Геункаон: Гроб хрустальный.

Размер шрифта: - +

1.6. Акош.

Персонаж: Акош.
Место: горный курортный комплекс.
Время местное:  11:35 (Закат: 21:38).
Дата: Пятница 21 апреля 302-й год от рождения Ока. 


      — Ок­на ос­на­щены спе­ци­аль­ным пок­ры­ти­ем, за­щища­ющим от опас­ных ви­дов сол­нечно­го из­лу­чения… — объ­яс­ня­ла на хо­ду Ка­мил­ла. — Вас рас­по­ложат в ма­лом кры­ле… с од­ним об­щим за­лом, ку­да вы­ходят де­сять спа­лен. Каж­дая спаль­ня обо­рудо­вана собс­твен­ным са­нуз­лом и гар­де­роб­ной. Там же име­ет­ся че­тыре лод­жии с от­дель­ны­ми вы­хода­ми: в об­щий зал и смеж­ные спаль­ни. В об­щем за­ле ус­та­нов­лен фон­тан с эк­зо­тичес­ки­ми рыб­ка­ми и сад с прек­расны­ми рас­те­ни­ями. Обед бу­дет пред­ло­жен вам в два ча­са дня. До это­го вре­мени вы мо­жете вос­поль­зо­вать­ся ба­ром, ко­торый рас­по­ложен в об­щем за­ле. Все ба­ры ком­плек­са ос­на­щены мо­биль­ной кух­ней и хо­лодиль­ни­ком с за­пасом сур­ро­гата. В об­щем за­ле, а так­же спаль­нях, раз­ме­щены средс­тва свя­зи с об­слу­жива­ющим пер­со­налом. Все ра­бот­ни­ки ком­плек­са име­ют об­ра­зова­ние на уров­не млад­ше­го и сред­не­го ме­дицин­ско­го пер­со­нала.
      — Тог­да, мо­жет, по­може­те ей? — спро­сил Алекс, ко­торо­му, ви­димо, на­до­ело тас­кать на ру­ках дев­чонку в ошей­ни­ке.
      Акош мог толь­ко по­сочувс­тво­вать. Ему са­мому сей­час не очень-то ком­фор­тно. Охот­ни­ков взя­ли в плен. Хоть и на­зыва­ют гос­тя­ми, но все сна­ряже­ние и ору­жие заб­ра­ли.
      — Бе­зус­ловно. По­можем, как толь­ко при­будет со­от­ветс­тву­ющий дан­ной об­ласти зна­ний спе­ци­алист, — Ка­мил­ла мно­гоз­на­читель­но пос­мотре­ла на без­домно­го и спро­сила: — Ва­ша спут­ни­ца… Ла­на. Же­ла­ете, что­бы мы ра­зыс­ка­ли и дос­та­вили её к вам?
      — Не ду­маю, что это воз­можно. Она по­гиб­ла, — изоб­ра­зив скор­бную ми­ну, ста­рик про­вёл ру­кой по ще­ке, как бы сма­хивая не­сущес­тву­ющую сле­зу.
      — По­чему вы так уве­рены в её смер­ти? — го­лос Ка­мил­лы проз­ву­чал скеп­ти­чес­ки.
      — Я был бы счас­тлив оши­бить­ся, но шан­сы на спа­сение слиш­ком ма­лы. Для ме­ня это та­кая по­теря, та­кой удар. Не мо­гу да­же ду­мать о ней сей­час, — под­бо­родок ста­рика зад­ро­жал. — Она бы­ла мне как дочь.
      Ка­мил­ла под­ня­ла вверх ру­ку, пре­секая по­ток при­чита­ний.
      — Мы приш­ли! — на вес­нушча­том ли­це де­вуш­ки Акош за­метил тень об­легче­ния.
      Ши­рокий ко­ридор упи­рал­ся в зер­каль­ную сте­ну, ук­ра­шен­ную пес­кос­труй­ным ри­сун­ком, изоб­ра­жа­ющим сце­ну бит­вы Пер­сея и Гор­го­ны. Ка­мил­ла лёг­ким дви­жени­ем раз­дви­нула две цен­траль­ные па­нели и сде­лала приг­ла­ша­ющий жест.
      Боль­шой зал имел фор­му мно­гог­ранни­ка, в цен­траль­ной час­ти ко­торо­го сто­ял фон­тан, а вок­руг не­го, уто­пая в зе­лени, скры­вались круг­лые и оваль­ные сто­лики цве­та мо­рёно­го де­рева с пле­тёны­ми крес­ла­ми вок­руг. С ле­вой сто­роны на­ходи­лось воз­вы­шение на ма­нер по­ди­ума или не­боль­шой сце­ны. Там же кра­сова­лась стой­ка ба­ра из чёр­но­го мра­мора, ук­ра­шен­но­го крас­ным ко­рал­лом. Из-за по­тол­ка в ви­де ку­пола из мно­жес­тва стек­лянных сек­то­ров зал на­поми­нал оран­же­рею.
      — Ос­то­рож­но! Сту­пень­ки, — пос­лы­шал­ся бод­рый муж­ской го­лос.
      Мо­лодой муж­чи­на в чёр­ной ки­тай­ской ру­баш­ке с ри­сун­ком в ви­де крас­но­го ко­рал­ла по­дал Ка­мил­ле ру­ку, стоя у ниж­ней сту­пень­ки. Акош рань­ше не ви­дел лю­дей с та­ким цве­том глаз: жёл­тые с крас­ны­ми про­жил­ка­ми. Ря­дом с ним в один ряд сто­яло ещё нес­коль­ко че­ловек.
      — Ра­да пред­ста­вить вам Эри­ка, ва­шего бар­ме­на. Он об­ла­да­ет ис­клю­читель­ным та­лан­том в при­готов­ле­нии раз­личных блюд и на­пит­ков. В его обя­зан­ности вхо­дит вни­матель­ная за­бота о гос­тях и гра­мот­ное уп­равле­ние пер­со­налом. — Ка­мил­ла сде­лала не­боль­шую па­узу и про­дол­жи­ла зна­комить с прис­лу­гой.
      Эрик пок­ло­нил­ся, при­вет­ли­во улы­ба­ясь.
      — Ва­ши слу­жан­ки: Ма­рина, Ари­на, Ка­рина. В их обя­зан­ности вхо­дит по­давать и уби­рать блю­да во вре­мя тра­пезы, под­держи­вать по­рядок в апар­та­мен­тах, пе­реда­вать рас­по­ряже­ния про­чему об­слу­жива­юще­му пер­со­налу. 
      Де­вуш­ки в длин­ных чер­ных ци­пао с ри­сун­ком в ви­де крас­но­го ко­рал­ла, как у бар­ме­на, син­хрон­но пок­ло­нились, об­на­жив улыб­кой ос­трые края клы­ков.
      — Да­вид и Юлий обес­пе­чат вам бе­зопас­ное пре­быва­ние. — Двое муж­чин в се­рых пи­жамо­вид­ных одеж­дах кив­ну­ли в под­твержде­ние ска­зан­но­го. — Вы мо­жете отос­лать прис­лу­гу и выз­вать в лю­бой мо­мент, свя­зав­шись с Эри­ком, или че­рез внут­реннюю сис­те­му свя­зи. При­ят­но­го вам от­ды­ха!
      Ка­мил­ла под­ня­лась по сту­пень­кам и, кив­нув на про­щанье, сдви­нула зер­каль­ные па­нели. Акош об­легчён­но вздох­нул. Офи­ци­оз, с ко­торым ко­нопа­тая моль го­вори­ла, на­бил ос­ко­мину. А глав­ное, она тре­щала без умол­ку, что и сло­во не вста­вить. Лов­кая тварь при­вела их в это мес­то без ка­ких-ли­бо воз­ра­жений, точ­но кры­солов де­тишек.
      — Мы ра­ды слу­жить вам! — ска­зал Эрик и сде­лал знак де­вуш­кам. — Слу­жан­ки по­могут вам…
      — Стоп! Го­лова пух­нет от всех этих, мать ва­шу, лю­без­ностей, — пе­ребил бар­ме­на Акош. Он не со­бирал­ся иг­рать в «са­нато­рий» и рас­слаб­лять­ся.
      — Вы ус­та­ли. Не бу­дем ме­шать ва­шему от­ды­ху. — Эрик по­дал знак и слу­жан­ки, пок­ло­нив­шись, ис­чезли. — Спе­шу на­пом­нить, что гос­по­дин Маль­тис на­мерен лич­но на­вес­тить вас в бли­жай­шее вре­мя. Же­ла­ете, что­бы я пре­дуп­ре­дил о его при­ходе?
      — О-БЯ-ЗА-ТЕ-Л-Л-ЛЬ-НО! — отоз­вался Алекс и, ог­ля­дев­шись по сто­ронам, спро­сил: — Здесь есть что-ни­будь по­есть… ммм… для лю­дей?
      «Ко­му что, а это­му толь­ко б жрать!» — на са­мом де­ле Акош не злил­ся на дру­га, да­же был рад, что тот не из­ме­нил­ся за пос­ледние го­ды. Алекс мно­го раз го­ворил о том, что у лю­дей есть «кноп­ка го­лода» , ко­торая у не­го за мес­то «ца­ря» в го­лове. И это — чис­тая прав­да!
      — В ба­ре име­ет­ся мо­биль­ная кух­ня. Я мо­гу при­гото­вить для Вас что-ни­будь на ваш вкус. Са­лат из мо­реп­ро­дук­тов для по­выше­ния…
      — Нет! — ряв­кнул Акош, окон­ча­тель­но те­ряя тер­пе­ние. — Ис­чезни. Са­ми спра­вим­ся и сог­ля­дата­ев в се­ром прих­ва­ти. По­надо­битесь — по­зовём!
      Эрик с не­из­менной улыб­кой веж­ли­во пок­ло­нил­ся и ис­чез. Ох­ранни­ков то­же не бы­ло вид­но. От­ветс­твен­ность за жиз­ни охот­ни­ков да­вила тя­желым гру­зом на Ако­ша, зас­тавляя нер­вни­чать. Все они по­лага­ют­ся на не­го, ждут ка­ких-ли­бо дей­ствий и при­казов. 
      «Для на­чала нуж­но по­забо­тить­ся о ра­неных» — по­думал он и от­дал рас­по­ряже­ние раз­бить­ся на груп­пы и за­нять ком­на­ты. Толь­ко Кай и Пи­то ос­та­лись в за­ле по­бол­тать с Алек­сом. Как-ни­как они то­же рей­ди­ли в его ко­ман­де. 
      Не­жити от­ве­ли две край­ние ком­на­ты. От­дохнуть и наб­рать­ся сил нуж­но всем. Кто его зна­ет, что ещё слу­чит­ся. А в ос­таль­ном Акош со­бирал­ся при­думать план дей­ствий к то­му вре­мени, как при­дёт Маль­тис.
      — Бу­дем тор­го­вать­ся, — ска­зал он, нап­равля­ясь в сто­рону Мак­са-Сак­са, ко­торый оза­ботил­ся ва­зой с фрук­та­ми и вы­соким ста­каном зо­лотис­то­го на­пит­ка. — Ме­шок с по­дел­ка­ми на стол. Быс­тро!
      — А нет меш­ка. Эти… хм… ре­бята заб­ра­ли, — от­ве­тил ста­рик, не мор­гая гля­дя в гла­за ры­жему охот­ни­ку.
      Кровь по­бежа­ла по ве­нам быс­трее, ра­зог­ре­вая те­ло охот­ни­ка. Это при­ят­ное ощу­щение пу­гало Ако­ша, на­поми­ная о зверье. Он чувс­тво­вал пы­ла­ющую ярость, на­пол­ня­ющую си­лой каж­дый мус­кул, и за­мер, ско­ван­ный стра­хом. С тех пор, как по­яви­лась эта мет­ка, не­дове­рие к сво­ему те­лу ста­ло обыч­ным сос­то­яни­ем, как и страх по­терять че­лове­чес­кий об­лик. Сколь­ко бы ана­лизов не сда­вал, так и не смог убе­дить се­бя, что это­го не про­изой­дёт.
      Стран­ное чувс­тво – буд­то сто­ишь пе­ред дверью, ко­торую не хо­чешь от­кры­вать – глу­боко за­село в соз­на­нии Ако­ша. А все по­тому, что он зна­ет: там зверь, ко­торый ждёт шан­са выр­вать­ся на­ружу. И уй­ти нель­зя. От­сту­пишь, от­вернёшь­ся на миг, и дверь раз­ле­тит­ся в щеп­ки, вы­пус­тив все, что спря­тано за ней.
      — Крис Маль­тис — из­вес­тный сноб и пе­дант. Уго­вор был на пол­ный ком­плект пе­чатей, а ты до­был толь­ко че­тыре, хм… Он лич­но бу­дет те­бя уби­вать или сви­те от­даст на за­баву? — иро­нич­но за­метил Бог­дан.
      — Меш­ка нет, но пе­чати при мне, — ста­рик за­су­етил­ся, вы­тас­ки­вая из по­яс­но­го тай­ни­ка гли­няные плас­ти­ны.
      Лжи­вая на­тура ста­рикаш­ки на­чала смер­деть гнилью. Да­же воз­дух вок­руг не­го сгус­тился, слов­но ски­сая.
      — Бу­дем тор­го­вать­ся! — пов­то­рил Акош. — Ска­жем, что пос­леднюю пе­чать от­да­дим при осо­бых ус­ло­ви­ях.
      Ста­рик хи­хик­нул, и Акош вле­пил ему под­за­тыль­ник.
      — По­лег­ча­ло? — ос­ве­домил­ся Бог­дан. — Что за «осо­бые» ус­ло­вия?
      Не бы­ло за­мет­но, что бес­смертных это дей­стви­тель­но ин­те­ресу­ет. Ско­рее все­го, смуг­лянке ста­ло скуч­но. В от­ли­чие от Алек­са, Акош не пи­тал не­навис­ти к не­жити. Будь то зом­би или бес­смертные, все рав­но. По­кой­ни­ки, они и есть по­кой­ни­ки: скуч­ные, за­нуд­ные, пред­ска­зу­емо-опас­ные.
      — Ли­бо рас­ска­жет всю прав­ду, ли­бо унич­то­жу пе­чать, — от­ве­тил Акош, хо­тя и не ви­дел смыс­ла объ­яс­нять что-то.
      — Что ж вы сра­зу не ска­зали, что она у вас, — ожи­вил­ся Макс-Сакс. По спи­не Ако­ша про­бежа­ла неп­ри­ят­ная вол­на. То, что этот ста­рый про­ныра за­ин­те­ресо­вал­ся «сдел­кой», нас­то­ражи­вало. Как пра­вило, та­кие лю­ди го­товы ур­вать ку­сок там, где и взять-то не­чего.
      — Нет её. Блеф все это, — Акош нах­му­рил­ся. — А даль­ше… как кри­вая вы­ведет.
      — Сла­бень­кий стрит вы­дать за ка­ре, на­де­ясь, что про­катит! Да ты, па­рень, ни­как пер­воклас­сный иг­рок, — съ­яз­вил Макс-Сакс и за­мур­лы­кал се­бе под нос:
      Иг­рок, иг­рок… и вы­бор твой.
      Пан иль про­пал — от­вет прос­той.
      Иг­рок, иг­рок… зло­вещий миг.
      Те­бе ре­шать: иг­рать, как жить.
      Иг­рок, иг­рок… от­веть опять.
      Го­тов ли жизнь на став­ку по–ме-ня-я-я-ять?
      Акош нап­рягся всем те­лом. Кровь кло­кота­ла, а ру­ки так и че­сались раз­да­вить «пе­вуна». Да­же дес­ны зас­вербе­ли от же­лания при­бить его.
      — Маль­тис да­ёт не­жити на­вод­ку на сар­ко­фаг, и те его кра­дут, по­том на­нима­ет во­ров, что­бы об­чистить со­дер­жи­мое, и со­об­ща­ет охот­ни­кам, где ис­кать про­пажу. А по­ка охот­ни­ки и не­жить де­рут­ся за сар­ко­фаг… ммм… — Алекс выг­ля­дел оза­дачен­ным. — Че­го-то не хва­та­ет.
      — Дра­кули­та и ошей­ник, — под­ска­зал Бог­дан. 
      Все пос­мотре­ли на ошей­ник, по­том на пе­чати. Ри­сунок и в са­мом де­ле очень по­хож. Акош по­думал, что ста­рикаш­ка зна­ет ку­да боль­ше, чем го­ворит. Вот толь­ко прав­ду при­дёт­ся вы­кола­чивать си­лой, про­се­ивая тон­ны лжи, а на это вре­мени нет. Ос­та­ёт­ся толь­ко дев­чонка, но вид у неё не очень-то здо­ровый. То­го гля­ди пом­рёт.
      — Зна­ешь, что это та­кое? — Акош под­нёс пе­чать к ли­цу де­вуш­ки. — Мо­жешь ска­зать? 
       Не­из­вес­тная прис­таль­но смот­ре­ла в гла­за ры­жего охот­ни­ка, по­том пе­реве­ла взгляд на пе­чать. С тру­дом под­няв ру­ку, ука­зала на шею.
      — Из­де­ва­ешь­ся?! — нот­ки от­ча­янья заз­ве­нели в го­лосе Ако­ша.
      — Бес­смыс­ленно! Ка­кой толк её спра­шивать? От­ве­тить все рав­но не мо­жет. При­дёт сно­бяра, на­веша­ет лап­ши на уши и вил­ку не пред­ло­жит. — Бог­да­ну, ви­димо, на­до­ели все эти доп­ро­сы и го­лово­лом­ки. — Пой­ду спать! При­дёте уби­вать — не бу­дите!
      «Сдул­ся-та­ки смуг­лянка …» — Акош за­метил, что по­веде­ние Бог­да­на из­ме­нилось с мо­мен­та при­бытия в это мес­то. Вся его бод­рость и нас­мешли­вость рас­та­яли, ус­ту­пив мес­то рав­но­душ­но­му спо­кой­ствию. Слов­но ис­точник энер­гии, пи­та­ющий его, стал да­вать сбои и вот-вот от­клю­чит­ся. А мо­жет, Ако­шу толь­ко по­каза­лось, и это лишь обыч­ная сон­ли­вость, выз­ванная ус­та­лостью? — «Стран­но, что мер­твя­ки спо­соб­ны ус­та­вать?»
      — Пе­чати удер­жи­вали дра­кули­ту внут­ри сар­ко­фага. Без них она выр­ва­лась на сво­боду и ус­тро­ила бой­ню. — Али­на пос­мотре­ла на свою ис­ка­лечен­ную ру­ку и до­бави­ла: — Этот ошей­ник мог бы убить её?
      Ка­кая ин­те­рес­ная мысль. Дей­стви­тель­но, ес­ли пе­чати, как и ошей­ник, уби­ва­ют не­жить, то бес­смертные ни за что не поз­во­лили бы охот­ни­кам их по­лучить. И это от­личный ко­зырь, ко­торый мож­но ра­зыг­рать.
      — Дра­кули­ту? — пе­рес­про­сил Алекс. 
      Это сло­во Акош слы­шал во вто­рой раз, хо­тя нет, во вре­мя боя у сар­ко­фага оно до­лета­ло до его слу­ха. Сей­час он вспом­нил это от­чётли­во. Вы­ходит, бес­смертные зна­ли, что это за тварь.
      — Так её Бог­дан наз­вал, ког­да она на нас бро­силась, — от­ве­тила Али­на.
      — Вот как. И что ОНО та­кое? Но­вый вид не­жити? — тон Алек­са был мяг­ким, и вмес­те с тем ка­залось, буд­то он при­пира­ет сес­трён­ку к сте­не.
      — Сло­во «дра­кулит» зна­чит «по­добен дра­кону». Это лю­ди, по­лучив­шие ог­ромную си­лу и став­шие бес­смертны­ми. На­поло­вину лю­ди, на­поло­вину дра­коны. По­лук­ровки, чья кровь по­роди­ла пер­вых бес­смертных. Они, мож­но ска­зать, на­ши пред­ки, — от­вет Кон­стан­ти­на на­вёл Ако­ша на мысль, что меж­ду чис­токров­ны­ми и бес­смертны­ми боль­ше об­ще­го в прош­лом. И кры­латая бес­тия боль­ше по­хожа на зверье, чем на не­жить.
      — Вы­ходит, у бес­смертных и чис­токров­ных од­ни пред­ки? — Воп­рос сам сле­тел с его губ.
      — Нет. Чис­токров­ные про­ис­хо­дят от зве­риных бо­жеств, име­ющих ты­сячи об­ли­чий. Их на­зыва­ли не то рей­ви­лы, не то рей­ви­лины. Нас­коль­ко мне из­вес­тно, они ни­ког­да не бы­ли людь­ми, ни по кро­ви, ни по ду­ху. И бес­смертные здесь не при чем. — Кон­стан­тин от­ве­чал так, слов­но пов­то­рял то, что и так всем из­вес­тно. Вот толь­ко Акош слы­шал о рей­ви­лах впер­вые. И это нес­мотря на то, что детс­тво и юность он про­вёл с про­фес­со­ром Ко­риным. Ник­то из лю­дей не знал так мно­го о чис­токров­ных, как этот доб­рый и ве­сёлый че­ловек. Про­фес­сор лю­бил рас­ска­зывать бай­ки о зверье, иног­да брал в по­ез­дки, осо­бен­но к сво­ей быв­шей же­не, что жи­ла в усадь­бе тиг­ри­ного кла­на Узур-ден.
      — Ни при чем, но ты о них зна­ешь. И как мно­го та­ких су­ществ в ми­ре? — этот воп­рос Акош и сам бы хо­тел за­дать, а по­тому в ду­ше чер­тыхнул­ся на Алек­са.
      — Нас­коль­ко мне из­вес­тно, все они бы­ли унич­то­жены дав­ным-дав­но.
      — Хо­чешь ска­зать, кто-то пе­ребил пред­ков зверья и не­жити? — скеп­ти­чес­ки спро­сил Алекс. Его гла­за при этом ок­ругли­лись, изоб­ра­зив на­иг­ранное удив­ле­ние.
      «Да уж, па­яс­ни­чать и вес­ти се­бя, как при­дурок – лю­бимое за­нятие Алек­са, ес­ли не счи­тать еды. Пож­рать, пот­ре­пать­ся да ду­рака сва­лять» — не то, что­бы Акош злил­ся, прос­то от­вык от та­кого от­но­шения к ра­боте. В «Охот­ни­ках Кро­ви» все ста­ра­ют­ся дей­ство­вать по ус­та­ву, соб­лю­дая су­бор­ди­нацию. Акош то­же ста­ра­ет­ся, прав­да не всег­да по­луча­ет­ся.
      — Да. — От­ре­зал Кон­стан­тин, пре­секая же­лание Алек­са вес­ти раз­го­вор в этом нап­равле­нии.
      — А из сар­ко­фага тог­да что выс­ко­чило?! — вста­вил Акош. — Не мог же ан­гел стать чёр­то­вым де­моном!
      — Про­сидев в за­точе­нии столь­ко вре­мени, лю­бой оса­тане­ет, — пред­по­ложе­ние Али­ны за­дело охот­ни­ка. Чувс­тво ви­ны неп­ри­ят­но зас­креб­ло по спи­не. Тут Акош вспом­нил, что по­яв­ле­ние дра­кули­ты уди­вило бес­смертных ни­чуть не мень­ше, чем охот­ни­ков. А зна­чит, они ожи­дали уви­деть что-то дру­гое. И как в под­твержде­ние это­го Кон­стан­тин про­дол­жил го­ворить: — Эти сар­ко­фаги пред­назна­чены для су­ществ, ко­торых рей­ви­лы и дра­кули­ты дол­жны бы­ли за­щищать днём и ночью. Что­бы зак­лю­чить мир со смер­тны­ми, им приш­лось по­жер­тво­вать сво­ими за­щит­ни­ками. Это лю­ди пос­та­вили та­кое ус­ло­вие, и оно бы­ло вы­пол­не­но. А обе­щан­ный мир обер­нулся за­точе­ни­ем. Как ду­ма­ете, что сде­ла­ет это нес­час­тное соз­да­ние, ос­во­бодив­шись от оков? — воп­рос Кон­стан­ти­на ри­тори­чес­кий, но на­водил при­сутс­тву­ющих на оп­ре­делён­ные мыс­ли. И в са­мом де­ле, на что спо­соб­но су­щес­тво, ко­торое ты­сяче­лети­ями дер­жа­ли в пле­ну? И ко­му приш­ло в го­лову рас­пе­чатать этот сар­ко­фаг?
      Сло­ва мни­мого без­домно­го о во­ров­ке-на­пар­ни­це вспых­ну­ли в соз­на­нии яр­кой вспыш­кой. Акош тут же схва­тил ста­рика за шкир­ку и при­пёр к бар­ной стой­ке: — Вы там с гро­бом ни­чего сом­ни­тель­но­го ни де­лали?! 
      Макс-Сакс нес­коль­ко раз дёр­нулся, вы­тара­щив на ко­ман­ди­ра охот­ни­ков пе­репу­ган­ные гла­за, в угол­ках рта по­яви­лись слю­нявые пу­зырь­ки.
      — Я ни­чего не знаю. С ним Ла­на во­зилась, — зап­ри­читал ста­рик. — У неё бы­ла схе­ма с от­метка­ми.
      — Да что ты?! Прав­да, что ли?! Что за от­метки?! — Акош схва­тил его за шею, от­че­го бед­ня­га стал по­хож на че­репаш­ку, втя­гива­ющую мор­ду в склад­ки на шее.
      — Я ста­рый че­ловек. У ме­ня па­мять… — паль­цы охот­ни­ка сда­вили гор­ло ста­рика. — Что б от­крыть зам­ки, Ла­на ис­поль­зо­вала фля­гу.
      — Что в ней бы­ло?! — спро­сил Акош, не ос­лабляя хват­ку.
      — Я не знаю. Это не моя часть ра­боты, — про­шипел Макс-Сакс, пус­кая пу­зыря­щи­еся слю­ни, ко­торые сте­кали вниз пря­мо к шее. Акош от­дёрнул ру­ку и брез­гли­во вы­тер её о грудь ста­рика.
      «Гад! Ворье убо­гое! На­роч­но сде­лал?!» — жар­кая вол­на под­ни­малась в гру­ди, все боль­ше рас­те­ка­ясь по те­лу. Акош от­сту­пил, сжи­мая ку­лаки. Он ста­рал­ся не смот­реть на ста­рикаш­ку, бо­ясь при­шибить на мес­те.
      — Вы­ходит, от­кры­ли гроб, сня­ли пе­чати, тварь оч­ну­лась, да­ли де­ру, приш­ли бес­смертные, на­пар­ни­ца по­палась, а ты нет. Так?! Хо­тя нет, ду­маю, не бы­ло ни­каких бес­смертных. Ты скор­мил под­ру­гу этой тва­ри. За­тем прик­рыл крыш­ку и спо­кой­но сва­лил?! — вы­воды са­ми скла­дыва­лись в кар­тинку, сле­тая с губ охот­ни­ка при­гово­ром ви­нов­ности.
      — Нет. Вы же ви­дели лаз. Как ту­да про­лезешь? Толь­ко Ла­на мог­ла. Она от­кры­ла гроб, дос­та­ла пе­чати. По­том под­нялся шум ка­кой-то, она зак­ры­ла его и вер­ну­лась в лаз. От­да­ла пе­чати и как толь­ко стих­ло, по­лез­ла за ос­таль­ным. Тут по­яви­лись бес­смертные. Ла­на спря­талась, но они наш­ли и ута­щили её. Я ни­чего не мог сде­лать… — оп­равда­ния Мак­са-Сак­са зву­чали ра­зум­но, вот толь­ко сер­дце их не при­нима­ло.
      — А что с дев­чонкой?! По­чему на её ошей­ни­ке от­метки, как на пе­чатях?! — Акош не хо­тел сда­вать­ся. Этот ста­рый про­ныра оп­ре­делён­но ви­новен, вот толь­ко в чем, по­ка не­яс­но.
      — Ли­бо пе­чати обе­рега­ли сар­ко­фаг от не­жити, что­бы не со­вались, ли­бо удер­жи­вали не­жить внут­ри, что­бы не выр­ва­лась. Став­лю на вто­рое. А с ошей­ни­ком не­понят­но. Раз­ве что её го­тови­ли на роль ядо­витой при­ман­ки для кры­латой бес­тии и об­ла­жались. — Алекс ука­зал на за­кован­ную де­вуш­ку, что свер­ну­лась ка­лачи­ком в крес­ле.
      — Эта дев­чонка бу­дет мо­им джо­кером. — Ис­кра на­деж­ды свер­кну­ла азар­тным огонь­ком в гла­зах Ако­ша. Что бы там ни бы­ло, но дру­гих ко­зырей все рав­но нет. По­это­му сле­ду­ет ра­зыг­рать то, что есть, с мак­си­маль­ной вы­годой.
      — Уди­витель­но, как од­на хо­рошень­кая кар­та спо­соб­на сме­нить сла­бень­кий стрит на флэш ро­яль, — сно­ва хи­хик­нул Макс-Сакс и за­пел гром­че:
      Иг­рок, иг­рок… зло­вещий миг.
      Те­бе ре­шать: иг­рать, как жить.
      Иг­рок, иг­рок…
      Ста­рик упал нав­зничь и не ше­велил­ся, из но­са вы­тека­ли алые струй­ки кро­ви. Акош встрях­нул ку­лаком, сгрёб в охап­ку пе­чати и мол­ча вы­шел в лод­жию.
      «Све­жо!» — по­думал ры­жий охот­ник, вдох­нув мо­роз­ный воз­дух. — «На­до быть пос­держан­ней. Не­хоро­шо вот так сры­вать­ся. Бла­го ни­кого из по­допеч­ных в за­ле не бы­ло. Кто ста­нет до­верять ко­ман­ди­ру, спо­соб­но­му лег­ко впа­дать в го­ряч­ку». Хо­лод сей­час как нель­зя кста­ти, что­бы ох­ла­дить те­ло и ра­зум.
      До­верие — очень важ­ная вещь в ко­ман­де, и Акош не хо­тел его те­рять. Кай и Пи­то зна­ют его дав­но. Ещё со вре­мён ка­лино­вой ко­ман­ды, под на­чалом Алек­са и Али­ны. Пос­ле рас­форми­рова­ния дер­жа­лись вмес­те, по­ка не осе­ли в «Охот­ни­ках кро­ви». Что же ка­са­ет­ся Ан­ны, то она по­яви­лась в ко­ман­де го­да два на­зад. Из-за сво­их спо­соб­ностей силь­но пе­режи­вала в са­мом на­чале, но те­перь спо­кой­на, как сфинкс. Кум при­шёл че­тыре ме­сяца на­зад, вслед за сво­им дру­гом, Ка­римом, ко­торый слу­чай­но ока­зал­ся в ко­ман­де, пе­репу­тав наз­на­чение. Ан­тон и Ца­пель при­со­еди­нились око­ло го­да, и быс­тро при­жились. Сей­час они в ка­зар­менном кор­пу­се охот­ни­ков с Ки­ми сте­регут Се­рёж­ку и Аг­ни. Вот и вся его по­лутор­ная ко­ман­да. Лю­ди, ко­торым он го­тов до­верить свою жизнь и за ко­торых бу­дет бить­ся нас­мерть. Что ка­са­ет­ся ос­таль­ных, то при­дёт­ся и о них по­забо­тить­ся, по­ка не вер­нёмся. 
      Акош дос­тал плос­кую упа­ков­ку для ку­ритель­ных трав и нас­тро­ение ухуд­ши­лось. «Все­го шесть ос­та­лось. Черт! На­до бы­ло зай­ти в мед­блок и вы­писать ещё двес­ти штук. По-хо­роше­му дав­но по­ра ку­пить труб­ку. Шес­тнад­цать лет прош­ло, а я все вре­мян­ка­ми пе­реби­ва­юсь».
      Охот­ник дос­тал си­гаре­ту, и рот тут же на­пол­нился слю­ной в пред­вку­шении горь­ко­вато­го вку­са трав.
      «Как вер­нусь до­мой, сра­зу за­кажу на­бор из трёх тру­бок: ма­лень­кую — из за­калён­но­го стек­ла с вод­ным филь­тром, сред­нюю — бам­бу­ковую с ме­тал­ли­чес­ким мунд­шту­ком, и ещё длин­ную — из хо­роше­го де­рева. Из ка­кого де­рева обыч­но де­ла­ют труб­ки?» — Акош по­думал о ду­бе, ря­бине, ки­пари­се, мож­же­вель­ни­ке, сос­не, и же­лание по­купать тут же угас­ло, ос­ка­лив­шись клы­кас­той пастью зверья. За­пахи де­ревь­ев, хвои и лис­твы на­пом­ни­ли о по­ез­дке в Ур­со-ден.
      Пе­режи­вание за судь­бу от­ря­да, ос­тавлен­но­го с Се­рёж­кой, не да­вало по­коя. Ко­неч­но, Ан­тон с Ца­пелем опыт­ные бой­цы, а ка­зар­менный кор­пус прек­расно ох­ра­ня­ет­ся, но Аг­ни, что бы там ни бы­ло – зверь ос­та­ёт­ся зве­рем. И по­чему он не смог от­ка­зать­ся? Ах да, ба­наль­ное вы­пол­не­ние при­каза – на­нять зве­ря. Ди­кий обо­ротень, ко­торый не под­чи­ня­ет­ся кла­нам. Нас­коль­ко ра­зум­но зак­лю­чать та­кой кон­тракт?
      По­ка воз­вра­щались из Ур­со-де­на, Акош вни­матель­но изу­чал мет­ку на ухе зве­ря. Уди­витель­но, но чис­токров­ная не про­яв­ля­ла соп­ро­тив­ле­ния или ка­кого-то не­доволь­ства. Бо­лее то­го, рысь-обо­ротень прос­па­ла всю до­рогу лё­жа у его ног. А мет­ка ка­залась тем­ным пят­ном, по­хожим на стран­ную пти­цу с длин­ным хвос­том или на ли­сицу с крыль­ями, по край­ней ме­ре, так пос­чи­тал Акош. По при­бытии она все так­же ве­ла се­бя смир­но, да­же слиш­ком. Мед­ленно пле­лась за Се­рёж­кой, низ­ко опус­тив го­лову.
      Ес­ли бы не при­каз, он бы ни за что не ос­та­вил Аг­ни без прис­мотра, ка­кими бы прек­расны­ми не скла­дыва­лись от­но­шения с Се­рёж­кой. Од­но хо­рошо: Вик­тор Ми­хай­ло­вич не ин­те­ресо­вал­ся ус­ло­ви­ями кон­трак­та, толь­ко пох­ва­лил за опе­ратив­ность в ис­полне­нии при­каза.
      Акош вздох­нул и под­нёс ру­ку к уху в по­пыт­ке свя­зать­ся с Ан­то­ном, но лю­ди Маль­ти­са заб­ра­ли все поб­ря­куш­ки.
      «Хо­рошо, что одеж­ду ос­та­вили!» — злоб­но ух­мыль­нул­ся ры­жий охот­ник. — «На­де­юсь, у вас там все в по­ряд­ке…»
      Дверь в лод­жию от­кры­лась, и по­казал­ся Алекс с не­весё­лой ми­ной на ли­це. С тех пор как Али­на об­ра­тилась, он час­тень­ко пре­бывал в та­ком сос­то­янии, чувс­твуя ви­ну за слу­чив­ше­еся. Ако­шу хо­телось под­бодрить дру­га, од­на­ко у са­мого на ду­ше бы­ло так пар­ши­во, что хоть в гроб ло­жись. Так что он прос­то мол­ча смот­рел на зим­ний пей­заж, чир­кая за­жигал­кой.

Снос­ки:

[1] Ци­пао - ки­тай­ское жен­ское платье с раз­ре­зами по бо­кам и во­рот­ни­ком сто­еч­кой.
[2] Га­мель­нский кры­солов - пер­со­наж ле­ген­ды, му­зыкант из­ба­вив­ший го­род от крыс. Го­род­ские влас­ти от­ка­зались вып­ла­тить ему воз­награж­де­ние. Тог­да он окол­до­вал де­тей зву­ками сво­ей ду­доч­ки и увел прочь из го­рода. Боль­ше их ник­то не ви­дел. 
[3] Ги­пота­ламус - яв­ля­ет­ся частью про­межу­точ­но­го моз­га. От­ве­ча­ет за чувс­тво го­лода и на­сыще­ние (сы­тость).



Эль`Рау

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги