Геункаон: Гроб хрустальный.

Размер шрифта: - +

1.4. Алекс.

Персонаж: Алекс.
Место: заброшенная военная база.
Время местное:  04:42 (Восход: 7:26).
Дата: Пятница 21 апреля 302-й год от рождения Ока. 

     — Эй, ры­жий бес, вы­тащишь нас от­сю­да в этом сто­летии или ждать сле­ду­юще­го? — Алекс шёл в сто­рону охот­ни­ка, по­пут­но пе­ревя­зывая ра­ну на ла­дони. Акош вор­чал, ты­кая в го­лог­ра­фичес­кий план­шет, ви­димо, пы­тал­ся на­ладить связь или ещё что-то. Вот толь­ко от­ку­да у го­рил­лы моз­ги? Нет, в со­об­ра­зитель­нос­ти ему не от­ка­жешь, но слож­ные ме­ханиз­мы, го­лово­лом­ки или не дай бог ла­биринт — это вы­ше его спо­соб­ностей. В преж­нее вре­мя Алекс час­то кра­шил сис­те­му муль­те­лита Ако­ша, что­бы тот раз­ми­нал моз­ги, учил­ся ду­мать без под­ска­зок. Од­на­ко по­мога­ло это сла­бо.
      «Толь­ко ми­лаш­ка с птичь­ими моз­га­ми мог­ла при­вес­ти ра­неных к по­лудох­лой не­жити. И ка­кой без­го­ловый сде­лал те­бя ко­ман­ди­ром?» — Алекс от­пра­вил со­об­ще­ние Ако­шу и, су­дя по ре­ак­ции, оно ему не пон­ра­вилось.
      — Я тя ис­кал, а они ока­зались ря­дом! И во­об­ще этот, как его там звать, еле жив. Так что не до нас им… — сла­бая от­го­вор­ка на впол­не зас­лу­жен­ную кри­тику, хм… как раз в ду­хе ры­жего гро­милы, при­вык­ше­го ду­мать лишь о си­юми­нут­ных за­дачах, не заг­ля­дывая впе­рёд.
      — Не ори! — Алекс оса­дил дру­га. — По­казы­вай, что ты там на­ломал уж-ж-же.
      — Я не ло­мал! — воз­му­тил­ся Акош, про­тяги­вая ру­ку с муль­те­литом. Про­ек­ция мес­тнос­ти в план­ше­те по­ходи­ла на пазл с мно­жес­твом от­сутс­тву­ющих де­талей. Ска­нер ра­ботал с пе­ребо­ями, пе­ри­оди­чес­ки от­клю­ча­ясь. Это го­вори­ло о том, что сис­те­му глу­шат. А раз так, то и вы­падав­шие фраг­менты на кар­тинке по­яв­ля­лись не прос­то так. Знать бы ещё, кто это де­ла­ет и за­чем.
      — Ты ру­ки-то свои ви­дел? Те­бе ж ни­чего кро­ме ду­бины до­верить нель­зя. И ту сло­ма­ешь, — аг­рить Ако­ша – это то нем­но­гое удо­воль­ствие, ко­торое Алекс мог се­бе поз­во­лить да­же це­ной раз­би­того ли­ца.
      — Ть­фу… Ну тя! — ры­жий охот­ник сплю­нул и оби­жен­но раз­ду­вая ноз­дри, как разъ­ярен­ный бык, за­шагал прочь,
      «Ты все за­был? Не­жить ду­ре­ет от за­паха све­жей кро­ви, осо­бен­но ес­ли ра­нена. Чем серь­ёз­ней ра­нение, тем мень­ше эти тва­ри вла­де­ют со­бой. Кон­стан­ти­ну, что­бы вос­ста­новить­ся, пот­ре­бу­ет­ся бас­сейн кро­ви. По­вез­ло, что они не ус­тро­или здесь бой­ню. По край­ней ме­ре … по­ка. Я вы­иг­рал нам нем­но­го вре­мени. И сей­час са­мое вре­мя «же­доб­ли» , ина­че крес­тец нам всем. У те­бя же есть плаз­ма для пе­рели­вания?» — Алекс от­пра­вил со­об­ще­ние, ког­да Акош ото­шёл дос­та­точ­но да­леко от не­жити, и пос­пе­шил в его сто­рону. Ли­цо дру­га ме­нялось по хо­ду чте­ния. Не­яс­но бы­ло, из-за че­го он так злит­ся и на ко­го, но то, что злит­ся – факт!
      — А у тя со­весть во­об­ще есть? — нес­мотря на гру­бый тон, не­похо­же, что Акош злил­ся на не­го. Ско­рей ему до­сад­но от то­го, что ста­рый друг ока­зал­ся прав. Как, впро­чем, всег­да.
      — До­ма на пол­ке, меж­ду гу­ман­ностью и че­лове­колю­би­ем, — от­ве­чать на ри­тори­чес­кий воп­рос за­нятие глу­пое. Од­на­ко шут­ки ра­ди мож­но, а иног­да нуж­но для раз­рядки.
      — Я не со­бира­юсь впус­тую тра­тить за­пасы ко­ман­ды! — ры­жий ко­ман­дир сде­лал су­ровое ли­цо, пол­ное серь­ёз­ности, от­че­го Алекс нап­рягся, что­бы не рас­хо­хотать­ся.
      — Не жа­дись. Пос­тавь че­рез иг­лу. Вы­иг­ра­ешь два ча­са до рас­све­та. 
      — А чё всег­да так? Где ты, там сра­зу «сду­тый хрен с граб­ля­ми в по­ле ко­ноп­ля­ном»! — раз­го­вор пе­решёл на лич­ности, а зна­чит, нас­тро­ение Ако­ша окон­ча­тель­но улуч­ши­лось. Те­перь мож­но и серь­ёз­но по­гово­рить.
      — И ещё! На­до бы их раз­де­лить. Я уве­ду смуг­лянку впе­рёд. Чуть что, ва­ли его пер­вым, — Алекс не­навяз­чи­во дал ему со­вет, ста­ра­ясь при этом осо­бо не вы­беши­вать.
      — По­нял уже! Иди, глянь мар­шрут, — Акош кив­ком ука­зал в свой муль­те­лит. — И на­до ор­га­низо­вать ох­ра­ну ра­неных, не прив­ле­кая вни­мания.
      — Нет. Пус­кай сра­зу пой­мут, что да­ром ни­кого не по­лучат. — Алекс рас­сме­ял­ся, про­цити­ровав дет­ский сти­шок, ко­торый час­то ци­тиро­вал отец: — «Вот те­перь те­бя люб­лю я, вот те­перь те­бя хва­лю я!»
      — Да иди ты в крес­тец со сво­им «люб­лю».
      — Эй! Не за­будь от­пра­вить со­об­ще­ние и на­мёт­ки мар­шру­та щег­лам, что с без­домным ос­та­лись. Мо­жет, дой­дёт. А не дой­дёт, так про­буй, по­ка не по­лучит­ся, — та­кого ве­сёло­го нас­тро­ения у Алек­са дав­нень­ко не бы­ло, хо­тя не все раз­де­ляли эту ра­дость.
      — Не на­зывай ре­бят щег­ла­ми. И на кой я тя слу­шаю? Ть­фу… — бро­ви Ако­ша сдви­нулись, об­ра­зовав склад­ку на пе­рено­сице.
      — «От­ряд Гроз­ных Дол­бо­дят­лов» слиш­ком длин­но, — от­шу­тил­ся Алекс.
      — Иди­от.
      «Как же я сос­ку­чил­ся по все­му это­му бар­да­ку!» — встре­ча с Ако­шем бу­дила нос­таль­ги­чес­кие нот­ки, ко­торые так и зве­нели в сер­дце Алек­са.
      Он быс­тро ска­чал у Али­ны про­ек­цию мес­тнос­ти, по­лучен­ную со скра­да, и на­ложил на скан Ако­ша. Про­ана­лизи­ровав но­вые раз­ру­шения, ста­ло яс­но, что кры­латая бес­тия ещё сра­жа­ет­ся. Но с кем? Мар­ке­ры охот­ни­ков по­казы­вали, что есть ещё вы­жив­шие, но они ли­бо у сар­ко­фага, ли­бо в ук­ры­ти­ях на по­вер­хнос­ти. И не по­хоже, что­бы кто-то из них про­дол­жал бой. Зна­чит, ос­та­ёт­ся не­жить, а по­тому сле­ду­ет дер­жать­ся как мож­но даль­ше от мест сты­чек. С дру­гой сто­роны, Алек­су хо­телось имен­но ту­да, что­бы упо­ко­ить на­веч­но бес­смертных под­ранков. Но ос­тавлять ра­неных в ком­па­нии Бог­да­на и Кос­ти­ка слиш­ком опас­но. Хо­рошо, что в ко­ман­де Ако­ша есть стиг­вер. Не­жить эту бра­тию силь­но не лю­бит. 
      Ор­га­низо­вать «вы­полз» из кос­тёль­ных под­зе­мелий ока­залось не труд­но. Алекс взял на се­бя труд пас­ту­ха, от­ве­дя Ако­шу роль ла­ющей со­баки и кну­та.
      — Смот­рю, у те­бя от­личный стиг в ко­ман­де, — за­вёл раз­го­вор Алекс.
      — Не та­кая, как на­ша Ка­тюша бы­ла, но справ­ля­ет­ся. Кста­ти, я тут Се­рёж­ку в зве­рин­це встре­тил. Маль­чиш­ка сов­сем вы­рос.
      — Те­бя-то ка­ким вет­ром к зверью по­нес­ло? Служ­ба? — Алекс прек­расно пом­нил, что у дру­га «ал­лергия» на чис­токров­ных, ко­торая вы­ража­лась в по-са­дист­ски жес­то­ком от­но­шении к ним.
      — А то ж! Хм… при­каза­ли ищей­ку най­ти. Вот тва­ри и под­су­нули Се­рёж­ку.
      — Он без мам­ки да­же но­сок не мог най­ти. Ка­кая с не­го ищей­ка? Хо­тя приз­наю, нос­ки жуть ка­кие шус­трые. Ес­ли уз­лом не свя­зать, сра­зу раз­бе­га­ют­ся да пря­чут­ся по­оди­ноч­ке. И ведь пой­ма­ешь од­но­го, он ос­таль­ных не вы­даст, хоть в бах­ро­му рас­пускай, — ми­мохо­дом Алекс на­кидал нес­коль­ко об­ходных мар­шру­тов, на слу­чай стол­кно­вения с бес­ти­ей или ещё кем. — Вот, глянь. Здесь смо­жете прой­ти? Как те­бе во­об­ще уда­лось столь­ко на­роду с этой бой­ни вы­тащить?
      — Кай, Пи­то ор­га­низо­вали це­поч­ку пор­та­лов со сво­ими ре­бята­ми, что­бы по­мочь Ан­не с пе­рено­сом ра­неных. А по­ка удер­жи­вали путь, сло­вили уро­на не сла­бо. Не ду­маю, что ско­ро очу­ха­ют­ся. Так что на пор­та­лы не рас­счи­тывай. Сво­ими си­лами справ­лять­ся бу­дем.
      — То-то мне ро­жи зна­комые ме­рещи­лись. Ок­ле­ма­ют­ся – пе­реда­вай от ме­ня при­вет. Во­об­ще, ты хо­рошо прис­тро­ил­ся: и мар­ме­лад, и шо­колад, и зе­фирин­ка. А что, из дев­чо­нок толь­ко стиг­вер? Нор­маль­ных жен­щин, где дер­жишь? И че­го они в те­бе на­ходят? У те­бя ж шар­ма, как в штан­ге, упав­шей на но­гу. Од­ним ви­дом на мат про­шиба­ешь.
      — За­виду­ешь? Вот по­это­му тя все бро­са­ют. Ты во­об­ще гра­ниц не чу­ешь, не зна­ешь, ког­да зат­кнуть­ся на­до. Для та­ких, при­дума­ли без­звуч­ный ре­жим, так что дер­жи го­вориль­ню на кон­тро­ле. Иль ты по раз­би­той мор­де ску­ча­ешь?
      — Ещё как. А то опух­шую ро­жу толь­ко с пе­репоя в зер­ка­ле ви­жу. Хо­тя нет, не ви­жу. С пе­репоя в мо­ем зер­ка­ле во­об­ще ник­то не от­ра­жа­ет­ся. Да и зер­ка­ла нет, так – фоль­га от шо­колад­ки.
      В от­вет Акош лишь хмык­нул. На­до от­дать ему дол­жное: лю­дей он быс­тро ор­га­низо­вал, раз­да­вая оп­ле­ухи и по­гоняя сло­вом ма­тер­ным. Но как ко­ман­дир слиш­ком не­даль­но­вид­ный и по­рывис­тый. Ему про­ще са­мому в огонь бро­сит­ся, чем смот­реть со сто­роны, раз­да­вая ука­зания.
      — Где столь­ко па­фоса от­хва­тил? В ус­та­ве, что ль?
      — Ага. Ус­тав чти или в бу­бен по­лучи! — фра­за Ако­ша проз­ву­чало пе­чаль­но. 
      — Дашь гля­нуть, что­бы бы­ло над чем пор­жать.
      То, что Акош не бро­сил­ся на за­щиту ус­та­ва, о мно­гом го­вори­ло — «Вся эта ша­раш­ки­на кон­то­ра, ко­торая так вне­зап­но раз­рослась до раз­ме­ров ма­лень­кой ар­мии, как бы­ла па­роди­ей на гвар­дию, так ей и ос­та­лась. Од­ни толь­ко за­щит­ные кос­тю­мы эпо­хи раз­ру­шений с не­кото­рыми до­работ­ка­ми – смех и толь­ко. Раз­ве что оди­нако­вые, не мар­кие и де­шёвые. А эти на­шив­ки. Сколь­ко па­фоса во всём этом сим­во­лиз­ме. Спи­сан­ное старьё до ума до­водить се­бе до­роже. Луч­ше бы на но­вые гад­же­ты ра­зори­лись бы. Да и на­родец в охот­ни­ках так се­бе. Кто ещё ре­шит­ся раз­гу­ливать в од­ной ком­па­нии с век­то­ром или стиг­ве­ром? Уж точ­но не из при­лич­ных, ува­жа­ющих се­бя, граж­дан».
      Ми­нут че­рез де­сять ком­па­ния охот­ни­ков и не­жити упёр­лись в ту­пик. С од­ной сто­роны – про­валив­ший­ся в тон­нель сек­тор быв­ших склад­ских по­меще­ний ба­зы, с дру­гой – сте­на с об­ва­лив­шей­ся лес­тни­цей. Ако­шу уда­лось пе­реки­нуть­ся со­об­ще­ни­ями с груп­пой без­домно­го, и те дол­жны бы­ли от­крыть путь где-то в этом мес­те. Приш­лось по­дож­дать с пол­ча­са, преж­де чем сте­на в ту­пике зад­ро­жала и об­ва­лилась, об­ра­зовав про­ход на­ружу. Све­жий воз­дух вор­вался в про­лом, сме­шав­шись с ка­мен­ной пылью. С од­ной сто­роны, это бы­ло хо­рошо, по­тому как сквоз­няк тя­нул на­ружу за­пах ра­неных лю­дей, сни­жая риск на­паде­ния Али­ны и Бог­да­на, с дру­гой – он мог прив­лечь кры­латую тварь, что ста­ло бы боль­шой проб­ле­мой. По­это­му Алекс до бо­ли в гла­зах вгля­дывал­ся в ска­нер ана­лизи­руя из­ме­нения.
      Од­на от­метка го­рела сов­сем ря­дом. Нес­мотря на то, что дви­жения не бы­ло, са­мо при­сутс­твие не­из­вес­тной тва­ри в та­кой бли­зос­ти мог­ло ока­зать­ся опас­ным. По­ка «чер­но-бу­рые» охот­ни­ки пе­реби­рались че­рез про­лом, Алекс ре­шил оза­дачить Бог­да­на по­доз­ри­тель­ной от­меткой. В кон­це кон­цов, не сто­ит да­вать не­жити слиш­ком мно­го вре­мени, что­бы ор­га­низо­вать ка­кую-ни­будь па­кость.
      — На­поми­на­ет че­лове­чес­кую фи­гуру, тем­пе­рату­ра ни­же трид­ца­ти пя­ти гра­дусов, ко­леба­ния вок­руг ми­нималь­ны… — приш­лось объ­яс­нять «смуг­лянке» шиф­ро­ван­ные дан­ные. — Ес­ли не­жить, то, воз­можно, за­та­ил­ся или от­ды­ха­ет. Ес­ли че­ловек, то ли­бо уми­ра­ющий, ли­бо ещё не ос­тывший труп. На­до бы про­верить!
      Ли­цо Бог­да­на ста­ло оза­дачен­ным, ви­димо, раз­мышлять над чем-то для не­го – это му­ка и ску­ка не­сус­ветная. «Че­ловек дей­ствия, всег­да на низ­ком стар­те, го­товый к лю­бым пос­тупкам» — дав про се­бя крат­кую ха­рак­те­рис­ти­ку бес­смертно­му, Алекс улыб­нулся. Бог­дан в это вре­мя уже пе­реби­рал­ся че­рез за­вал лов­ко и быс­тро, слов­но бро­дячий кот на про­гул­ке. Воз­ле наг­ро­мож­де­ния ка­мен­ных об­ломков «смуг­лянка» ос­та­новил­ся, поз­во­лив наг­нать се­бя. С это­го мес­та бы­ло вид­но раз­би­тое те­ло без приз­на­ков жиз­ни.
      «Ес­ли без­на­дёж­но, то мож­но от­дать на корм не­жити», — по­думал Алекс, про­тис­ки­ва­ясь сквозь за­вал.
      Те­ло при­над­ле­жало де­вуш­ке с длин­ны­ми тем­ны­ми во­лоса­ми, зак­ры­вав­ши­ми ли­цо и часть об­на­жён­но­го те­ла. Ког­да он нак­ло­нил­ся, что­бы про­верить пульс, то по­каза­лось, что та вздрог­ну­ла.
      «От­лично. Ка­жет­ся, ещё жи­ва», — по­раз­мыслив нем­но­го, Алекс снял с се­бя тол­стов­ку и на­дел на неё, за­од­но оце­нив по воз­можнос­ти серь­ёз­ность пов­режде­ний. — «Стран­но. Толь­ко ца­рапи­ны, си­няки… уши­бы. На вид, ни­чего серь­ёз­но­го. Но мо­гут быть внут­ренние пов­режде­ния».
      От­ки­нув во­лосы с ли­ца де­вуш­ки, Алекс за­метил ме­тал­ли­чес­кий ошей­ник на её шее и тут же по­пытал­ся снять. Не по­лучи­лось. Он ощу­пал же­лез­ку со всех сто­рон и по­нял, что сза­ди в шею вот­кну­ты ме­тал­ли­чес­кие шты­ри, ви­димо, что­бы обез­дви­жить жер­тву. А спе­реди ка­кая-то конс­трук­ция, по­хожая на об­ло­ман­ный кра­ник. Пос­ле бе­зус­пешных по­пыток ос­во­бодить шею нес­час­тной от ошей­ни­ка, из об­ломка на­чала со­чить­ся кровь. Алекс раз­мо­тал ра­нен­ную ла­донь и пос­та­рал­ся нас­пех пе­рек­рыть «кра­ник». За­тем под­хва­тил де­вуш­ку, за­кинув её ру­ку на пле­чо, и, креп­ко дер­жа за бок, вы­волок из за­вала. Ра­на на ла­дони сно­ва ста­ла кро­вото­чить. Бог­дан при­дер­жал по­косив­шу­юся пли­ту и с си­лой на­давил на по­корё­жен­ные стен­ки, что­бы уве­личить за­зор. Ког­да Алекс с но­шей на ру­ках про­тис­нулся ми­мо не­го и дви­нул­ся даль­ше, смуг­лянка от­пустил пли­ту, шус­тро от­прыг­нув в сто­рону. Вся конс­трук­ция об­ру­шилась, под­няв об­ла­ко ка­мен­ной пы­ли. Пос­ле Бог­дан заб­рался на­верх и вы­тянул Алек­са с де­вуш­кой. «Чер­но-бу­рые» за это вре­мя ус­пе­ли пе­ретас­кать поч­ти всех ра­неных. Од­на­ко охот­ни­ки сей­час ин­те­ресо­вали его ку­да мень­ше, чем дев­чонка с ошей­ни­ком. Он мно­гое ви­дел в сво­ей жиз­ни, но не та­кого из­де­ватель­ства над че­лове­ком, тем бо­лее над мо­лодень­кой де­вуш­кой, ко­торой на пер­вый взгляд не бо­лее шес­тнад­ца­ти…
      «Она же поч­ти ре­бёнок! По­уби­ваю тва­рей!» — внут­ри Алек­са все кло­кота­ло от бе­шенс­тва.
      Али­на, ви­дя, что брат силь­но расс­тро­ен, да­же взбе­шён, по­мог­ла Кон­стан­ти­ну встать и про­ковы­лять до про­лома, где наз­ре­вала бу­ря.
      — Че вста­ли? Ид­ти со­бира­етесь? — в про­ломе сте­ны по­каза­лась ры­жая го­лова Ако­ша. — Мы не бу­дем вас ждать.
      — Глянь, как удоб­но. Жи­вой бо­чонок с кровью, да­же кра­ник есть, и шты­ри в поз­вонки за­биты, что­бы не тре­пыха­лась, — за­кипал Алекс, ты­кая паль­цем в ошей­ник на шее де­вуш­ки. Кон­стан­тин гля­нул на Бог­да­на, и тот как-то стран­но за­ёр­зал. Вид у них был без­различ­ный, но при этом оба не сво­дили глаз с же­лез­ки. Оче­вид­но, они зна­ли, что это и для че­го.
      — И прав­да удоб­но. Уби­вать не нуж­но, — отоз­вался Акош и хмык­нул.
      «Вот ведь обезь­яна бес­толко­вая, да­же вник­нуть не пы­та­ет­ся. Ну, по­годи! Я те­бе все так рас­толкую, что чис­токров­ные бе­зобид­ны­ми хо­мяч­ка­ми по­кажут­ся», — по­думал Алекс.
      — Не на­ша, — ска­зал Кон­стан­тин. — Нет у нас та­ких ошей­ни­ков.
      — А у ко­го есть? — спро­сил Алекс, по­думав: «Ска­жи ещё, что не зна­ешь, что это».
      — У охот­ни­ков, — в го­лосе Бог­да­на чувс­тво­валось нап­ря­жение.
      «Нет, они точ­но зна­ют, что эта за вещь, по­это­му и нас­то­рожи­лись», — чутье Алек­са ёр­за­ло внут­ри, пре­дуп­реждая об опас­ности.
      — Лю­бой ошей­ник мож­но снять. — Али­на нак­ло­нилась к де­вуш­ке, раз­гля­дывая его. — На нем вы­биты ру­ны…
      — Не тронь! — вскрик­нул Кон­стан­тин, но бы­ло поз­дно.
      Али­на взре­вела так, слов­но схва­тилась за рас­ка­лён­ное же­лезо. Пра­вая ру­ка стре­митель­но чер­не­ла от паль­цев, ко­торые тут же осы­пались зо­лой. Ни ды­ма, ни за­паха. Толь­ко ужас в гла­зах сес­трён­ки и ис­тошные воп­ли. Кон­стан­тин прик­рикнул на Бог­да­на, и тот выс­во­бодил меч из за­щит­ной ско­бы. Алекс по­думал, что смуг­лянка ото­ропел от не­ожи­дан­ности, но тут же от­бро­сил эту мысль. Кон­стан­тин об­хва­тил Али­ну, креп­ко дер­жа в объ­ять­ях. Бог­дан вы­вер­нул ей ру­ку, что­бы не смог­ла её сог­нуть. За­тем при­ложил плаш­мя лез­вие ме­ча к краю по­тем­не­ния и нес­коль­ко раз про­вер­нул, от­ме­ряя рас­сто­яние. Удар при­шёл­ся чуть вы­ше лок­тя. Кровь из об­рубка ока­тила за­кован­ную де­вуш­ку щед­рой стру­ёй.
      — По­тер­пи, ма­лень­кая, ру­ка от­растёт. Не сра­зу, но от­растёт. А боль сей­час прой­дёт, — ус­по­ка­ивал Кон­стан­тин. — Я же го­ворю, не наш это ошей­ник. Та­кие ру­ны толь­ко Га­рольд Се­реб­ря­ный Охот­ник на сво­ём ме­че но­сил, что­бы пы­тать и уби­вать бес­смертных. Пос­ледний раз Бог­дан ви­дел их боль­ше ты­сяче­летия на­зад.
      Это объ­яс­ня­ло, по­чему оба бес­смертных за­нер­вни­чали при ви­де ошей­ни­ка. Ес­ли бы не Али­на, ник­то бы так ни­чего и не по­нял. Единс­твен­ное, что нас­то­ражи­вало, так это по­веде­ние Бог­да­на. Оп­ре­делён­но тот знал, что нуж­но де­лать.
      «По­чему меш­кал? Че­го ждал? Ес­ли бы не ок­рик Кос­ти­ка…» — воп­ро­сы за­шеве­лились в го­лове Алек­са ши­пящи­ми зме­ёны­шами. Они так и под­талки­вали к мыс­ли, что «смуг­лянка» же­лал смер­ти Али­ны.
      — И где дос­тать та­кой меч? — спро­сил Акош. Его зе­лёные гла­за ис­кри­лись от вос­торга, как бен­галь­ские ог­ни.
      «Он что, сов­сем за­был о пос­тра­дав­ших де­вуш­ках? Да, по­хоже, дет­ский мозг от­ды­ха­ет, ког­да та­рака­ны в го­лове фей­ер­верки за­пус­ка­ют», — по­думал Алекс.
      — У охот­ни­ков спро­си. Это их пы­точ­ное ору­жие как-ни­как, — Бог­дан ска­зал это с та­кой злой иро­ни­ей, что од­ним ма­хом за­тушил всю ра­дость в гла­зах Ако­ша. — Так что кто-то из ва­ших за­ковал её.
      «Нет, нет, нет. Го­лос смуг­лянки нем­но­го под­ра­гива­ет, а зна­чит, все не так прос­то». — Алекс был уве­рен, что не­жить зна­ет ку­да боль­ше, чем го­ворит. Ско­рее все­го, они до­гады­ва­ют­ся о про­ис­хожде­нии ошей­ни­ка, но вряд ли рас­ска­жут.
      — Я бы знал. Алекс, ты мне ве­ришь? — оби­жен­но про­из­нёс Акош. — По­годи, я ж ви­дел, — за­думал­ся, — сов­сем не­дав­но. Без­домный с, мать его, по­дел­ка­ми. Где эта свинья?!
      «Ви­зу­аль­ная па­мять у не­го от­менная. Ес­ли и прав­да ви­дел что-то по­хожее, то не ус­по­ко­ит­ся, по­ка не убе­дит­ся в этом» — по­думал Алекс, ког­да Акош как ош­па­рен­ный рва­нул в про­лом сте­ны.
      — Она смо­жет ид­ти? — спро­сил Бог­дан, кив­нув в сто­рону не­из­вес­тной. — Я к ней и близ­ко не по­дой­ду.
      — Не бой­ся так, а то за­гар сле­зет, ус­та­нешь поп­равлять, — ус­мехнул­ся Алекс, под­нял на ру­ки за­кован­ную де­вуш­ку и с ин­то­наци­ей муль­тяш­но­го ге­роя про­цити­ровал: — «Лю­бимая! Я те­бя по­веду к са­мому краю Все­лен­ной! Я по­дарю те­бе эту звез­ду. Све­том нет­ленным бу­дет она оза­рять нам путь в бес­ко­неч­ность… ко­неч­но… веч­но».
      На ли­це Али­ны за­иг­ра­ла улыб­ка, пря­мо как рань­ше, ког­да она бы­ла че­лове­ком. Вос­по­мина­ния, так не вов­ре­мя нах­лы­нув, выз­ва­ли ос­трое чувс­тво оди­ночес­тва. Ведь сес­тра – это все, что ос­та­лось от семьи, и он умуд­рился по­терять её. Раз­ду­мывая над сво­ими ошиб­ка­ми, он за­мет­но от­стал; ви­ной то­му не то груз на ду­ше, не то за­кован­ная де­вуш­ка на ру­ках. По­это­му на све­жий воз­дух вы­шел пос­ледним с за­мет­ным опоз­да­ни­ем.
      — Не­дол­го му­зыка иг­ра­ла… А вы кто? — ус­та­ло спро­сил Алекс, уви­дев, что охот­ни­ки, не­жить и да­же без­домный Макс-Сакс сто­ят в по­зиции «на ко­лени, ру­ки за го­лову». От­ве­та не пос­ле­дова­ло, за­то сов­сем близ­ко пос­лы­шал­ся шо­рох крыль­ев. Охот­ни­ки и бес­смертные пе­рег­ля­нулись. Не­из­вес­тные бой­цы рас­сту­пились, про­пус­тив изящ­ную зе­леног­ла­зую блон­динку с вес­нушка­ми на щё­ках.
      — Акош, ты не го­ворил, что у те­бя сим­па­тич­ная сес­трён­ка име­ет­ся, — ус­мехнул­ся Алекс.
      — Эта моль? Слиш­ком нев­зрач­ная для сес­трён­ки, — бур­кнул ры­жий охот­ник.
      Де­вуш­ка сколь­зну­ла взгля­дом по при­сутс­тву­ющим, на мгно­венье за­дер­жавшись на де­вуш­ке в ошей­ни­ке. Под­ня­ла ру­ку к яр­ко ук­ра­шен­но­му дэ­кафо­ну и от­чи­талась:
      — Да. Я уве­рена. Пе­чати у них, – па­уза. – Нет, не ус­пе­ла, ско­ро вос­ход. Ну­жен тран­спорт, — па­уза. — Взвод охот­ни­ков, Ка­лин­ник, Макс-Сакс. Один. По­ка не знаю, – па­уза. – Трое низ­ших, – па­уза. – Есть ра­неные в раз­ных сос­то­яни­ях, – па­уза. – Пе­режи­вут.
      Пос­лы­шались зву­ки приб­ли­жа­юще­гося тран­спортни­ка. Не­из­вес­тные бой­цы су­зили коль­цо.
      — Ору­жие вам не по­надо­бит­ся. Вы под на­шей за­щитой в те­чении со­рока вось­ми ча­сов. Вре­мени ма­ло. Ра­неные в пер­вую оче­редь, ос­таль­ные сле­дом. С воп­ро­сами и прось­ба­ми об­ра­щать­ся толь­ко ко мне. Моё имя Ка­мил­ла. Яс­но? Пос… пе… ш-ш-ши… и-ите… е-е-е!
      Ос­татки фра­зы заг­лу­шил гул тран­спортни­ка.
      Алекс ока­зал­ся в са­лоне меж­ду Ако­шем и ра­нены­ми охот­ни­ками, дер­жа на ру­ках не­из­вес­тную де­вуш­ку. Нап­ро­тив раз­мести­лись бес­смертные, мни­мый без­домный и нес­коль­ко лег­ко ра­неных охот­ни­ков.
      Не­жити тут же вко­лоли со­лид­ную до­зу тем­ной жид­кости, а охот­ни­ками за­нимал­ся жи­лис­тый муж­чи­на, по за­маш­кам – во­ен­врач.
      — Му­жик! Не пос­мотришь? — ок­рикнул его Алекс, ки­вая на де­вуш­ку.
      — Теп­ло и по­кой, — не гля­дя, отоз­вался тот. Дос­тал из уг­лубле­ния плед и ки­нул Ако­шу. — Нак­рой­те ее.
      Рас­све­та Алекс не уви­дел, но про­чувс­тво­вал каж­дой кле­точ­кой ус­тавше­го те­ла.
      «…
      Алекс, прик­рыв ве­ки, ощу­тил неп­ри­ят­ную виб­ра­цию, и, не от­кры­вая гла­за, на­щупал дэ­кафон.
      — Але, — раз­дался го­лос Алек­са. Сон как ру­кой сня­ло.
      Он рез­ко встал, бе­шено вер­тя го­ловой, пы­та­ясь по­нять, что слу­чилось, и где он на­ходит­ся. От ус­та­лос­ти все вок­руг плы­ло, как в ту­мане.
      — Аль­ка! Аль­ка! Как у те­бя? — из дэ­кафо­на до­носил­ся его же го­лос.
      Алекс ос­то­рож­но под­нёс ру­ку к уху, не пе­рес­та­вая ози­рать­ся по сто­ронам.
      — Пе­рек­ры­тие взор­ва­но. Им не­куда деть­ся. Ско­ро рас­свет и ба-а-а-ар-бе-кюу-у-у-у! — го­лос Али­ны вы­рывал­ся из уст Алек­са.
      Алекс хо­тел мот­нуть го­ловой, что­бы из­ба­вить­ся от на­важ­де­ния, но по­нял, что ни­чего не мо­жет сде­лать. Он – Али­на. Вер­нее, ка­ким-то об­ра­зом ока­зал­ся в её вос­по­мина­ни­ях. И чем боль­ше пы­тал­ся что-то сде­лать, тем бо­лее раз­мы­тыми ка­зались ок­ру­жа­ющие объ­ек­ты.
      — При­вет! — Кон­стан­тин по­явил­ся слов­но из ни­от­ку­да. Ру­ки Али­ны (Алек­са) взмет­ну­лись, нап­ра­вив ору­жие на бес­смертно­го. — Не веж­ли­во ты­кать в ли­цо ма­лоз­на­комым про­хожим.
      Алекс по­чувс­тво­вал, как от стра­ха сер­дце Али­ны за­ходит­ся в бе­шеном рит­ме. Кон­стан­тин поль­зо­вал­ся шу­ан­гоу , ме­чами с крю­ком на лез­вии, и при же­лании мог ра­зор­вать жер­тву в од­но мгно­вение. Алекс по­пытал­ся по­давить чувс­тва сес­тры, но вмес­то это­го страх стал ещё боль­ше, а го­лова пош­ла кру­гом.
      — Сол­нце вот-вот вста­нет, — го­лос Али­ны проз­ву­чал вы­зыва­юще, от­да­ва­ясь звон­ким эхом в го­лове Алек­са. — Они все сдох­нут. Хо­чешь с ни­ми?
      Приш­лось сми­рить­ся с ролью сог­ля­датая и не вме­шивать­ся. В кон­це кон­цов, это прош­лое, ко­торое уже не из­ме­нить. В это вре­мя Али­на (Алекс) сде­лала нес­коль­ко выс­тре­лов, быс­тро пе­ребе­гая меж­ду опо­рами мос­та. Кон­стан­ти­на не бы­ло вид­но. Али­на (Алекс) ух­ва­тилась за выс­туп, под­тя­нув­шись, лег­ко пе­река­тилась че­рез ка­мен­ное ог­ражде­ние. Раз­бег, пры­жок, и она (Алекс) уже ка­раб­ка­ет­ся вверх по по­жар­ной лес­тни­це. В го­лове гул­ко раз­да­вались уда­ры сер­дца: впе­рёд, вы­ше, быс­трее… на кры­шу…. Пос­леднее уси­лие. Пе­ред ли­цом по­яви­лась от­кры­тая ла­донь. Али­на (Алекс) под­ня­ла го­лову, и сер­дце сжа­лось. Пру­жинис­тым дви­жени­ем, сос­ко­чив вниз на нес­коль­ко сту­пенек, рис­кну­ла пе­рес­ко­чить на бли­жай­ший бал­кон. Крюк под­сек но­гу и рез­ко по­вёл в сто­рону. Бал­кон, лес­тни­ца и кры­ша быс­тро уда­лялись. Али­на (Алекс) на уда­чу ки­нула трос с крю­ком в сто­рону лес­тни­цы. Рез­ким тол­чком па­дение прек­ра­тилось, но не­надол­го. Кре­пёж раз­ле­тел­ся от уда­ра ме­ча. Али­на (Алекс), выс­та­вив ору­жие пе­ред со­бой. Ву­уух-ву­уух-ву­уух. Выс­тре­лы по­сыпа­лись один за дру­гим.
      Га­раж, за­битый ста­рым хла­мом — не луч­шее мес­то для па­дения. Все те­ло сад­ни­ло. Али­на (Алекс) по­пыта­лась встать, но ни­чего не по­лучи­лось. Обе но­ги пос­тра­дали при па­дении. Али­на (Алекс) по­шари­ла ру­ками в по­ис­ках ору­жия и рез­ко от­дёрну­ла ру­ку, на­щупав чьи-то хо­лод­ные паль­цы, сжи­ма­ющие ме­талл.
      Че­рез про­ломан­ную кры­шу бы­ло вид­но, как прос­ветле­ло не­бо. Сол­нце вста­вало.
      Али­на (Алекс) ре­шитель­но пол­зла на свет, ког­да меч бес­смертно­го рас­сёк бед­ро и за­цепил­ся крю­ком за ре­мень, ви­димо, на­де­ял­ся под­це­пить за реб­ра, но про­мах­нулся. Ок­ро­вав­ленные паль­цы зас­коль­зи­ли по зас­тёжке в нап­расной по­пыт­ке ос­во­бодить­ся от рем­ня. Кон­стан­тин од­ним рыв­ком под­тя­нул к се­бе жер­тву, и Али­на (Алекс) по­чувс­тво­вала, как хо­лод­ные паль­цы с си­лой сжа­ли ей гор­ло. Гла­за за­щипа­ло от слез, и по щё­кам по­кати­лись круп­ные со­лёные гра­дины. С трес­ком об­ва­лилась часть конс­трук­ции, и ут­ренний свет без­жа­лос­тно по­лос­нул не­жить по ли­цу. Вскрик­нув, бес­смертный от­пря­нул в тень.
      — Сдох­нем вмес­те? — го­лос Али­ны (Алек­са) дро­жал. — Иди. Я те­бя при­лас­каю на­пос­ле­док.
      Не­воль­но выр­вался нер­вный сме­шок, и по те­лу про­бежа­ли хо­лод­ные му­раш­ки. Выб­рать­ся не пред­став­ля­лось воз­можным. Ос­та­валось дер­жать­ся как мож­но даль­ше от тем­ных мест. Из ра­ны со­чилась кровь. В го­лову лез­ли не­весё­лые мыс­ли о смер­ти, сме­шива­ясь с дет­ски­ми вос­по­мина­ни­ями о ро­дите­лях и бра­те. Тя­гучая пе­чаль, по­доб­но бо­лоту, за­тяги­вала, не ос­тавляя мес­та на­деж­де.
      — Оди­ночес­тво уби­ва­ет силь­нее ору­жия, бра­тец, — сло­ва со­жале­ния так и вер­те­лись на язы­ке. — Мне так жаль… так жаль…
      При­лете­ла во­рона и с лю­бопытс­твом ста­ла раз­гля­дывать со­дер­жи­мое га­ража, пе­рес­ка­кивая с од­но­го мес­та на дру­гое. Один из стел­ла­жей нак­ре­нил­ся и стал за­вали­вать­ся в сто­рону. На пол по­пада­ли бан­ки, инс­тру­мен­ты и про­чий хлам. Пти­ца спеш­но от­ско­чила в тень и тут же, ис­тошно кар­кая, за­била крыль­ями. Али­на (Алекс) по­вер­ну­ла го­лову в сто­рону кри­ков. Бес­смертный дер­жал пти­цу од­ной ру­кой, сплё­вывая пуч­ки перь­ев, вмес­то вто­рой ру­ки с пле­ча сви­сал изу­родо­ван­ный об­ру­бок. 
      По­дума­лось: «здо­рово же я те­бя за­цепи­ла». 
      Кон­стан­тин по­вер­нул го­лову в сто­рону Али­ны (Алек­са), прис­лу­шива­ясь. Уро­нив пти­цу, вы­тянул ру­ку с ме­чом, пы­та­ясь на слух за­цепить жер­тву крю­ком. „Гла­за выж­гло све­том?“ — до­гад­ка не мог­ла не ра­довать, и Али­на (Алекс) по­пыта­лась от­пол­зти даль­ше. Как на зло, за­дела по­косив­ший­ся стел­лаж, и он с гро­хотом об­ва­лил­ся. Бес­смертный вы­дер­нул её (Алек­са) в пос­ледний мо­мент, но спа­сение не дос­та­вило ра­дос­ти. Те­перь оба ока­зались в тём­ном за­кут­ке. Кон­стан­тин, скор­чившись от бо­ли, пы­тал­ся „за­тушить“ ды­мящу­юся ру­ку.
      — Бо­ял­ся ос­тать­ся без све­жего зав­тра­ка? — ус­та­ло спро­сила Али­на (Алекс). Не­из­бежность ги­бели по не­понят­ной при­чине ста­ла на­пол­нять сер­дце по­ко­ем, и ско­вывав­ший те­ло страх от­сту­пил. Хо­телось нас­ла­дить­ся пос­ледни­ми ми­нута­ми жиз­ни, нес­мотря на боль и все­ля­юще­го ужас «со­седа».
      — Не хо­чу уми­рать в оди­ночес­тве, — отоз­вался Кон­стан­тин, лё­жа у сте­ны под за­щитой ржа­вой двер­цы от древ­не­го ав­то­моби­ля, — не­дол­го ждать. К по­луд­ню здесь не ос­та­нет­ся бе­зопас­ных мест… для ме­ня.
      Али­на (Алекс) ог­ля­дела га­раж. Ря­дом ле­жали ав­то­мобиль­ные чех­лы. Она (Алекс) оце­нива­юще пос­мотре­ла на со­седа: ле­вая ру­ка отс­тре­лена в пред­плечье, пра­вая – по ло­коть про­горе­ла до кос­тей, ли­цо — хм… не бы­ло там ни­како­го ли­ца, так, бес­формен­ная мас­са. Вер­дикт: не опа­сен!
      — Мо­гу под­тя­нуть те­бе вон тот че­хол, и бу­дем кви­ты, — пред­ло­жила Али­на (Алекс), по­тянув­шись за чех­лом.
      — А не бо­ишь­ся, что заг­ры­зу?
      — Ес­ли толь­ко хвост от­растишь. А то, смот­рю, ру­ки боль­но ко­рот­ки.
      Не­бо тем­не­ло, на­пол­няя воз­дух прох­ла­дой и вла­гой.
       «Дождь?!» — Али­на (Алекс) бро­сила тре­вож­ный взгляд на не­жить, но бы­ло поз­дно. Кон­стан­тин сва­лил её (Алек­са) на бок и впил­ся в ра­ну на бед­ре. Али­на (Алекс) по­пыта­лась стрях­нуть его с се­бя и выр­вать­ся. Оне­мение ох­ва­тило бед­ро, за­тем всю но­гу, а вско­ре и все те­ло об­мякло. 
      «За­то боль­ше ни­чего не бо­лит», — про­мель­кну­ла на про­щанье уте­шитель­ная мысль.
      …»

      Те­ло за­тек­ло от дол­гой не­под­вижнос­ти. Алекс вы­тянул ру­ки вверх и по­тянул­ся. Па­да­ющую с его ко­лен де­вуш­ку лов­ко под­хва­тил Акош, при этом по­доз­ри­тель­но гля­нув по сто­ронам.
      — Ожил? Я уж ду­мал: ты в «ко­му» впал, — про­буб­нил ры­жий гро­мила, прис­тра­ивая за­кован­ную дев­чонку на преж­нее мес­то. — Тот без­домный нас про­вёл. Гли­няные по­дел­ки, что б их, все в ру­нах, как на ошей­ни­ке. Хра­пит и в ус не ду­ет, что я с не­го шку­ру сни­му.
      Алекс его не слу­шал. Слиш­ком све­жо бы­ло впе­чат­ле­ние от не­дав­не­го пог­ру­жения. Пос­мотрев на сес­тру, он ду­мал о том, что она со­вер­шенно не спо­соб­на не­нави­деть ко­го-то без при­чины. её пос­тупка­ми пра­вил страх, а не не­нависть. Он же всег­да жил не­навистью… не­навистью к не­жити, ви­дя в них без­ли­кую мас­су, ми­шени, тре­бу­ющие не­мед­ленно­го унич­то­жения. Она же нет, она сов­сем дру­гая. В её сер­дце наш­лось мес­то со­чувс­твию к чу­дови­щу, ко­торое нис­коль­ко это­го не зас­лу­жива­ло.
      Тот день он хо­рошо пом­нил. Лил дождь. Дэ­кафон сес­тры не от­ве­чал. При­ехав к ло­вуш­ке, он уви­дел пус­тую яму, плот­но зак­ры­тую бре­зен­том. Ос­мотрел сле­ды и ре­шил, что на неё на­пали. Был очень зол. А по­том поз­во­нили из боль­ни­цы. Сес­тра из­рядно пос­тра­дала, но бы­ла жи­ва. Ста­ло яс­но, что это пос­ледняя вы­лаз­ка Али­ны.
      Акош тол­кнул Алек­са лок­тём под реб­ра:
      — Прик­рой ме­ня. Я сей­час бу­ду вы­бивать… ру­ны… из это­го мас­те­ра под­де­лок.
      — Стой! Нуж­но пе­ресесть, — Алекс ука­зал на охот­ни­ков. Акош одоб­ри­тель­но кив­нул и сде­лал нес­коль­ко зна­ков «чер­но-бу­рым».
      Пос­ле ко­рот­кой воз­ни Алекс си­дел за­мыка­ющим на про­тиво­полож­ной сто­роне. Акош что есть сил пнул ста­рика в го­лень.
      — Подъ­ем! Нас­та­ло твоё вре­мя! — про­рычал Акош.
      Ста­рик ис­пу­ган­но съ­ёжил­ся и при­жал­ся к ря­дом си­дяще­му Бог­да­ну. Тот брез­гли­во стрях­нул с се­бя бро­дягу. Акош уда­рил ста­рика в жи­вот и за­тем при­жал за гор­ло к стен­ке тран­спортни­ка.
      — Го­вори! — ли­цо ры­жего охот­ни­ка пок­ры­лось баг­ро­выми пят­на­ми. Этот приз­нак сдер­жанной ярос­ти на­пом­нил Алек­су сов­мес­тные тре­ниров­ки во­семь лет на­зад. Ес­ли ста­рик не нач­нёт го­ворить, все за­кон­чится чле­нов­ре­дитель­ством.
      — О чем? Я все рас­ска­зал! Я не вру, — нев­нятное нытье, — по­жалуй­ста, — всхли­пы, — не уби­вай­те ме­ня, — зап­ри­читал Макс-Сакс.
      — О сво­их про­дел­ках! — те­ряя тер­пе­ние, про­цедил сквозь зу­бы Акош. — Ошей­ник ви­дишь? На нем та­кой же ри­сунок, как на тво­их иг­рушках. Ты от­ве­тишь за это! По­нял?!
      Стра­даль­чес­кая гри­маса ста­рика сме­нилась за­ин­те­ресо­ван­ностью. Чутье Алек­са на это сре­аги­рова­ло край­не нас­то­рожен­но. Од­на­ко тре­вогу бить по­ка ра­но.
      — Я сог­ла­сен де­лить­ся! Пять ты­сяч драг­фунтов (Ɖ£ ) вам, пят­надцать мне. Это спра­вед­ли­во! Я про­вер­нул де­ло… по­терял вы­сокок­лас­сно­го на­пар­ни­ка.
      Акош от­пустил Мак­са-Сак­са. И тот, улы­ба­ясь, кив­нул в знак бла­годар­ности. Выг­ля­дело это как от­кро­вен­ный под­ха­лимаж.
      — Нас на­няли вык­расть пе­чати из ка­мен­но­го гро­ба. Ос­таль­ное нас не ка­са­ет­ся. Ла­на ус­пе­ла вы­тащить че­тыре. По­том её схва­тили бес­смертные, и, – па­уза, – ста­рик сде­лал пе­чаль­ное ли­цо, — она бы­ла от­личной во­ров­кой. Луч­шей из тех, с кем до­води­лось ра­ботать. А ка­кая гиб­кая, – всхли­пы.
      — Кто на­нял? От­ве­чай! — Акош не­довер­чи­во смот­рел на мни­мого без­домно­го.
      — Бо­гатый ста­рик, в хо­рошем кос­тю­ме, с ку­чей прих­вос­тней, весь та­кой, … не тронь. «Орэ­ву­ар, мон ами», — ста­рик сде­лал ма­нер­ный жест. — Наз­вался… эм-м-м.
      — Крис Маль­тис, — от­ве­тили Акош и Бог­дан в один го­лос и не­доб­ро ус­та­вились друг на дру­га. Это имя по­каза­лось Алек­су зна­комым. Он нап­ряг па­мять, вспо­миная, ко­го из кон­тра­бан­дистов мог­ла за­ин­те­ресо­вать по­доб­ная ра­бота.
      — Точ­но! — об­ра­довал­ся вор. — Зна­комы с ним?
      — Что за­мер­ли? Влю­бились? Глаз друг с дру­га не сво­дите, — всту­пил в раз­го­вор Алекс. — То­же мне наш­ли вре­мя.
      — Крис Маль­тис на­вёл нас на это ук­ры­тие, — не­хотя от­ве­тил Акош и воп­ро­ситель­но гля­нул на Бог­да­на.
      — Маль­тис рас­ска­зал со­вету ста­рей­шин о сар­ко­фаге, — не­оп­ре­делён­но по­жал пле­чами Бог­дан. — У нас ему не осо­бо ве­рят. А у вас?
      — Он наш ос­ве­доми­тель. Ему пла­тят за ин­форма­цию. Но в этом де­ле у не­го, по­хоже, свой ин­те­рес.
      Все пос­мотре­ли на Мак­са-Сак­са.
      — Что-то не ве­рит­ся в твоё ЧИС­ТО­СЕР­ДЕЧНОЕ приз­на­ние… — Акош за­думал­ся, ви­димо, вспо­миная имя ста­рика. — Макс… Мо­жет, ты су­ме­ешь быть убе­дитель­ней?
      — Вы­ходит, это лю­ди Маль­ти­са. По­нят­но, по­чему все дер­жатся от неё по­даль­ше. — Алекс кив­нул на не­из­вес­тную. Что ж, как ни кру­ти, все кон­цы у бес­смертных. Этот Крис Маль­тис — из­вес­тный прой­до­ха.
      Макс тут же вос­поль­зо­вал­ся мо­мен­том, что­бы от­влечь вни­мание от сво­ей пер­со­ны.
      — При­вет! Ме­ня зо­вут Макс, Макс-Сакс, а те­бя? Мо­жешь го­ворить? — ста­рик об­ра­щал­ся к за­кован­ной де­вуш­ке.
      Та с ми­нуту смот­ре­ла в гла­за ста­рика. По­том заж­му­рилась и ста­ла во­дить паль­цем по ко­лену. Все вни­матель­но сле­дили за дви­жени­ями, в тщет­ной по­пыт­ке по­нять, что она пы­та­ет­ся им ска­зать.
      — Крис Маль­тис. Ты зна­ешь ко­го-ни­будь с та­ким име­нем?! — спро­сил Акош, те­ряя тер­пе­ние. — Это он на­дел ошей­ник?!
      Де­вуш­ка пос­мотре­ла на Ако­ша, по­том её взгляд под­нялся вы­ше и за­мер по­верх его го­ловы. Ры­жий охот­ник обер­нулся и уви­дел вес­нушча­тое ли­цо де­вуш­ки.
      — При­были! Все на вы­ход! — ско­ман­до­вала Ка­мил­ла.

Снос­ки:

[1] Кра­шить – (от англ. crash - ава­рия, кру­шение, крах) - ру­шить, раз­ру­шать прог­рам­мное обес­пе­чение пу­тем взло­ма сис­те­мы.
[2] Же­доб­ля – Жест Доб­рой во­ли.
[3] Шу­ан гоу – ки­тай­ское пар­ное хо­лод­ное ору­жие в ви­де ме­ча с крю­ком, дос­ловный пе­ревод: пар­ные крю­ки.
[4] Драг­фунты (Ɖ£) – од­на из трех де­неж­ных еди­ниц в ми­ре Ге­ун­ка­она. Су­щес­тву­ют так же: драг­зло­ты (ƉƵ) и дра­гуни (ƉҰ) . Са­мыми рас­простра­нен­ны­ми яв­ля­ют­ся дра­гуни, а са­мыми по­пуляр­ны­ми драг­зло­ты.
Курс об­ме­на: 
1 ƉƵ = 400 ƉҰ
1 Ɖ£ = 4 000 ƉƵ
1 Ɖ£ = 1 600 000 ƉҰ



Эль`Рау

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги