганные лица путников и острия грозно направленных на них копий. А единственно разумным действием окажется немедленный  спасительный побег.

Но все обошлось.


 На этот раз охрана узнала Крейзи и Марсика.  Ребят пропустили сразу же.  Меня же со спутницей долго и внимательно рассматривали. Быкоподобные парни несколько раз спросили: вместе ли мы идем.  Мы несколько раз ответили очень утвердительно. Только после этого нас  тщательно обыскали, проверили дамскую сумочку и, наконец, разрешили сдать одежду в гардероб. Квест «зайди в гей-клуб» был, наконец, успешно завершён, и я приготовился наслаждаться зрелищем.
 

Зрелище оказалось, мягко говоря, на любителя. Мне показалось, что мы попали в преисподнюю.


Все помещение было выкрашено в черный цвет.  Так же изумительно черна была мебель. Только пепельницы поблескивали на столах в тусклом освещении. Всё вместе очень напоминало подземелье. Подъемы и спуски, перегородки и отдельные залы усиливали впечатление,  окончательно создавая иллюзию подземного лабиринта.

Я глянул на часы. Полночь. Кроме нас – никого, кроме  юных официантов совершенно неопределённого пола.

Я уже было подумывал поехать домой.

Мы зашли в зал караоке. Какие-то молодые парни пели о трепетной любви к представительницам прекрасной половины человечества. Нам подали меню,  включавшее в себя, кроме цен на еду, парочку весьма креативных моментов. Так, например,  отдельной строкой была оговорена довольно приличная сумма за кормление клиента с ложечки.  Конечный пункт прейскуранта вообще ввёл меня в ступор:  «Закрыть клуб на ночь.  Два миллиона».  Со мной случился приступ истерического смеха. Неужели здесь такое бывает?!
  

Пока я старался справиться с нервами, зал постепенно наполнялся посетителями.  За соседними столиками заказывали мудреные коктейли. Освежившись странными смесями напитков,  на танцпол потянулись парочки, чтобы, как-то нехотя, подрыгаться на пятачке.
  

Довольно мелодичная музыка звучала очень качественно. Это когда громко, а  на уши не давит.

Моя спутница хлебнула пива, прекратила, наконец, плеваться и включилась в программу диск-жокея.


Я же забрался на самый верхний - третий ряд амфитеатра, окружавшего пятачок, заказал кофе и наблюдал за танцующими, размышляя о смысле их жизни. Немного странно было видеть пары обнимавшихся мужчин и целовавших друг друга в засос женщин. 

«Конечно,  - думал я. – Им не грозит нежелательная беременность. И дети не появляются,  переворачивая вверх тормашками привычное безоблачное существование. Это, несомненно, плюс. Хотя…  Живёт же с этим человечество  много веков, принимает это….»


Крейзи вынырнула из темноты с бокалом сока в руках.

 - Здесь и нормальные люди бывают, - зачем-то сообщила она, отхлебнув  грейпфрутовой жидкости. 

 - Я понял, - кивнул головой.


Мисс Киндер снова исчезла, а через пару секунд снова вынырнула из мрака, только уже на танцполе, в объятиях непоколебимого Марсика.

Нужно признать, что мои подопечные были лучшими в танце. Профессионалы – иначе не скажешь. Марсик вел партию уверенного в себе, ухаживающего парня, она - кокетливой, хрупкой девочки. Всё как в жизни.


Музыка немного изменила ритм, и на возвышение  вышли два трансвестита в нижнем женском белье. Один - в черном, второй  - в золотом.

Если не обращать внимания на  бугорочек в изящных трусиках и не замечать грозного макияжа, можно было вполне принять их за обычную подтанцовку. Длинные красивые ноги, распущенные волосы, кричащее нижнее белье  - ни дать, ни взять - две кокетки "заводят" публику. 


Выпустили очередную порцию дыма, и со мною произошло нечто, чему я до сих пор не могу дать вразумительного объяснения. 

Нет, я отдавал себе отчет в действиях и был трезв. Швепс, который я пил, совсем не пьянил.

Но ритм музыки, двигающиеся люди, полумрак – всё вдруг стало частью меня.  Казалось, что я растворился в действии, превратившись в молекулы. Стены ритмично покачивались вместе со мной в  такт танцу. При этом  меня  устраивало абсолютно всё:  моя спутница, лихо двигавшая бёдрами, казавшиеся воздушными Мисс Киндер и ее партнер, два негра, выделывавших замысловатые па, обнявшиеся танцующие пары, снующие официанты, трансы на возвышении, лихо взмахивавшие ногами - все превратилось в единую гармоничную симфонию балдеющего народа.  Каждый был отдельным инструментом в едином звучании самодостаточного человеческого существования. Я вдруг поймал себя на мысли, что мне абсолютно не интересны подробности их половой жизни.

Полумрак был настолько плотный, что, когда выпускали дым, видимость пропадала полностью. 


В один из моментов относительного света, неизвестно откуда снова появилась Крейзи.
 
 - Мы натанцевались и едем домой! - прокричала она в самое ухо.
 - Хорошо, едем.
 - Мы едем,- дал понять я "своей" девушке.
 - Еще один танец! – умоляюще сложила она руки.
 - Только один, иначе останешься здесь одна.
 - Я не боюсь!
 - Едем! - решительно произнес я и, крепко взяв ее за руку, направился к выходу.
  

На улице я попрощался с Мисс Киндер, пожал руку Марсику, чмокнул в щечку насупившуюся напарницу  и направился к стоянке такси.

В голове крутился старый анекдот про мужика, который пришёл в салон красоты сделать педикюр. Сидит он, значит, ждёт маникюршу. К нему выходит парень  и представляется: "Здравствуйте, я мастер педикюра". Мужик  ему отвечает: «Ну, это хорошо, Юра, что ты педик. А маникюрша-то где?" Вот же привязалась история…

   
Бомбила-таксист  попался разговорчивый. В ответ на мои, несколько скомканные, впечатления  выдал  порцию «закулисной» клубной информации:

- О, знаешь, тут такие драки бывают! Охрана не разрешает в заведении драться, так трансы выскакивают на улицу.  И начинается: "Ты зачем к моему парню клеишься?!" Прикинь, мужики в юбках, на вид – точно бабы, молотят друг друга! Смешно смотреть... А знаешь, сколько транс берёт за час?

Я отрицательно помотал головой.

- Двадцать тысяч,  прикинь! А в городе таких клубов, знаешь, сколько? Откуда они такие бабки берут? – удивлялся таксист.

- Я слышал, что они заправляют в шоу-бизнесе. А там тысяча рублей не деньги. Вот тысяча баксов - это да. Но я точно не знаю - у меня другая работа.

- А ты кем работаешь?

- Трубопроводчиком, - сказал я, понимая, что это выглядит несколько странно.
 
- Да ладно?! – таксист несколько секунд рассматривал меня с недоверием.
 
- Хочешь, корочки сварщика покажу? – засмеялся я. 

- Да нет, я пошутил… Сварщик, ну надо же… – протянул он удивлённо, снова внимательно глядя на дорогу. 


Дома я долго не мог уснуть – наверное, перепил  кофе. Кстати, он  в гей-клубе отменный. В голове стучал музыкальный ритм,  и  двигались силуэты танцующих трансвеститов. Наконец, я заснул, повторяя про себя невесть откуда взявшуюся фразу: «Ехал педик на мопедике…».

  Москва. 26 апреля 2014 г.



Лев Воросцов

#3443 в Проза
#2175 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 16.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги