Геункаон: Гроб хрустальный.

Размер шрифта: - +

1.2. Акош.

Персонаж: Акош.
Место: город Менэдекер. Офисное здание «Охотников Крови».
Время местное: 07:20.
Дата: Четверг. 16 апреля 302-й год от рождения ока.

      Зал инс­трук­та­жа не имел ви­димых уг­лов и яв­ных соч­ле­нений. Это соз­да­вало ощу­щение, буд­то на­ходишь­ся внут­ри пу­зыря или яй­ца. В цен­траль­ной час­ти - ус­та­нов­ка с крис­талла­ми, про­еци­ру­ющая изоб­ра­жения на пять сто­рон, где сто­ят Y- об­разные сто­лы. Во гла­ве каж­до­го сто­ла, ли­цом к цен­тру - мес­то ко­ман­ди­ра. Спра­ва и сле­ва от не­го по два крес­ла для чле­нов бо­евой груп­пы. Да­лее рас­по­ложе­ны две сен­сорные па­нели, ус­та­нов­ленные под уг­лом в трид­цать гра­дусов к плос­кости сто­ла, а в ши­рокий за­зор меж­ду ни­ми про­еци­ру­ют­ся мно­гомер­ные изоб­ра­жения.
      Лю­дей в за­ле соб­ра­лось нем­но­го, о чём сви­детель­ство­вало мно­жес­тво пус­ту­ющих кре­сел. На всех при­сутс­тву­ющих бы­ли на­деты чёр­ные за­щит­ные кос­тю­мы охот­ни­ков из проч­ной по­лимер­ной тка­ни с мно­гофун­кци­ональ­ны­ми от­де­лени­ями и ук­реплён­ны­ми встав­ка­ми. На пле­че вид­не­лась ед­ва за­мет­ная на­шив­ка в ви­де ку­лака бу­рого цве­та на фо­не чёр­но­го щи­та, окан­то­ван­но­го крас­ной лен­той.
      В зал во­шёл се­дов­ла­сый муж­чи­на в се­ром джем­пе­ре и тём­ных брю­ках. На пер­вый взгляд ему бы­ло око­ло шес­ти­деся­ти пя­ти лет, а ма­нера се­бя дер­жать го­вори­ла о во­ен­ном прош­лом. Его соп­ро­вож­дал охот­ник с от­меткой на пле­че в ви­де бу­рого ку­лака, сжи­ма­юще­го пу­чок се­реб­ря­ных стрел на фо­не чёр­но­го щи­та, окан­то­ван­но­го крас­ной лен­той. Они быс­трым ша­гом прош­ли в центр к ус­та­нов­ке, что­бы под­го­товить­ся к инс­трук­та­жу.
      Дверь рез­ко рас­пахну­лась, и в зал, за­пыхав­шись, во­шёл ещё один охот­ник, спеш­но со­бирая яр­ко-ры­жую ше­велю­ру в кон­ский хвост. На пле­че - от­метка ку­лака, сжи­ма­юще­го оди­нокую стре­лу на фо­не всё то­го же чёр­но­го щи­та, окан­то­ван­но­го крас­ной лен­той. С его по­яв­ле­ни­ем соб­равши­еся в за­ле лю­ди ожи­вились, и да­же пос­лы­шались приг­лу­шен­ные смеш­ки.
      — Вик­тор Ми­хай­ло­вич, про­шу про­щения за опоз­да­ние, — об­ра­тил­ся ры­жий охот­ник к муж­чи­не в джем­пе­ре. — Раз­ре­шите при­со­еди­нить­ся к груп­пе?
      — Раз­ре­шаю. До на­чала инс­трук­та­жа во­семь ми­нут.
      Охот­ник за­нял мес­то во гла­ве сто­ла спра­ва от вхо­да. Мгно­вен­но вок­руг не­го на­чалась ве­сёлая воз­ня, к ко­торой пос­пе­шили при­со­еди­нить­ся ещё трое охот­ни­ков. Но вспых­нувший крис­талл со­об­щил о том, что инс­трук­таж на­чал­ся, зас­тавляя лю­дей сесть по мес­там и вклю­чить все своё вни­мание.
      — Для на­чала ор­га­низа­ци­он­ный мо­мент. Ре­шено объ­еди­нить ва­ши не­пол­ные груп­пы в од­но под­разде­ление. Ко­ман­ди­ром но­вого под­разде­ления наз­на­чен Ар­ка­дий Ош. — Вик­тор Ми­хай­ло­вич ука­зал на ры­жего охот­ни­ка, ко­торый, не об­ра­щая вни­мания на про­ис­хо­дящее, ко­пал­ся в сво­ём муль­те­лите .
       — Ко­ман­дир Ош! Ммм… АКОШ!!!
      Ры­жий охот­ник вско­чил и вып­ря­мил­ся как по ко­ман­де «смир­но».
      — Сде­ла­ем, Вик­тор Ми­хай­ло­вич! Без проб­лем!
      — Ты про­сил бой­цов, что­бы уком­плек­то­вать вто­рую груп­пу? Одоб­ре­но! Вот два опыт­ных охот­ни­ка и две пя­тёр­ки но­вич­ков в до­весок, — ка­залось, Вик­то­ра Ми­хай­ло­вича со­вер­шенно не вол­но­вало по­веде­ние Ако­ша. — Для на­чала за­дача лёг­кая, не бо­евая. От­пра­витесь в лес­ное хо­зяй­ство Ур­со-ден, встре­титесь с пред­ста­вите­лем кла­на и до­гово­ритесь об ока­зании нам по­мощи. Яс­но?!
      — Да, Вик­тор Ми­хай­ло­вич! Но кла­ны не ока­зыва­ют без­возмез­дных ус­луг лю­дям. Я бы ре­комен­до­вал не свя­зывать­ся с ни­ми, — воз­ра­зил Акош.
      — Си­ту­ация вы­нуж­да­ет пос­ту­пать по­доб­ным об­ра­зом. Око­ло двух ча­сов на­зад из хра­нили­ща про­пал сар­ко­фаг с мо­щами. Нам не­об­хо­димо вер­нуть его. Яс­но?! — Вик­тор Ми­хай­ло­вич об­вёл охот­ни­ков взгля­дом и, ос­та­новив­шись на Ако­ше, до­бавил: — Убе­ди пред­ста­вите­ля кла­на вы­делить нам для по­ис­ков луч­ше­го из сво­их зве­рей.
      По­лови­на охот­ни­ков из чис­ла опыт­ных, пом­рачнев, пе­реки­нулись ко­рот­ки­ми фра­зами. В то же вре­мя но­вич­ки не­пони­ма­юще смот­ре­ли на го­воря­щего, ожи­дая разъ­яс­не­ний.
      — Сде­ла­ем, Вик­тор Ми­хай­ло­вич, — без осо­бого эн­ту­зи­аз­ма от­ве­тил Акош.
      — Ко­ман­дир Гай даст ввод­ную ин­форма­цию и разъ­яс­нит так­ти­чес­кие дей­ствия, ожи­да­емые от ва­шего под­разде­ления. Уда­чи! — пос­ле этих слов Вик­тор Ми­хай­ло­вич вы­шел из за­ла, ус­ту­пив мес­то охот­ни­ку с от­меткой бу­рого ку­лака, сжи­ма­юще­го пу­чок се­реб­ря­ных стрел.
      Акош не лю­бил офи­ци­аль­ный инс­трук­таж. Ви­димо, по этой при­чине вспо­минал о нем в пос­ледний мо­мент и час­то вры­вал­ся в зал с опоз­да­ни­ем. За че­тыре го­да он с тру­дом на­учил­ся не за­сыпать в пер­вые де­сять ми­нут, пе­рек­лю­чая вни­мание на прос­мотр но­вос­тей в муль­те­лите. В от­сутс­твии оных при­ходи­лось слу­шать скуч­ные объ­яс­не­ния стар­ших офи­церов. Од­на­ко в этом слу­чае он не мог удер­жать­ся от воп­ро­сов, кри­тики и встреч­ных пред­ло­жений, прев­ра­щая инс­трук­таж в дис­куссию. По­это­му ко­ман­дир Гай об­легчён­но вздох­нул, за­метив, как ры­жая го­лова Ако­ша скло­нилась над го­лог­ра­фичес­ким план­ше­том.
      Акош со­вер­шенно чёт­ко осоз­нал всю серь­ёз­ность по­ложе­ния и свою роль. Вик­тор Ми­хай­ло­вич нес­лу­чай­но рас­щедрил­ся бой­ца­ми – хо­тел за­доб­рить, преж­де чем по­сылать с поч­ти не­выпол­ни­мой мис­си­ей.
      «Да ник­то бы не спра­вил­ся. Зве­ри сра­зу по­чу­ют своё пре­иму­щес­тво и не ус­по­ко­ят­ся, по­ка не об­де­рут до кос­тей! Без­дарно по­терян­ное вре­мя!» — ду­мал Акош, вспо­миная, что во вре­мя сты­чек с кла­нами два го­да на­зад он всег­да ос­та­вал­ся нев­ре­дим. Уди­витель­ное ве­зение рож­да­ло слу­хи, буд­то зве­ри бе­гут, под­жав хвос­ты, по­чу­яв его за­пах. До сих пор хо­дило мно­жес­тво шу­ток и анек­до­тов на эту те­му.
      Акош зак­рыл гла­за и от­ки­нул­ся на спин­ку крес­ла. От­ло­жив на по­том мысль об Ур­со-де­не, он пе­реби­рал кан­ди­дату­ры охот­ни­ков, груп­пи­руя та­ким об­ра­зом, что­бы в каж­дой ко­ман­де бы­ла трой­ка опыт­ных бой­цов.
      «Дам ука­зания пос­ле, по пу­ти в лес…» — на та­кой уте­шитель­ной но­те Акош зад­ре­мал.
      «…но­сом ЗВЕРЬ втя­гива­ет воз­дух, пы­та­ясь уло­вить нап­равле­ние дви­жения сво­ей жер­твы. Не­замет­но кра­дёт­ся, скры­ва­ясь в те­ни де­ревь­ев и до­мов, ко­торая на­рас­та­ет в сгу­ща­ющих­ся су­мер­ках… Охо­та — единс­твен­ная страсть ЗВЕ­РЯ… Най­ти - выс­ле­дить - нас­тигнуть - по­бедить… Вот… Уже близ­ко… Те­ло про­било при­ят­ной дрожью воз­бужде­ния, один пры­жок, один удар — и го­лод уто­лён.
      Нас­ту­пит ут­ро, и ЗВЕРЬ ски­нет свой об­лик, но ЗВЕ­РЕМ быть не пе­рес­та­нет, те­перь дру­гая охо­та ждёт — не­уто­лимая жаж­да ад­ре­нали­на… Страс­тей… По­бед! И но­вый день не­сёт но­вую жер­тву…
      Вот ОН си­дит — та­кой сме­лый и ум­ный, та­кой уве­рен­ный в се­бе и сво­их си­лах. Но взгляд его по­лон пе­чали и оди­ночес­тва.
      И вот ОНА… Улыб­кой сво­ей ос­ве­ща­ет мрак его глу­боких дум. В ЕЁ гла­зах жизнь ис­кря­щим­ся во­допа­дом пе­рели­ва­ет­ся, слов­но брил­ли­ант. ОНА сме­ёт­ся ис­крен­не и без­за­бот­но, слов­но ре­бёнок… Смот­рит прис­таль­но в гла­за, ЕЁ речь вто­рит ЕГО ре­чи. ОНА та­кая хруп­кая, неж­ная и ми­лая… ЕЁ нель­зя не лю­бить… И на­чина­ет­ся иг­ра.
      ОНА, слов­но ут­ренний ту­ман, из рук его ус­коль­за­ет, иг­ра­ючи, зо­вя за со­бой. И кровь за­кипа­ет, азар­том блес­тят гла­за ЕГО. ЕЁ при­кос­но­вения лег­ки, по­доб­но кры­лу ба­боч­ки… её тёп­лое ды­хание сколь­зит от шеи к уху… И слы­шен, слов­но шо­рох приб­режных волн, ЕЁ шё­пот. Гу­бы ед­ва ка­са­ют­ся ЕГО при каж­дом сло­ве, и это­го дос­та­точ­но, что­бы дрожь про­бива­ла все те­ло… Ра­зум мер­кнет. Во­ля гас­нет… ОН все го­тов от­дать ЕЙ: и те­ло, и ду­шу, и… жизнь…
      Ве­чере­ет… Су­мер­ки рас­кра­шива­ют ночь в свои от­тенки… Вот ОН стре­митель­но бе­жит от мра­ка в свет. И сер­дце бь­ёт­ся ча­ще-ча­ще, ды­ханье пе­рехо­дит в хрип… В ушах зву­чит ЕЁ же крик, пе­рехо­дящий в вой, в зве­риный рык…
      И страсть, и страх спо­соб­ны на­пол­нить кровь си­лой и же­лани­ем жить, вку­сом са­мой жиз­ни. ОНА чу­ет его, и не­тер­пе­ние дрожью про­бега­ет по её гиб­ко­му те­лу.
      Нас­ту­па­ет ночь. И тёп­лое ды­ханье ЗВЕ­РЯ, ед­ва кос­нувшись жер­твы, зас­тавля­ет сер­дце бить­ся в бе­зум­ном рит­ме… Охо­та для НЕЁ — единс­твен­ная страсть.
      …»

      Акош оч­нулся, ощу­щая ос­трую боль в гру­ди. Ужас, по­доб­но во­де, на­пол­нил лёг­кие, не да­вая вздох­нуть. «Нуж­но ус­по­ко­ить­ся. Это же сон», — он сос­ре­дото­чил­ся на ды­хании.
      — Ко­ман­дир Ош, ес­ли вас так пу­га­ет собс­твен­ный храп, хра­пите ти­ше, — нес­мотря на сар­касти­чес­кий тон, ли­цо ко­ман­ди­ра Гая ос­та­валось серь­ёз­ным. — Инс­трук­таж поч­ти за­кон­чен. Ес­ли есть воп­ро­сы или пред­ло­жения, про­шу.
      — Ко­ман­дир Гай, раз­ре­шите? У ме­ня есть воп­рос. Зве­ри вы­соко це­нят охо­ту, но ско­рее сос­та­вят ком­па­нию не­жити в охо­те на лю­дей, чем нам в охо­те на не­жить. Чем мы мо­жем их за­ин­те­ресо­вать? — Акош сде­лал ак­цент на сло­ве «мы», вни­матель­но гля­дя в ли­цо Гая.
      — Най­ми­те их! — ко­рот­кий от­вет пос­та­вил точ­ку в инс­трук­та­же. — Уда­чи вам!
      Та­кой со­вет не ус­тра­ивал Ако­ша, но приш­лось дать ко­ман­ду на сбо­ры и ждать всех у тран­спортни­ка. Это­го вре­мени хва­тило, что­бы бег­ло оз­на­комить­ся с ввод­ной ин­форма­ци­ей и на­чать мар­ки­ровать в план­ше­те но­вых чле­нов под­разде­ления. Пок­ру­чивая си­гаре­ту меж­ду паль­ца­ми, он ни­как не мог при­думать спо­соб вы­пол­нить пос­тавлен­ную за­дачу и сох­ра­нить при этом боль­шую часть вве­рен­ных ему бой­цов.
      — Ещё од­на груп­па, и мож­но на­шивать вто­рую стре­лу! — пи­лот тран­спортни­ка чир­кнул за­жигал­кой, пред­ла­гая Ако­шу при­курить.
      Тот лишь ус­мехнул­ся в от­вет. На­шив­ки за­нима­ли его мень­ше все­го. Ос­мотрев бой­цов, Акош нах­му­рил­ся и дал ко­ман­ду к от­прав­ле­нию. По пу­ти, как и со­бирал­ся ра­нее, наз­на­чил ли­деров групп и оз­ву­чил пред­ва­ритель­ный сос­тав. Да­лее пос­ле­дова­ло нес­коль­ко пе­рес­та­новок. В ито­ге по­лучи­лось пять чет­вё­рок. Акош воз­гла­вил пер­вую груп­пу, в ко­торую вош­ли Кай, Пи­то и один но­вичок. Ан­на заб­ра­ла в свою груп­пу тро­их но­вич­ков. Ви­димо, жен­ское на­чало взы­вало к вос­пи­татель­ной ра­боте и страс­тно же­лало про­явить се­бя. Ко­ман­ди­ром треть­ей стал Ан­тон, на па­ру с Ца­пелем выб­рав се­бе двух зе­лёных бой­цов, на вид са­мых бес­толко­вых. Кум и Ка­рим рас­пре­дели­ли меж­ду со­бой двух опыт­ных охот­ни­ков и чет­вёрку но­вич­ков, сфор­ми­ровав та­ким об­ра­зом пя­тую и чет­вёртую груп­пы.
      — За­пом­ни­те! В дан­ной си­ту­ации пре­иму­щес­тво на сто­роне про­тив­ни­ка и ему об этом из­вес­тно. Нам не­чего им пред­ло­жить, а бле­фовать со зверь­ём рис­ко­ван­но. На­ша за­дача — соб­люсти фор­маль­нос­ти. Нас по­пыта­ют­ся на­пугать и сбить с тол­ку. Со­вет: не пы­тай­тесь вы­пол­нить за­дачу лю­бой це­ной, это мо­жет ока­зать­ся не по кар­ма­ну. Сох­ра­няй­те спо­кой­ствие!
      — Не­уже­ли так слож­но на­нять обо­рот­ня? — раз­дался воз­му­щён­ный де­вичий го­лос.
      Все пос­мотре­ли на де­вуш­ку-но­вич­ка, от­че­го той ста­ло не по се­бе. Акош то­же ки­нул на неё оце­нива­ющий взгляд и ис­крен­не по­желал, что­бы пред­ста­вите­лем кла­на был са­мец, а не сам­ка. Ки­ми – сов­сем ещё дев­чонка, не стар­ше во­сем­надца­ти лет – нес­клад­ная брю­нет­ка с вздёр­ну­тым но­сиком и пух­лень­ки­ми щёч­ка­ми. Её взгляд нем­но­го ко­кет­ли­вый, на­пол­нен лю­бопытс­твом, ко­торое, как го­ворят, сгу­било кош­ку. Охот­ни­ки на­пере­бой не то да­вали со­веты, не то уп­ражня­лись в ос­тро­умии:
      — Да на­нять нес­ложно, слож­но вы­жить пос­ле это­го.
      — Мы же дичь, ко­торая са­ма спе­шит в пасть.
      — Так что… Рас­слабь­ся и не нап­ра­шивай­ся на глав­ное блю­до.
      — Да за­мол­кни­те, кон­сервы! От ва­шего дре­без­га уже го­лова бо­лит!
      Тран­спортник на­пол­нился шу­мом го­лосов и сме­хом. Опыт­ные охот­ни­ки пы­тались дать нес­коль­ко «цен­ных» со­ветов но­вич­кам, а за­од­но об­су­дить об­щий план дей­ствий. Ра­бочая ат­мосфе­ра бла­гот­ворно дей­ство­вала на лю­дей.
      — Так, дичь! При­тих­ли! Ско­ро бу­дем на мес­те! — нас­тро­ение Ако­ша за­мет­но улуч­ши­лось. — Го­товы?!
      Син­хрон­ный гул го­лосов, раз­да­вав­ший­ся в от­вет, все­лял на­деж­ду. Тран­спортник вы­садил их не­дале­ко от мес­та встре­чи. Ос­та­валось сде­лать марш-бро­сок – прой­ти око­ло пя­ти ки­ломет­ров че­рез лес. Акош счи­тал эту часть мар­шру­та осо­бен­но опас­ной, по­это­му ру­ка не вы­пус­ка­ла ору­жия, а уши и гла­за ло­вили лю­бые из­ме­нения в ок­ру­жении. В от­ли­чие от го­рода, в ель­ни­ках Ур­со-де­на ещё ле­жал снег, и здеш­ний воз­дух хо­лодил лёг­кие при каж­дом вдо­хе. Охот­ни­ки шли след в след. Ве­сен­ний та­ющий снег, твёр­дый свер­ху и рых­лый внут­ри, про­вали­вал­ся под но­гами. Сле­ды за­пол­ня­лись во­дой, об­ра­зуя це­поч­ку мел­ких лу­жиц. Бли­же к ство­лам де­ревь­ев сне­га уже не ос­та­лось, а тот, что был, пок­ры­вал слой осы­пав­шихся иго­лок. Здесь сле­ды бы­ли ме­нее за­мет­ны. В лу­чах сол­нца, мель­ка­ющих сквозь вер­хушки де­ревь­ев, хвоя ок­ра­шива­лась в кра­сивые цве­та. Яр­кая па­лит­ра, от блед­но-зе­лёно­го до ма­лахи­тово­го, ра­дова­ла глаз и от­вле­кала вни­мание.
      Прой­дя мень­ше по­лови­ны пу­ти, Акош нас­то­рожил­ся. Толь­ко сей­час за­метил, что ок­ру­жа­ющие зву­ки ис­ка­жа­ют­ся из-за по­доз­ри­тель­ной дым­ки. По­чему ник­то не уви­дел её рань­ше? Да­же ес­ли тран­спортник ра­зог­нал ту­ман при по­сад­ке, дым­ка дол­жна бы­ла бро­сить­ся в гла­за сра­зу пос­ле это­го. Акош раз­вернул в план­ше­те кар­ту мес­тнос­ти, ска­нируя на пред­мет во­до­ёмов. В нес­коль­ких ки­ломет­рах к югу про­тека­ла ре­ка, но нап­равле­ние вет­ра ука­зыва­ло на то, что от­ту­да ту­ман прий­ти не мог. В по­луки­ломет­ре по нап­равле­нию пу­ти вид­не­лось ещё ка­кое-то пят­нышко. Не­боль­шое бо­лот­це или топь, об­ра­зовав­ша­яся из-за та­яния сне­га. По­раз­мыслив, Акош ре­шил скор­ректи­ровать мар­шрут, что­бы обой­ти это мес­то. Спус­тя ми­нут де­сять дым­ка не толь­ко не ис­чезла, а сгус­ти­лась в нас­то­ящий ту­ман. Прос­ве­ты меж­ду де­ревь­ями ста­ли ко­роче, от­че­го лес ка­зал­ся мрач­нее и опас­нее. Ра­дос­тное во­оду­шев­ле­ние охот­ни­ков сме­нилось нас­то­рожён­ностью. Но это уже не име­ло зна­чения, так как ко­неч­ная точ­ка пу­ти бы­ла сов­сем ря­дом.
      Вот по­каза­лись че­репич­ные кры­ши ко­рич­не­вого и бо­лот­но­го цве­та. А чуть бли­же – ка­мен­ная сте­на по­луто­рамет­ро­вой вы­соты, за­мас­ки­рован­ная ва­леж­ни­ком и чах­лы­ми кус­та­ми. Прой­дя вдоль неё до ко­ваных во­рот, Акош ос­та­новил­ся, что­бы ак­ти­виро­вать раз­ре­шение на вре­мен­ное пре­быва­ние. Ждать приш­лось не­дол­го. Без еди­ного зву­ка во­рота ис­чезли, от­кры­вая путь охот­ни­кам.
      Акош уже ви­дел по­доб­ное рань­ше, ког­да по­могал про­фес­со­ру Ко­рину . Чис­токров­ные час­то ис­поль­зу­ют барь­еры, ко­торые ис­кусно мар­ки­ру­ют го­лог­ра­фичес­кой ил­лю­зи­ей, пре­дуп­реждая о том, что про­ход зак­рыт. Пом­нится, он ви­дел весь­ма убе­дитель­ную ил­лю­зию стаи оз­лоблен­ных псов, ска­лящих зу­бы за ни­зень­кой ог­радкой. Гла­за ви­дят, а мозг оце­нива­ет си­ту­ацию. Ка­залось, стая вот-вот сор­вётся с мес­та и рас­та­щит те­бя на час­ти. Да­же зная, что это не по-нас­то­яще­му, все рав­но ис­пы­тыва­ешь страх. По срав­не­нию с этим ил­лю­зия ко­ваных во­рот – скуч­на. По ту сто­рону ог­ражде­ния то­же был ту­ман, но те­перь он не ка­зал­ся та­ким зло­вещим и гус­тым.
      Су­дя по ли­цам но­вич­ков, они ожи­дали уви­деть вет­хую де­ревуш­ку на по­лян­ке, по­рос­шей мхом и по­ган­ка­ми, как в дет­ской сказ­ке. А тут ока­залось до­воль­но у­ют­но. Бре­вен­ча­тые од­но­этаж­ные до­мики, раз­де­лён­ные ство­лами де­ревь­ев, рас­тя­нулись во все сто­роны, все од­но­тип­ные, с ми­нимум раз­ли­чий. В па­ре мет­ров от каж­до­го из них — ка­мен­ная до­рож­ка, ко­торая из-за не­ров­ности лан­дшаф­та по­ходи­ла на кри­вую тро­пин­ку. Пет­ляя, она ста­нови­лась то уз­кой, то ши­рокой. Ког­да один из охот­ни­ков по­шутил о кри­виз­не рук, стро­ящих та­кие до­роги, Акош ос­та­новил­ся и ука­зал на­верх. Жи­лища на де­ревь­ях от­ли­чались от тех, что вни­зу, раз­но­об­ра­зи­ем и раз­ме­рами: двухъ­ярус­ные, трёхъ­ярус­ные, прос­тые и слож­ные, стро­гие и при­чуд­ли­вые, с бал­ко­нами, ве­ран­да­ми и без них. По­пасть от од­но­го та­кого до­ма к дру­гому мож­но, лишь ак­ти­виро­вав барь­ер­ный мост. Акош пом­нил, как од­нажды шел на вы­соте две­над­ца­ти мет­ров по та­кому вот мос­ту без пе­рил, ста­ра­ясь не смот­реть се­бе под но­ги. Ког­да же пос­мотрел, то уви­дел сквозь рябь, соз­да­ва­емую барь­ером, кус­ты, де­ревья и до­ма вни­зу. Го­лова зак­ру­жилась, и это чуть не сто­ило ему жиз­ни. Бла­го про­фес­сор Ко­рин был ря­дом и вов­ре­мя схва­тил за пле­чо. Но охот­ни­ки сей­час не в том по­ложе­нии, что­бы чис­токров­ные приг­ла­шали их на­верх, так что бес­по­ко­ить­ся, что кто-то сва­лит­ся и свер­нёт се­бе шею, не сто­ит.
      Вре­мя для встре­чи бы­ло выб­ра­но удач­но. Ноч­ное зверьё уже спит, а днев­ное охо­тит­ся в угодь­ях за пре­дела­ми усадь­бы. Что же ка­са­ет­ся лю­дей-слу­жек, что жи­вут и ра­бота­ют здесь, то тут си­ту­ация схо­жая: по­лови­на ча­са два как спит, ос­таль­ные ра­бота­ют в про­из­водс­твен­ной час­ти усадь­бы, ко­торую от спаль­ной зо­ны от­де­ля­ет при­лич­ное рас­сто­яние.
      Ну вот и ко­неч­ная точ­ка мар­шру­та. Впе­реди по­казал­ся боль­шой дву­хэтаж­ный дом из тём­но­го бру­са с прос­торной ве­ран­дой и бал­ко­ном. Чуть даль­ше за де­ревь­ями – пос­трой­ки по­ин­те­рес­нее, воз­можно, псар­ни или ко­нюш­ни. «Охо­та – единс­твен­ная страсть ЗВЕ­РЯ», — Акош пос­та­рал­ся отог­нать неп­ро­шеную мысль. Да­бы не быть под­слу­шан­ный, а слух у зверья ой ка­кой ос­трый, Акош ре­шил от­да­вать ко­ман­ды толь­ко че­рез дэ­кафон , нас­тро­ен­ный на без­звуч­ный ре­жим. Пос­ле че­го в соп­ро­вож­де­ние двух бой­цов и Ки­ми, он под­нялся по сту­пень­кам на ве­ран­ду. 
      За ши­роким де­ревян­ным сто­лом си­дел лы­сый муж­чи­на в спор­тивном кос­тю­ме, ко­торый с тру­дом скры­вал мус­ку­лис­тое те­ло. Ему бы­ло не бо­лее трид­ца­ти лет. Уви­дев охот­ни­ков, чис­токров­ный обо­ротень изоб­ра­зил что-то сред­нее меж­ду улыб­кой и ос­ка­лом. Акош ос­та­вил двух бой­цов у лес­тни­цы и, по­дошёл к сто­лу, встал та­ким об­ра­зом, что­бы Ки­ми ока­залась меж­ду ни­ми. Она, са­ма то­го не по­доз­ре­вая, от­вле­кала зве­ря од­ним сво­им при­сутс­тви­ем, не да­вая сос­ре­дото­чить­ся на охот­ни­ках-муж­чи­нах.
      — Ко­ман­дир под­разде­ления Ош, — пред­ста­вил­ся Акош, за­метив, что стол нак­рыт к пол­дни­ку или мир­но­му ча­епи­тию с пе­чень­ем.
      — Панд, пред­ста­витель эс­че­ка из кла­на Бер­си­вер. Что вы хо­тите пред­ло­жить… нам? — чис­токров­ный по­чесал за ухом, на ко­тором кре­пилась зо­лотая кла­новая мет­ка в ви­де ре­вуще­го мед­ве­дя на фо­не сол­нца, окан­то­ван­но­го ду­бовы­ми листь­ями.
      Акош лишь ус­мехнул­ся в ду­ше: «Ду­ма­ешь впе­чат­лить ме­ня поб­ря­куш­кой?».
      — Нам нуж­на по­мощь в по­ис­ках не­дав­но ук­ра­ден­ной ре­лик­вии…
      — Не та ли это ре­лик­вия, что об­ра­ща­ет лю­дей в по­добие бес­смертных? — пе­ребил его чис­токров­ный. — Я вы­ражу мне­ние всех кла­нов, ска­зав, что бес­смертные заб­ра­ли то, что и так при­над­ле­жало им.
      — Эта ре­лик­вия ис­це­ля­ет че­лове­чес­кие те­ла от бо­лез­ней и ран, очи­ща­ет ра­зум от бе­зумия…
      — Что с то­го? — сно­ва пе­ребил его Панд. — Кровь ос­та­ёт­ся кровью.
      «Они зна­ют… Черт!.. Их без­дей­ствие куп­ле­но!.. Его прис­ла­ли уз­нать, мо­жем ли мы дать боль­ше?» — мыс­ли Ако­ша раз­жи­гали гнев­ный огонь в ду­ше.
      — Ви­жу, кла­нам пле­вать на пре­иму­щес­тво, по­лучен­ное не­житью. Я пра­виль­но по­нял? — не до­жида­ясь от­ве­та, ры­жий охот­ник кив­нул. — Уда­чи вам!
       Обо­ротень по­вёл но­сом. Та­кой не­воль­ный зве­риный жест.
      «За­цепи­ло! Чу­ешь за­пах па­лева?» — Акош об­легчён­но вздох­нул и нап­ра­вил­ся к сту­пень­кам. Нас­тро­ение улуч­ши­лось. Ки­ми прик­ры­вала его спи­ну, ши­роко рас­крыв ни­чего не по­нима­ющие гла­за.
      — Не сто­ит то­ропить­ся с вы­вода­ми. Я бы не стал наз­на­чать встре­чу без при­чин. — Панд под­нёс ру­ку к уху и ак­ти­виро­вал дэ­кафон. — Се­рёж­ка! Я раз­бу­дил те­бя?.. Ха-ха… Та­щи свою не­мощь на ве­ран­ду. Бе­гом!
      Акош по­чувс­тво­вал нап­ря­жение в жи­воте, но зас­панное соз­да­ние в мя­той за­мыз­ганной одеж­де, по­явив­ше­еся на ве­ран­де, зас­та­вило мгно­вен­но за­быть обо всём.
      — Су­кин ты сын! Ты чё тут за­был?! — сер­дце ра­дос­тно за­коло­тилось в гру­ди, а улыб­ка пре­датель­ски рас­тя­нулась от уха к уху. Акош схва­тил Се­рёж­ку за груд­ки, а по­том, креп­ко при­жав к пле­чу, гул­ко уда­рил ку­лаком в бок.
      — Акош, ты – дур­ной пёс! Реб­ра сло­ма­ешь! — ху­доща­вый пар­нишка лет двад­ца­ти да­же не пы­тал­ся выр­вать­ся. — От­пустишь? По­ка не за­душил от ра­дос­ти!
      — Вы­рос! Сов­сем взрос­лый стал! — Акош, хмык­нув, раз­жал объ­ятья. — Дав­но ты в зве­рин­це на по­бегуш­ках?
      — Это хо­рошо, что вы зна­комы. — Панд ре­шил вме­шать­ся в раз­го­вор. — Он бу­дет ва­шим по­ис­ко­виком. Это ре­шение, в мо­ем ли­це, под­держи­ва­ют все кла­ны.
      Та­кого под­во­ха Акош не ожи­дал. Мыс­ли сва­лились в ку­чу и пе­реме­шались. Воз­му­щение стре­митель­но на­рас­та­ло, слов­но снеж­ный ком, ле­тящий с го­ры.
      — Так не пой­дёт! Он же… Нет! Я не сог­ла­сен!
      — Не хо­тите – как хо­тите! Мне по­руче­но най­ти под­хо­дяще­го по­ис­ко­вика. Я это сде­лал. Ес­ли вам что-то не нра­вит­ся – ва­ши проб­ле­мы.
      — Стоп! Акош мне как стар­ший брат. Не скаль зу­бы на не­го, по­жалуй­ста, — вме­шал­ся Се­рёж­ка, уса­жива­ясь за стол, что­бы пе­реку­сить.
      — Глу­пос­ти, я не ска­люсь. И ты не рас­ска­зывал о ме­чен­ном «стар­шем бра­те», — при­мири­тель­но от­ве­тил Панд, жес­том пред­ла­гая «гос­тям» при­со­еди­нить­ся к ча­епи­тию. — Ес­ли Се­рёжа вас так це­нит, зна­чит всё без­на­дёж­но, как ка­жет­ся.
      Обо­ротень изу­ча­юще пос­мотрел на охот­ни­ков и нес­коль­ко раз по­тянул но­сом.
      — Я не знал! Он не рас­ска­зывал. А мо­жет, мет­ки ещё не бы­ло тог­да… — Се­рёж­ка пос­мотрел на чис­токров­но­го за­дум­чи­во и до­бавил, уже об­ра­ща­ясь к Ако­шу. — Где те­бя так?
      — Не пом­ню.
      — Как?! — огор­чённо вос­клик­нул Се­рёж­ка. — Раз­ве мож­но та­кое за­быть?!
      — Мет­ка чис­токров­но­го. Не знаю та­кой. Ред­кая. Не при­над­ле­жит к зна­комым кла­нам, — в гла­зах Пан­да иг­ра­ли лю­бопытс­тво и пло­хо скры­ва­емый азарт.
      Неж­данный ин­те­рес к мет­ке дал шанс по­тор­го­вать­ся. Мозг уси­лен­но за­рабо­тал, по­дыс­ки­вая под­хо­дящие ва­ри­ан­ты. Ко­неч­но, это сов­сем не тот туз в ру­каве, ко­торый хо­телось бы иметь, но вы­бирать не при­ходи­лось. Акош не­воль­но скрип­нул зу­бами, чи­тая оби­ду в гла­зах Се­рёж­ки.
      — Ког­да оч­нулся в гос­пи­тале, мне ска­зали, что на­пало ди­кое жи­вот­ное, пред­по­ложи­тель­но тигр, но сам я ни­чего не пом­ню. Да и не хо­тел вспо­минать.
      — А что пос­леднее вспо­мина­ет­ся? Что бы­ло до то­го?
      Лю­бопытс­тво – рас­простра­нён­ный по­рок зве­рино­го от­родья.
      — Мы шли ве­чером че­рез парк…
      — Мы?! — пе­ребив, хмык­нул Панд.
      — Я был с де­вуш­кой, — по­яс­нил раз­дра­жён­но Акош.
      — Не­вес­та? Ни­чего се­бе! — удив­ле­ние Се­рёж­ки за­дело охот­ни­ка, и он ещё раз скрип­нул зу­бами. — Она по­гиб­ла?
      — Нет. Мы с ней боль­ше не ви­делись.
      — Она бро­сила те­бя?! Вот стер­ва, чтоб её… — звон­кая оп­ле­уха, от­ве­шен­ная Ако­шем, ок­ра­сила ухо Се­рёж­ки яр­ким цве­том, не поз­во­лив за­вер­шить фра­зу.
      — Она мне очень до­рога… бы­ла. И пос­ту­пила вер­но. Слиш­ком ма­ла ве­ро­ят­ность, что я вы­живу. А то, что всё ос­та­нет­ся, как преж­де… во­об­ще не­воз­можно.
      Пос­ледней фра­зой Акош чуть не вы­дал се­бя с пот­ро­хами, но вов­ре­мя оду­мал­ся и при­кусил язык.
      — А по­чему вы не наш­ли её поз­же? — по­хоже, Ки­ми за­ин­те­ресо­вал та­кой по­ворот раз­го­вора, и она не удер­жа­лась от вме­шатель­ства.
      Се­рёж­ка пос­мотрел на де­вуш­ку, си­дящую ря­дом, так, слов­но она по­яви­лась из воз­ду­ха.
      — Из-за мет­ки, ко­неч­но! — от­вет Се­рёж­ки не про­из­вёл на неё впе­чат­ле­ния. Она лишь воп­ро­ситель­но под­ня­ла бровь.
      Акош же ки­нул на Ки­ми та­кой взгляд, буд­то она спро­сила: «По­чему нель­зя ды­шать под во­дой?», от­че­го та опус­ти­ла гла­за и по­пыта­лась вжать го­лову в пле­чи. Ка­залось, она вот-вот рас­пла­чет­ся. Но тут Се­рёж­ка рас­стег­нул во­рот и, ука­зав на тём­ное пят­но, рас­тя­нув­ше­еся по шее шёл­ко­вой лен­той, клац­нул ног­тём по ме­даль­ону, ви­сяще­му чуть ни­же ка­дыка.
      — Смот­ри! Это сде­лано из ви­ва́ску­та . Здесь кре­пит­ся кла­новый ме­даль­он, в ко­тором за­печа­тан ку­сочек обо­рот­ня, как бы мо­щи. Эта мет­ка для лю­дей, что жи­вут под за­щитой кла­на и на их тер­ри­тории. Обо­рот­ни чу­ют за­пах ме­даль­она и не на­пада­ют. Ведь за убий­ство чу­жой ди­чи мо­гут из­гнать или отор­вать го­лову, — он чир­кнул по шее и пос­мотрел на Пан­да, ко­торый кив­нул в под­твержде­ние его слов. — А бы­ва­ет ещё охот­ничья мет­ка. Тог­да ку­сочек обо­рот­ня как бы вжив­лён в те­ло че­лове­ка. Не знаю, как, но со вре­менем че­ловек мо­жет из­ме­нить­ся, при­об­ре­тая часть зве­риных ка­честв: вы­нос­ли­вость, си­ла, лов­кость, не­тер­пе­ливость, аг­рессив­ность, мни­тель­ность вплоть до па­ранойи и мно­гое дру­гое. Ме­чен­ный ос­тавля­ет след сме­шан­но­го за­паха че­лове­ка и зве­ря. Чем боль­ше вре­мени про­ходит, тем боль­ше из­ме­нений про­ис­хо­дит. Обо­рот­ни чу­ют стран­ный за­пах и сто­ронят­ся из брез­гли­вос­ти или стра­ха. Та­кой че­ловек, как пор­че­ный то­вар. Ред­ко ко­му уда­валось про­жить боль­ше го­да с та­кой мет­кой. Но ес­ли чис­токров­ный, ос­та­вив­ший мет­ку по­гиб­нет, то жер­тве боль­ше не­чего бу­дет бо­ять­ся.
      Акош, от­вернув­шись от сто­ла, ус­та­вил­ся на один из бли­жай­ших до­миков. Сло­ва Се­рёж­ки взвол­но­вали его, приш­лось при­ложить уси­лие, что­бы отог­нать не­нуж­ные вос­по­мина­ния. Ког­да он сно­ва по­вер­нулся к сто­лу, то пой­мал взгляд Пан­да. Ви­димо, од­на толь­ко мысль, что че­ловек мог убить чис­токров­но­го зве­ря, бе­сила его.
      — А что это за ткань? — спро­сила Ки­ми, ос­то­рож­но про­ведя паль­ца­ми по тём­но­му пят­ну.
      — Ткань?.. Ну, вро­де то­го. Поч­ти все обо­рот­ни но­сят под одеж­дой ви­ва́скут вмес­то вто­рой шку­ры. Он очень элас­ти­чен и не ме­ша­ет сме­не воп­ло­щений. Поч­ти не­ощу­тим. По струк­ту­ре по­рис­тый, как и са­ма ко­жа. Про­пус­ка­ет во­ду, воз­дух и да­же во­лос­ки шер­сти. Его нель­зя про­колоть, раз­ре­зать, ра­зор­вать или прог­рызть, но он очень чувс­тви­телен к теп­лу. Ос­ты­вая, на­чина­ет кро­шить­ся. Ну и удар не га­сит, хо­тя обо­рот­ням-то это и не нуж­но. Глав­ное, что­бы те­ло не стес­ня­ло и за­щища­ло от про­ника­ющих ра­нений. — Се­рёж­ка охот­но и с гор­достью де­лил­ся сво­ими поз­на­ни­ями, по­дог­ре­ва­емый ин­те­ресом, го­рящим в де­вичь­их гла­зах. — В каж­дом кла­не есть своя теп­ли­ца, где ви­ва́скут рас­тят в спе­ци­аль­ных фор­мах. Там все до­воль­но нуд­но и скуч­но.
      Не­из­вес­тно, сколь­ко бы ещё дли­лась эта лек­ция, ес­ли бы вне­зап­но из­ме­нив­ше­еся ли­цо чис­токров­но­го не зас­та­вило Ки­ми вскрик­нуть.
      — Уво­ди их! Быс­тро! К из­лу­чине! — Панд обер­нулся ог­ромным чер­ным мед­ве­дем и рва­нул во дво­рик.
      — Бо­евая го­тов­ность! Ухо­дим за по­ис­ко­виком! МАРШ! — Акош от­дал ко­ман­ду охот­ни­кам че­рез дэ­кафон, быс­тро мар­ки­руя Се­рёж­ку в план­ше­те, как цель в ре­жиме соп­ро­вож­де­ния.
      Панд ре­вел в сто­рону вос­то­ка, стоя на че­тырёх ла­пах.
      «От­ту­да мы приш­ли. Зна­чит, кто-то при­шёл по сле­ду. Воз­вра­щать­ся нуж­но дру­гим пу­тём», — мысль не са­мая пло­хая. Акош и так со­бирал­ся про­ложить дру­гой мар­шрут, что­бы из­бе­жать за­пад­ни. К его ве­ликой до­саде но­вич­ки, уви­дев ог­ромно­го мед­ве­дя, от стра­ха нас­та­вили на не­го ору­жие, от­ка­зыва­ясь под­чи­нять­ся. «Вот ов­цы-то!» — Акош до­бежал до бли­жай­ше­го ос­толбе­нев­ше­го не­дотё­пы и что есть сил вре­зал прик­ла­дом в жи­вот.
      — Ко­му ещё пов­то­рить при­каз? — про­рычал он в дэ­кафон. Но­вич­ки ожи­вились и до­воль­но ор­га­низо­ван­но дви­нулись вслед за Се­рёж­кой и Ки­ми.
      В тот мо­мент, ког­да пос­ледняя груп­па поч­ти уш­ла, Акош за­метил дви­жение за де­ревь­ями не­дале­ко от уг­ла охот­ничь­его до­мика. Панд под­нял мор­ду и при­нюхал­ся. О, это бы­ла пу­ма. Она ры­чала, при­жав уши к го­лове, и ярос­тно би­ла хвос­том из сто­роны в сто­рону, на­падая на мед­ве­дя. Акош не со­бирал­ся наб­лю­дать за схват­кой. Сде­лав две ко­рот­кие пе­ребеж­ки, дал знак ос­тавшим­ся охот­ни­кам ухо­дить. «Ош?!» — по­мере­щилось сре­ди зве­риных ры­ков, и он, ос­толбе­нев от удив­ле­ния, мед­ленно осел на зем­лю. До ушей до­лета­ли лишь нев­нятные об­рывки слов и ры­чание.
      — Кай, Пи­то, прик­рой­те, ес­ли чё. Ка­жет­ся, зве­ри нас ду­рачат! — от­дав ко­ман­ду че­рез дэ­кафон, Акош быс­тро пе­ремес­тился в бли­жай­шее ук­ры­тие.
      Взяв в при­цел пу­му, он выс­тре­лил и по­пал … пря­мо в хвост. Кош­ка, взре­вев, бро­силась в его сто­рону, а сле­дом за ней Панд.
      — Ре­шил до­бавить ре­алис­тичнос­ти ва­шему спек­таклю! — крик­нул из ук­ры­тия Акош. — Так же луч­ше? Не сог­ласны?!
      Пос­ле этих слов Панд зах­ри­пел, за­ухал и ос­та­новил­ся. Об­лик зве­ря та­ял на гла­зах, от­кры­вая мус­ку­лис­тое те­ло, сот­ря­са­емое гул­ким хо­хотом. Пу­ма, раз­вернув­шись, прыг­ну­ла в сто­рону сме­юще­гося обо­рот­ня. её те­ло ста­ло при­нимать жен­ские очер­та­ния. Тран­сфор­ма­ция ещё не за­вер­ши­лась, ког­да она от­ве­сила Пан­ду по­щёчи­ну ког­тистой ла­пой, ос­та­вив глу­бокие бо­роз­ды.
      — Хо­чешь, что­бы я те­бе хвост отор­вал вмес­те с тем, к че­му он кре­пит­ся? — рык­нул на пу­му обо­ротень. — Я ведь мо­гу! Ты же зна­ешь!
      Кош­ка, ви­димо, не мог­ла сов­ла­дать со сво­ими эмо­ци­ями, по­это­му тран­сфор­ма­ция не за­вер­ша­лась: но­ги, кис­ти рук и го­лова ос­та­вались зве­рины­ми. Ка­рамель­но­го цве­та ви­ва́скут за­щищал её шею, торс, и пол­ностью зак­ры­вал бед­ра до ко­лен, под­чёрки­вая кра­соту жен­ско­го те­ла. Вни­зу спи­ны имел­ся тре­уголь­ный вы­рез, из ко­торо­го тор­чал хвост, а при дви­жении взгля­ду от­кры­вались два про­доль­ных вы­реза на ло­пат­ках не­из­вес­тно для ка­ких нужд.
      — Ош! Те­бе ещё ну­жен чис­токров­ный в ко­ман­ду? За­бирай Аг­ни, вы с ней от­лично по­лади­те! Глянь, ка­кая кра­сави­ца! Сог­ла­шай­ся!
      — А как же ре­шение кла­нов ос­та­вать­ся в сто­роне? — Акош вни­матель­но смот­рел на кар­ту мес­тнос­ти в муль­те­лите, ища под­хо­дящее мес­то для эва­ку­ации под­разде­ления. Най­дя, быс­тро отос­лал ко­рот­кое со­об­ще­ние пи­лоту с ко­ор­ди­ната­ми и стал ждать от­ве­та с рас­чётным вре­менем.
      — Так она ди­кая, сам же ви­дишь! Для нее кла­ны – пус­той звук. — Панд кив­нул в сто­рону под­ру­ги, ко­торая за­лизы­вала обож­жённое мес­то, из­да­вая не­доволь­ное ур­ча­ние.
      — Я бы сог­ла­сил­ся, но не по кар­ма­ну та­кой по­даро­чек! — Акош по­лучил со­об­ще­ние о при­бытии тран­спортни­ка в ука­зан­ную точ­ку че­рез со­рок две ми­нуты. «Двад­цать ми­нут в удар­ном тем­пе», — при­кинул он в уме, за сколь­ко смо­жет доб­рать­ся до мес­та, и от­пра­вил ос­таль­но­му под­разде­лению ко­ор­ди­наты мес­та сбо­ра и вре­мя при­бытия тран­спортни­ка.
      — Твоя мет­ка всё оку­пит! Я до­гово­рюсь! Что мол­чишь?
      Акош, выг­ля­нув из ук­ры­тия, бро­сил взгляд на ко­шачьи уши. На них не бы­ло обыч­ных ме­ток в ви­де круг­лых ме­тал­ли­чес­ких вста­вок с сим­во­ликой кла­на. Но там бы­ло что-то дру­гое, по­хожее на клей­мо. С та­кого рас­сто­яния он не мог ра­зоб­рать ри­сун­ка. Но внут­ри как-то неп­ри­ят­но по­холо­дело.
      — На те­бе мет­ка её… хм… бра­та. Так что ты ей очень ну­жен.
      «Й-о-о-о-о-рши­ки сду­тые. Ес­ли это прав­да, то тварь не от­ста­нет от ме­ня, по­ка не заг­ры­зёт…» — Акош по­чувс­тво­вал не­под­дель­ную тре­вогу за свою шку­ру. Что ж, при­дёт­ся сог­ла­шать­ся на кон­тракт, что­бы вы­иг­рать вре­мя, а мо­жет, и жизнь. — Хо­рошо! До­гово­рим­ся! Толь­ко вре­мени у нас ма­ло ос­та­лось!
      — Не проб­ле­ма. По­лезай­те! — Панд при­нял об­лик ло­ся, и кош­ка пос­ле­дова­ла его при­меру. У Ако­ша за­ныло в же­луд­ке. Он не то что­бы бо­ял­ся, прос­то опа­сал­ся сва­лить­ся и свер­нуть шею на ка­ком-ни­будь по­воро­те.
      — Пи­то, «сед­лай» эту Аг­ни. Кай, со мной… — от­дав при­каз че­рез дэ­кафон, Акош по­кинул ук­ры­тие и нап­ра­вил­ся навс­тре­чу обо­рот­ням.
      До точ­ки сбо­ра дом­ча­лись за семь ми­нут, толь­ко ство­лы мель­ка­ли, и под­жилки тряс­лись. Под­разде­ление встре­тило их не­мым удив­ле­ни­ем, че­го нель­зя бы­ло ска­зать о Се­рёж­ке, ко­торый да­же не взгля­нул в сто­рону «ло­синых всад­ни­ков». Он бол­тал с Ки­ми, сму­щён­но улы­ба­ясь и по­жимая пле­чами.
      Что же ка­са­ет­ся но­вич­ков, то тут сло­жилась весь­ма раз­дра­жа­ющая си­ту­ация. К сло­ву, Ан­на – стиг­вер в треть­ем по­коле­нии, а по­тому при­выч­на к стра­ху и не­дове­рию обы­вате­лей. Вот толь­ко охот­ни­ки – не зе­ваки под­за­бор­ные и не дол­жны так же от­но­сить­ся к бо­евой под­ру­ге, ко­торая их за­щища­ет. В бы­лые вре­мена тех­но­гене­зис прев­ра­тил око­ло сот­ни лю­дей из чис­ла ис­то­во ве­ру­ющих в жи­вые щи­ты – не­ос­тигма­ты . Бед­ня­ги ста­ли жер­тва­ми сме­шения ре­лигии и тех­но­логии. Как толь­ко не на­зыва­ли их по­том­ков: апос­та­сий­цы , псев­до­люди, стиг­мазве­ри… Пос­леднее в пол­ной ме­ре от­ра­жа­ет ужас лю­дей при ви­де кро­ваво­го бе­зумия, на ко­торое спо­соб­ны стиг­ве­ры. Что ка­са­ет­ся Ан­ны, она не лю­бит го­ворить о се­бе и сво­ей семье и во­об­ще из­бе­га­ет раз­го­воров, свя­зан­ных с «нас­ле­ди­ем» тех­но­гене­зиса. Ис­хо­дя из её воз­раста, мож­но пред­по­ложить, что у неё впол­не мог­ли быть де­ти и да­же вну­ки. А там… Кто зна­ет? В досье ни­чего об этом нет.
      Сей­час Ан­на сто­яла, сце­пив паль­цы в за­мок, ли­цо пок­расне­ло до кор­ней во­лос, а с дро­жащих рес­ниц сле­тали круп­ные кап­ли кро­ви, ис­че­зая, ед­ва дос­тигнув края ску­лы. Ро­зовый ту­ман рас­ползал­ся по лес­ной опуш­ке, по­казы­вая гра­ницы под­кон­троль­но­го стиг­ве­ру мес­та. Нес­коль­ко но­вич­ков, бо­яз­ли­во ози­ра­ясь на со­рока­лет­нюю жен­щи­ну, выг­ля­дели край­не встре­вожен­ны­ми. Ви­димо ре­шали для се­бя - ос­та­вать­ся ли под та­кой рис­ко­ван­ной за­щитой или бе­жать прочь.
      Ру­ки Ако­ша че­сались от же­лания вре­зать по их ис­пу­ган­ным ро­жам, что­бы нав­сегда из­ба­вить от глу­пых су­еве­рий, за­сев­ших в го­лове. Вот толь­ко на од­ной оп­ле­ухе вряд ли все за­кон­чится. Да и Панд с Аг­ни под­ли­ли мас­ло в огонь, де­монс­тра­тив­но дер­жась на зна­читель­ном рас­сто­янии от стиг­вер­ско­го ту­мана. Вре­мя, ос­тавше­еся до эва­ку­ации, сок­ра­щалось, а проб­ле­мы ос­та­вались. На по­мощь, как ни стран­но, при­шёл Панд.
      — Стан­дар­тный кон­тракт на сле­допы­та с на­ём­ни­ком. Бес­сроч­ный, — ски­нув се­доков, лось при­нял че­лове­чес­кий об­лик и ак­ти­виро­вал ста­рень­кую мо­дель муль­те­лита на ле­вой ру­ке. — Кон­тракт счи­та­ет­ся вы­пол­ненным, как толь­ко най­дёт­ся со­дер­жи­мое про­пав­ше­го сар­ко­фага. Так? По­ка Се­рёжа не вер­нётся в клан, Аг­ни бу­дет его ох­ра­нять.
      Ло­сиха из­да­ла зву­ки, на­поми­на­ющие гроз­ное бор­мо­тание и не­доволь­ное фыр­канье. В от­вет Панд гул­ко рас­сме­ял­ся. А вот Ако­шу зву­ки очень не пон­ра­вились, в них явс­твен­но чувс­тво­валась уг­ро­за. И ко­пыта у этой ма­хины та­кие, что че­реп в крош­ки раз­не­сёт. От по­доб­ных мыс­лей ре­аль­ность поп­лы­ла пе­ред гла­зами Ако­ша. Раз­мы­тая фи­гура че­лове­ка без ли­ца выз­ва­ла за­бытое чувс­тво ут­ра­ты, ко­торое про­бежа­лось мо­роз­ным сквоз­ня­ком по все­му те­лу. Акош ус­та­вил­ся на крас­но-ко­рич­не­вое пят­но, за­меня­ющее го­лову, с тру­дом де­лая каж­дый вдох и вы­дох. Фи­гура опус­ти­лась на ко­лени и ис­чезла.
      «О чем я ду­маю? Ка­кого дь­яво­ла на ме­ня во­об­ще наш­ло?» — он про­дол­жал смот­реть в пус­то­ту пе­ред со­бой, по­ка не по­нял, что ус­та­вил­ся на рысь, ко­торая не сво­дила с не­го глаз. Её взгляд, твёр­дый и да­леко не­доб­рый, обе­щал ме­шок бед и нес­частий.
      — Двой­ной кон­тракт до­рого­вато вый­дет… — ска­зав это, Акош осёк­ся. «И че­го я тор­гу­юсь? Трид­цать лет – ума нет!».
       — Возь­мём, как за прос­той… по­ис­ко­вый. Счи­тай­те по­дар­ком от кла­на Бер­си­вер и от ме­ня лич­но. Идёт? — та­кая сго­вор­чи­вость и «дру­желюб­ность» Пан­да на­води­ла на не­хоро­шие мыс­ли. Слов­но ему за ра­дость из­ба­вить­ся от Аг­ни. А зна­чит, она опас­на не толь­ко для лю­дей, но и для зверья.
      — Идёт! — Акош ста­рал­ся скрыть своё не­дове­рие. В кон­це кон­цов, всё мог­ло быть ку­да ху­же.
      «Ну, хоть при­каз вы­пол­нен. А там пос­мотрим, ку­да кри­вая вы­ведет».


Снос­ки:

[1] АМ (лат. Armilla Multelit (A.M.) – пор­та­тив­ное мно­гофун­кци­ональ­ное ус­трой­ство-по­мощ­ник (multelit), ин­тегри­рован­ное в брас­лет (armilla), кре­пящий­ся на пра­вой или ле­вой ру­ке. Но­мером обоз­на­ча­ет­ся по­коле­ние и мо­дифи­кация: АМ–2.9, АМ–7.3, АМ–8.2, АМ–9.0. и т.д. По су­ти, это мик­ро­компь­ютер, име­ющий го­лог­ра­фичес­кий сен­сорный план­шет и ус­трой­ство вос­про­из­ве­дения мно­гомер­ных про­ек­ций и изоб­ра­жений.
[2] Петр Ко­рин – про­фес­сор, за­нима­ющий­ся ис­сле­дова­ни­ем ле­кан­тро­пии. Был со­седом и дру­гом семьи Ош. Умер, ког­да Акош еще был сту­ден­том пер­во­кур­сни­ком.
[3] Дэ­кафон (анг. decaphone – Droids Communityphone) яв­ля­ет­ся ком­му­ника­ци­он­ным дро­идом, ко­торый кре­пит­ся к уш­ной ра­кови­не и име­ет от­вет­вле­ния к гла­зу (ми­ни–эк­ран) и шее (ла­рин­го­фон). Пер­вое по­коле­ние час­то на­зыва­ли кра­бами из–за внеш­ние сходс­тва. По су­ти, дэ­кафон пред­став­ля­ет со­бой ми­ниро­бота, на­делен­но­го ис­кусс­твен­ным ин­теллек­том и оп­ре­делен­ным на­бором фун­кций. Дэ­кафон спо­собен син­хро­низи­ровать­ся с лю­бым АМ.
[4] СЧК – Со­юз Чис­той Кро­ви – во­ен­но-по­лити­чес­кий со­юз круп­ных кла­нов обо­рот­ней.
[5] Ви­вас­кут (от лат. viv a scute - жи­вой щит) - ткань из по­лу­ор­га­ничес­ко­го со­еди­нения.
[6] Стиг­ве­ры (стиг­мазве­ри, сти­ги) – лю­ди, ис­поль­зу­ющие кро­вавые ру­нопи­си (не­ос­тигмы) для уп­равле­ния си­ловы­ми по­тока­ми. Име­ют спо­соб­ность соз­да­вать собс­твен­ные си­ловые по­токи с раз­личны­ми ха­рак­те­рис­ти­ками, а так­же ис­це­лять/вос­ста­нав­ли­вать пов­режден­ное те­ло жи­вого че­лове­ка.
[7] Тех­но­гене­зис (от гр. techne – ис­кусс­тво, мас­терс­тво и genesis – про­ис­хожде­ние) – тех­но­ген­ное ус­ко­рение эво­люции. Про­цесс из­ме­нения из­на­чаль­ных при­род­ных дан­ных под воз­дей­стви­ем тех­ни­чес­кой де­ятель­нос­ти че­лове­ка. В час­тнос­ти, раз­личные фор­мы «ап­грей­да» че­лове­ка.
[8] Не­ос­тигмат – стиг­ми­рован­ный че­ловек со вжив­ленной сис­те­мой из не­ос­тигм, пра­роди­тель стиг­ве­ров. Их де­ти по­луча­ли не­ос­тигми­рова­ние в ут­ро­бе, что при­вело к рож­де­нию но­вого ви­да лю­дей - тут на­до пе­рес­тро­ить пред­ло­жение, с «их» на «не­го», ибо че­ловек.
[9] Апос­та­сий­цы (от гр. apostasнa – от­ступ­ни­чес­тво) - прес­тупные ве­ро­от­ступ­ни­ки.



Эль`Рау

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги