Геункаон: Гроб хрустальный.

Размер шрифта: - +

1.8. Алекс.

Персонаж: Алекс.
Место: горный курортный комплекс.
Время местное:  12:20 (Закат: 21:38).
Дата: Пятница 21 апреля 302-й год от рождения Ока. 

     Алекс пос­мотрел в сто­рону сес­тры, но ни её, ни Кон­стан­ти­на не бы­ло в за­ле. Он под­ло­жил по­душ­ку с крес­ла под го­лову без­домно­го. За­тем вы­шел в лод­жию к Ако­шу.
      Ры­жий охот­ник щел­кал за­жигал­кой, дер­жа в паль­цах си­гаре­ту, как бы раз­ду­мывая над чем-то. Алекс об­ло­котил­ся на пе­рила, рас­смат­ри­вая за­несён­ные сне­гом ок­рес­тнос­ти. Мол­ча­ние дли­лось дол­го. Каж­дый ду­мал о сво­ём.
      — Бес­смертные не лю­ди. У них нет ду­ши, нет чувств, нет со­вес­ти и мо­рали. Они мед­ленно тле­ют из­нутри, — на­конец, на­рушил мол­ча­ние Алекс. — Так го­ворил мой отец. Мо­жет, он оши­бал­ся?
      — Али­на? — Акош за­курил. — Ду­ма­ешь, она его лю­бит? Нет, он её хо­зя­ин, гос­по­дин и бог. Ты же сам го­ворил, что не­жить не спо­соб­на на чувс­тва, что им нра­вит­ся изоб­ра­жать их, иг­рая с людь­ми. «Ту­пые мер­твя­ки», так ведь?
      — Она так по­хожа на свою мать. Я не очень-то лю­бил ма­чеху, но всег­да со­жалел о её смер­ти. — Алекс по­мотал го­ловой, от­го­няя вос­по­мина­ния. — Ес­ли бы я не от­влёк её, то она не умер­ла бы. Чувс­твую се­бя ви­нова­тым каж­дый раз, как ви­жу сес­тру. А те­перь вдвой­не тя­желей.
      «…
      Алек­су бы­ло один­надцать лет. Он прос­нулся от шу­ма за сте­ной. Че­тырёх­летняя сес­трён­ка креп­ко спа­ла, сбро­сив на пол оде­яль­це.
      С кух­ни до­носи­лись приг­лу­шен­ные го­лоса и звон бь­юще­гося стек­ла. Он не­реши­тель­но заг­ля­нул в от­кры­тую дверь. Ма­чеха сто­яла в ко­ридо­ре ли­цом к кух­не и спи­ной к не­му.
      — Ли­за… — поз­вал её Алекс. Та рез­ко обер­ну­лась. её ли­цо ка­залось блед­ным, а взгляд ис­пу­ган­ным. В ру­ках ма­чехи Алекс уви­дел ка­кое-то ору­жие.
      — Прячь­тесь… — поч­ти без­звуч­но про­шеп­та­ла она. В сле­ду­ющий мо­мент в ли­цо маль­чиш­ки брыз­ну­ла струя со­лоно­ватой жид­кости с лёг­ким ме­тал­ли­чес­ким прив­ку­сом. В те­ло ма­чехи вце­пились нес­коль­ко че­лове­копо­доб­ных тва­рей. Алекс сто­ял, не в си­лах ни бе­жать, ни от­вести взгляд. Раз­да­лись выс­тре­лы. Тва­ри мет­ну­лись в раз­ные сто­роны. Один за дру­гим они вспы­хива­ли, как бу­маж­ные фо­нари­ки.
      — Двое ус­коль­зну­ли. Но ско­ро вер­нутся, — отец по­казал­ся в ку­хон­ном про­ёме. — Раз­бу­ди сес­тру. Ког­да ус­лы­шишь шум в ко­ридо­ре, бе­гите че­рез бал­кон на кух­ню. Я за­маню их в спаль­ню, а вы прячь­тесь на лес­тнич­ной клет­ке за му­сороп­ро­водом. От­крой крыш­ку лю­ка, что­бы сбить за­пахи.
      Отец, прос­ле­див за взгля­дом маль­чи­ка, сор­вал плащ с ве­шал­ки и нак­рыл те­ло Ли­зы. Ткань тут же про­пита­лась кровью и при­лип­ла. Он трях­нул сы­на за пле­чо и раз­вернул­ся к раз­би­той бал­конной две­ри в ожи­дании про­дол­же­ния. Но­ги Алек­са от­ка­зыва­лись слу­шать­ся, но он зас­та­вил се­бя вер­нуть­ся в ком­на­ту.
      — Тс-с-с… — Алекс за­жал рот сес­тры ла­донью и про­шеп­тал: — Ти­хо. Пой­дём.
      Де­воч­ка не­доволь­но зах­ны­кала, пы­та­ясь от­пихнуть бра­та. Пос­лы­шал­ся шум в кух­не. Алекс под­хва­тил сес­тру на ру­ки и вы­нес на бал­кон. Бы­ло хо­лод­но. Часть бал­ко­на за­мело сне­гом.
      — Мне хо­лод­но, — жа­лова­лась Али­на.
      Брат вер­нулся в ком­на­ту и при­нес ей оде­яль­це.
      — Ти­хо. Нас ус­лы­шат, — Алекс та­щил сес­тру за ру­ку в сто­рону вто­рой бал­конной две­ри, ве­дущей на кух­ню.
      Ма­лыш­ка шмы­гала но­сом и всхли­пыва­ла. Ку­хон­ная дверь ока­залась от­кры­той на­рас­пашку, на по­лу всю­ду ос­колки стек­ла и бу­рого цве­та раз­во­ды впе­ремеж­ку с грязью. Де­ти, ос­то­рож­но сту­пая, прош­ли в ко­ридор. Алекс су­нул но­ги в бо­тин­ки и вы­нес сес­трён­ку на лес­тнич­ную клет­ку. По­садив Али­ну в угол за тру­бой му­сороп­ро­вода, он от­крыл люк сбро­са от­хо­дов, как ска­зал ему отец. За­тем про­тис­нулся к сес­трён­ке и за­кутал­ся с ней в оде­яль­це.
      — Я хо­чу в свою кро­ват­ку. Здесь пло­хо пах­нет, — зап­ри­чита­ла Али­на и по­пыта­лась выб­рать­ся из ук­ры­тия.
      — К нам приш­ли чу­дища, что­бы съ­есть нас. Прячь­ся.
      Али­на пе­рес­та­ла шмы­гать но­сом и раз­ра­зилась гром­ким ры­дани­ем.
      — Ти­ше… Нас ус­лы­шат… Они най­дут нас и сож­рут.
      На по­лу по­яви­лась тень. Алекс креп­ко при­жал го­лову сес­тры к гру­ди, пы­та­ясь заг­лу­шить ры­дания. В за­зор меж­ду тру­бой и сте­ной заг­ля­нул юно­ша и, ос­ка­лив ос­трые клы­ки на за­пач­канном кровью ли­це, по­пытал­ся про­тис­нуть­ся. Али­на прон­зи­тель­но за­виз­жа­ла. Алекс нак­рыл их обо­их с го­ловой, слов­но дет­ское оде­яль­це мог­ло спас­ти. Что слу­чилось даль­ше, он не ви­дел. Но знал, что отец спас их в ту ночь.
      …»
      — Пош­ли, выпь­ем… — Акош за­тушил не­доку­рен­ную си­гаре­ту и вер­нулся в об­щий зал. Ле­чение ку­ритель­ны­ми тра­вами хо­рошо там, где оно по­мога­ет. Что же ка­са­ет­ся ры­жего гро­милы, то ре­зуль­тат всег­да был сом­ни­тель­ным. По край­ней ме­ре, так счи­тал Алекс, ви­дя в этом лишь пси­холо­гичес­кий эф­фект, как от дет­ской пус­тышки.
      Ког­да вер­нулся в зал, Акош уже что-то раз­ли­вал в два бо­кала. Макс-Сакс си­дел за стой­кой, рас­ска­зывая ис­то­рию о том, как лю­бовь к со­бакам сгу­била карь­еру од­но­го удач­ли­вого мо­шен­ни­ка. У ста­рика ока­зал­ся фе­номе­наль­ный та­лант рас­сказ­чи­ка.
      — Есть что-ни­будь по­есть по­серь­ёз­ней фрук­тов? — спро­сил Алекс, отод­ви­гая пред­ло­жен­ный бо­кал с вы­пив­кой. Акош не­оп­ре­делён­но по­жал пле­чами. — А где все?
      — Мои пош­ли уз­нать: как там де­ла с ра­нены­ми, — ры­жий охот­ник кив­нул в сто­рону две­рей. — Не­жить, по­ди, дрых­нет. День все-та­ки. А у мер­зко­го ста­рикаш­ки бес­сонни­ца. Так что мы тут од­ни в ба­ре, ес­ли не счи­тать её.
      Акош по­казал бо­калом на крес­ло, в ко­тором ле­жала за­кован­ная де­вуш­ка.
      — На­до бы её то­же в ком­на­ту от­нести, — пред­ло­жил Алекс и вски­нул не­из­вес­тную на ру­ки.
      — Пусть бу­дет на ви­ду! — зап­ро­тес­то­вал Акош. — Она наш глав­ный ар­гу­мент!
      — «Ар­гу­мент» пло­хо выг­ля­дит, — за­метил Алекс и по­нёс де­вуш­ку к бар­ной стой­ке. «По­хоже, что ры­жему ам­ба­лу про­вет­ри­вать­ся вред­но. Все здра­вые мыс­ли на мо­розе ос­та­лись. А ду­раков учить на­до!»
      — А зву­чит ещё ху­же, — хи­хик­нул Макс-Сакс.
      — У тя час­то но­сом кровь идёт? — спро­сил Акош, бро­сив на ста­рика злоб­ный взгляд.
      — По­заботь­ся об «ар­гу­мен­те». Она сов­сем хо­лод­ная, — ска­зал Алекс, ски­дывая те­ло на ру­ки ры­жему охот­ни­ку. — Сог­рей, что ли… теп­лом боль­шо­го, го­ряче­го сер­дца.
      «Мо­жет, так до те­бя дой­дёт!» — по­думал Алекс, пох­ло­пав дру­га по спи­не.
      — Ты её всю до­рогу тас­кал. У тя опы­та боль­ше, — за­уп­ря­мил­ся Акош, пы­та­ясь вер­нуть но­шу об­ратно.
      «Взял­ся, так сам раз­гре­бай. То­же мне ко­ман­дир! Как ди­те», — по­думал Алекс, а вслух от­ве­тил:
      — Нет. Нет. Нет. Я го­лод­ный, ус­тавший и злой. Я под­ря­жал­ся по­мочь сес­тре, а не чь­им-то ар­гу­мен­там. К то­му же, своя но­ша не тя­нет, так ведь?
      Де­вуш­ка в ру­ках ры­жего охот­ни­ка смот­ре­лась, как иг­рушка. Вне­зап­но за стой­кой по­явил­ся бар­мен.
      — Спе­шу со­об­щить, что гос­по­дин Маль­тис бу­дет здесь ми­нут че­рез двад­цать, — Эрик от­ве­сил лёг­кий пок­лон. — Что-ни­будь же­ла­ете?
      — Я­ич­ни­цу, хлеб с мас­лом и ста­кан мо­лока. Мож­но? — Алекс воп­ро­ситель­но под­нял бро­ви.
      — Ко­неч­но! Есть ли у Вас по­жела­ния в ко­личес­тве я­иц, сор­те хле­ба, мас­ла, тем­пе­рату­ре мо­лока, осо­бые по­жела­ния? — веж­ли­во ос­ве­домил­ся Эрик, лов­ко раз­во­рачи­вая двер­ки круг­лой стой­ки сле­ва и спра­ва. Алекс от­ри­цатель­но по­качал го­ловой. Мель­кну­ло чер­но-крас­ное ци­пао.
      — Где при­каже­те сер­ви­ровать? — с веж­ли­вым пок­ло­ном спро­сила слу­жан­ка. Алекс её не слу­шал. Он наб­лю­дал за тем, как бар­мен дос­тал из ле­вой стой­ки за­бав­ную ско­вород­ку с че­тырь­мя круг­лы­ми уг­лубле­ни­ями. Его дви­жения выг­ля­дели лёг­ки­ми и быс­тры­ми, как у фо­кус­ни­ка.
      — От­веть уже, где жрать бу­дешь, — не­доволь­но за­вор­чал Акош. — Не ви­дишь, де­воч­ка ста­ра­ет­ся?
      — Да здесь бу­ду.
      За­мель­ка­ло ци­пао, и на бар­ной стой­ке по­яви­лось крас­ное плос­кое блю­до на чёр­ной сал­фетке, сле­дом сто­ловые при­боры из чёр­ной ке­рами­ки, ак­ку­рат­но за­вёр­ну­тые в крас­ную сал­фетку, и стой­ка из ро­зово­го ко­рал­ла с на­бором спе­ций.
      Эрик на­лил нем­но­го рас­ти­тель­но­го мас­ла в два уг­лубле­ния, а в два дру­гих по­ложил ку­соч­ки сли­воч­но­го мас­ла. За­тем пос­та­вил стран­ную ско­воро­ду на пли­ту, рас­по­ложен­ную в пра­вой стой­ке. По­резал со­лом­кой нес­коль­ко ку­соч­ков бе­лого хле­ба и по­ложил в уг­лубле­ния со сли­воч­ным мас­лом. Раз­бил два яй­ца в два дру­гих уг­лубле­ния. По­солил. Мел­ко по­резал чес­нок, нем­но­го об­жа­рил от­дель­но на ма­лень­кой ско­воро­де, до­бавив по­руб­ленную зе­лень и сто­ловую лож­ку ка­кого-то со­уса, по за­паху – гриб­но­го. За­тем вы­ложил со­дер­жи­мое в ми­ни­атюр­ный со­ус­ник. Алекс сглот­нул – мыс­ли о еде зат­ми­ли все.
      — Я ду­мал, не­жить не лю­бит чес­нок и соль, — за­метил Акош, при­нюхи­ва­ясь. — Пах­нет вкус­но!
      — Так и есть, — от­ве­тил Эрик, ак­ку­рат­но вык­ла­дывая я­ич­ни­цу на та­рел­ку из чёр­ной ке­рами­ки, за­тем об­жа­рен­ный хлеб, и в за­вер­ше­ние ук­ра­сил все кро­хот­ны­ми то­мата­ми и листь­ями пет­рушки. На де­сер­тную та­рел­ку все той же чёр­ной ке­рами­ки бар­мен вы­ложил два кус­ка бе­лого хле­ба, один на­мазал тон­ким сло­ем сли­воч­но­го мас­ла. Слу­жан­ка в один мо­мент выс­та­вила всю эту кра­соту пе­ред Алек­сом.
      — Что-ни­будь ещё же­ла­ете? — ос­ве­домил­ся Эрик, на­ливая мо­локо в ста­кан. От­ве­та не пос­ле­дова­ло. Алекс с ап­пе­титом уп­ле­тал все при­готов­ленное бар­ме­ном. Акош усел­ся ря­дом, что­бы тас­кать жа­реные хлеб­цы, обиль­но ма­кая в со­ус­ник. За что нес­коль­ко раз сло­вил вил­кой по паль­цам. Эрик пред­ло­жил по­забо­тить­ся о за­кован­ной де­вуш­ке, но Акош от­ка­зал­ся.
      Как толь­ко пе­рекус за­кон­чился, слу­жан­ка лов­ко уб­ра­ла по­суду и при­боры. Ры­жий охот­ник, пе­рех­ва­тив свою но­шу по­удоб­нее, встал и стал вер­теть го­ловой по сто­ронам. Ста­рик ис­чез. Друг бе­шено ша­гал по за­лу, вык­ри­кивая раз­но­го ро­да уг­ро­зы и ру­гатель­ства. Пе­реки­нув де­вуш­ку на од­ну сто­рону, Акош рас­стег­нул под­су­мок на гру­ди и за­мер. Его ли­цо по­беле­ло, по­том пок­ры­лось баг­ро­выми пят­на­ми. Он что есть си­лы пнул ря­дом сто­ящее крес­ло. Про­летев па­ру мет­ров, оно с шум­ным плес­ком упа­ло в фон­тан.
      — Гос­по­дин Крис­ти­ану Маль­тис, — зыч­но до­ложил ох­ранник, не то Да­вид, не то Юлий, кто их там раз­бе­рёт.
      Две­ри рас­кры­лись, и Маль­тис в соп­ро­вож­де­нии сви­ты во­шёл в зал. Слу­жан­ки в рас­ши­тых зо­лотом бе­лых ци­пао выс­та­вили на по­ди­уме два крес­ла и не­боль­шой сто­лик. Тут же за­мель­ка­ли Ма­рина, Ка­рина и Ари­на сос­тавля­ющие сто­лы и крес­ла в че­тыре груп­пы. Эрик-бар­мен за­су­етил­ся за стой­кой. Из спа­лен по­каза­лись нес­коль­ко охот­ни­ков и пос­пе­шили за­нять крес­ла за сто­лами. Мес­та бли­же все­го к по­ди­уму от­ве­ли для Ако­ша, Алек­са, за­кован­ной де­вуш­ки и бес­смертных.
      Крис Маль­тис и Ка­мил­ла за­няли крес­ла на по­ди­уме, наб­лю­дая за людь­ми в за­ле. Ста­рый сноб выг­ля­дел, как ко­роль, пред­став­шим пе­ред прос­то­люди­нами во всем блес­ке сво­его ве­личия.
      — У вас есть пе­чати, ко­торые я хо­тел бы ку­пить, — ска­зал Крис Маль­тис с улыб­кой че­шир­ско­го ко­та.
      — Пять­де­сят ты­сяч Ɖ£ в пла­тино­вых слит­ках, — по­яс­ни­ла Ка­мил­ла и выс­та­вила на стол кейс.
      В этот мо­мент в за­ле по­явил­ся мрач­ный Макс-Сакс в соп­ро­вож­де­нии ох­ранни­ка. Акош по­садил за­кован­ную де­вуш­ку на ко­лени Алек­су и ука­зал Мак­су на крес­ло ря­дом с со­бой. Тот пос­лушно про­шёл в ука­зан­ном нап­равле­нии, ви­нова­то по­тупив гла­за. Чутье Алек­са за­шеве­лилось, пре­дуп­реждая об опас­ности. Кар­ти­на вы­рисо­выва­лась без­ра­дос­тная. Сла­бо ве­рилось, что Ако­шу удас­тся про­вер­нуть свой блеф. Ос­та­ёт­ся на­де­ять­ся на сес­трён­ку с ка­вале­рами.
      — Прис­ту­пим? — ста­рик Маль­тис сде­лал ши­рокий жест ру­кой.
      — Нет! — ска­зал Акош. — У нас есть ус­ло­вия.
      Крис Маль­тис кар­тинно под­нял бро­ви. Чутье в гру­ди Алек­са под­прыг­ну­ло к са­мому гор­лу. Уж боль­но все это на­поми­нало пло­хой спек­такль.
      — Макс по­ложит че­тыре пе­чати на стол. — Акош пнул ста­рого про­ныру в го­лень, и тот за­су­етил­ся, дос­та­вая пе­чати и вык­ла­дывая их пе­ред ры­жим охот­ни­ком. — На ИХ стол!
      Макс-Сакс вско­чил, сгре­бая пе­чати, и в два прыж­ка ока­зал­ся на по­ди­уме. Мед­ленно, од­ну за дру­гой он вы­ложил пе­чати воз­ле кей­са. Ни Маль­тис, ни Ка­мил­ла не про­яви­ли ни­како­го ин­те­реса к дей­стви­ям ста­рика.
      «Пе­чати лишь пред­лог? Пред­лог, что­бы от­крыть сар­ко­фаг чу­жими ру­ками», — до­гадал­ся Алекс, по­нимая, что за­тея с бле­фом об­ре­чена. Но ос­та­нав­ли­вать дру­га сей­час бес­смыс­ленно, все рав­но, что сдер­жи­вать ла­вину.
      — Как ви­дите, пе­чатей не хва­та­ет, — Акош кив­нул в сто­рону сто­ла. — Мы от­да­дим ос­таль­ное, ког­да по­лучим ис­черпы­ва­ющие от­ве­ты на воп­ро­сы.
      — И ка­ковы же воп­ро­сы? — еле сдер­жи­ва­ясь, спро­сил Крис Маль­тис. Алекс бро­сил взгляд на сес­тру, ища под­дер­жки.
      — Нам из­вес­тно о ге­ун­ка­мане. Из­вес­тно, кто на са­мом де­ле был за­перт в сар­ко­фаге. Ду­маю, у вас есть свое объ­яс­не­ние. Хо­телось бы ус­лы­шать, — раз­дался спо­кой­ный го­лос Кон­стан­ти­на. — Нас­коль­ко я мо­гу су­дить, вы бы­ли не­пос­редс­твен­ным учас­тни­ком всех со­бытий, свя­зан­ных с этим сар­ко­фагом.
      Маль­тис сде­лал знак Ка­мил­ле, и та мгно­вен­но по­кину­ла зал. Сноб боль­ше не улы­бал­ся.
      — Бо­юсь, у смер­тных жиз­ни не хва­тит слу­шать мой рас­сказ, — не­хотя от­ве­тил тот.
      — А ты кра­тень­ко. А то по­лучишь её мёр­твой, — ог­рызнул­ся Акош, ки­вая на за­кован­ную де­вуш­ку. — В ней жизнь ед­ва дер­жится.
      — Бы­ли бес­смертные, бы­ли лю­ди, бы­ла вой­на, — Крис Маль­тис сде­лал ску­ча­ющее ли­цо. — Лю­ди по­беди­ли. Тех, ко­го не смог­ли убить, по­мес­ти­ли в сар­ко­фаги – кро­вуш­ку ка­чать для сво­их нужд. Это все, что Вы хо­тели знать?
      — Ва­ши лю­ди мог­ли рас­счи­тать­ся с на­ми на мес­те в том или ином ви­де. Так ра­ди че­го мы вам по­надо­бились? Ду­ма­ете нат­ра­вить на кры­латую тварь, что ус­тро­ила бой­ню? — го­лос Ако­ша был нап­ря­жён. По­хоже, он то­же по­нял, что пе­чати здесь ни при чем.
      — Дра­кули­та — не ва­ша за­бота. Все, что бы­ло нуж­но, вы воль­но или не­воль­но вы­пол­ни­ли, — раз­дался мо­лодой го­лос, и все по­вер­ну­лись в сто­рону зер­каль­ной па­нели.
      К по­ди­уму уве­рен­ным ша­гом шёл юно­ша с изум­рудно-зе­лёны­ми гла­зами и свет­лы­ми во­лоса­ми до плеч, ко­торые раз­ве­вались при ходь­бе, слов­но от вет­ра. На вид ему не бы­ло и двад­ца­ти лет. Свет­лая ру­баш­ка из лёг­кой тка­ни, брю­ки на пол­то­на тем­нее и лёг­кие сан­да­лии цве­та ко­фе с мо­локом.
      — Ос­тавь­те се­бе пе­чати, — ска­зал юно­ша. — Вы не яв­ля­етесь на­шими плен­ни­ками и мо­жете по­кинуть это мес­то, как толь­ко по­жела­ете.
      — Тран­спортник бу­дет го­тов к взлё­ту в те­чение ча­са, — ска­зала Ка­мил­ла, воз­вра­ща­ясь в своё крес­ло на по­ди­уме.
      Юно­ша встал ря­дом с крес­лом Маль­ти­са, по­ложив то­му ру­ку на пле­чо. Изум­рудные гла­за смот­ре­ли в пус­то­ту пря­мо пе­ред со­бой. Од­на­ко Алек­су по­чему-то ка­залось, что тот не сво­дит с не­го взгля­да.
      — Оп­ла­та то­же ва­ша. Мо­жете заб­рать, но… — юно­ша ука­зал на за­кован­ную де­вуш­ку. — её ос­та­вите здесь.
      — Нет! Она с на­ми! — зап­ро­тес­то­вал Акош.
      — Это не вам ре­шать — отоз­вался юно­ша и, гля­дя в ли­цо за­кован­ной де­вуш­ки, спро­сил: — Quid possum facere.? 
      Де­вуш­ка, сог­нув ру­ку в лок­те, ука­зала на шею. Плед сполз на пол. Гла­за юно­ши на мгно­вение по­чер­не­ли, а ли­цо ис­ка­зилось так, слов­но он по­давил­ся чем-то ос­трым. Чутье Алек­са про­шеп­та­ло: «брось дев­чонку, уно­си но­ги».
      Крис Маль­тис, под­нявшись с крес­ла, от­дал ко­рот­кое рас­по­ряже­ние бар­ме­ну. Тут же ря­дом с ним по­явил­ся не­высо­кий па­рень в чер­ных джин­сах и тем­но-си­ней фут­болке с над­писью: «Я не по­дарок! Я сюр­приз». Улыб­нувшись, он мет­нулся к за­кован­ной де­вуш­ке.
      — По­шёл вон! То­же мне «Сюр­приз»! — взре­вел Акош и, вско­чив с мес­та, по­пытал­ся отог­нать пар­ня.
      — Без инс­тру­мен­тов снять нель­зя. Зат­вор за­лит рас­плав­ленным ме­тал­лом и во­об­ще… хм… все очень пло­хо, — не об­ра­щая вни­мания на про­тес­ты охот­ни­ка, па­рень в си­ней фут­болке ос­матри­вал ошей­ник. — Ре­зать на­до. И ре­зать пря­мо сей­час.
      Ря­дом явил­ся Эрик, пос­та­вил на стол че­модан с инс­тру­мен­та­ми и вер­нулся к се­бе за стой­ку. Алекс по­пытал­ся встать, но кто-то с си­лой на­давил на пле­чо, приг­воздив к крес­лу. Пе­ред ли­цом мель­кну­ло нес­коль­ко свет­лых пря­дей. Гла­за смот­ря­щего на не­го юно­ши ста­ли тем­но-зе­лёно­го от­тенка. Ка­залось, тот с тру­дом сдер­жи­ва­ет се­бя. Это нас­то­ражи­вало, ес­ли не ска­зать боль­ше. Да­же внут­реннее чутье за­мер­ло в ти­хом оце­пене­нии.
      — Нуж­но сде­лать че­тыре над­ре­за, здесь и здесь, что­бы ос­во­бодить пе­ред­нюю и зад­нюю часть, — ска­зал «Сюр­приз», при­меря­ясь де­лать раз­ре­зы спра­ва и сле­ва от зам­ка спе­реди, по­том сза­ди.
      Вне­зап­но тре­вога и страх ис­чезли, и Алекс по­чувс­тво­вал та­кой по­кой, ка­кой бы­ва­ет лишь во сне. Он отс­тра­нен­но смот­рел на то, как ре­зак рас­се­ка­ет ста­рый ме­талл. Ког­да над­ре­зы бы­ли сде­ланы, бо­ковые час­ти ошей­ни­ка ак­ку­рат­но сня­ли, от­крыв взо­ру из­ра­нен­ную шею.
      — А даль­ше… вер­ная смерть. Это за­били сза­ди нас­квозь, а спе­реди за­лили ме­тал­лом для вер­ности. Не снять ни­как. — Па­рень в си­ней фут­болке соб­рал инс­тру­мен­ты в че­модан и кив­нул бар­ме­ну. Тот мгно­вен­но явил­ся и, заб­рав инс­тру­мен­ты, ис­чез.
      Свет­ло­воло­сый юно­ша кос­нулся ран на шее, и его гла­за заб­лесте­ли вла­гой. Скрип­нув зу­бами, он креп­ко схва­тил­ся за ме­тал­ли­чес­кие ог­рызки, тор­чавшие в шее де­вуш­ки. Его ру­ки вык­ру­чива­ли же­лез­ки в про­тиво­ход. Скрип-по-скрип, за­тем хруст… и ру­ки де­вуш­ки по­вис­ли, как ве­рёв­ки, го­лова упа­ла на пле­чо. Юно­ша по­вер­нул ог­рызки в об­ратную сто­рону и с ры­ком вы­дер­нул из шеи, швыр­нув в раз­ные кон­цы за­ла. Его ла­дони ды­мились, слов­но он дер­жал в них рас­ка­лён­ный уголь. Алекс да­же по­чувс­тво­вал за­пах го­ряще­го мя­са, и с этим за­пахом ста­ли воз­вра­щать­ся про­чие чувс­тва и ощу­щения. Юно­ша при­жимал ру­ки к жи­воту, креп­ко сжав в ку­лаки.
      — Она жи­ва! — вос­клик­нул ста­рый сноб. — Ка­мил­ла, го­товь­те мо­дуль, нуж­ны но­сил­ки и ка­пель­ни­ца!
      Алекс ви­дел, как Крис Маль­тис про­тянул юно­ше ам­пу­лу с тем­ной жид­костью.
      — Ей… — ска­зал тот дро­жащим от бо­ли го­лосом.
      Маль­тис по­кор­но сор­вал гор­лышко ам­пу­лы и влил тём­ную жид­кость в ра­ну на шее де­вуш­ки, бе­реж­но при­дер­жи­вая под­бо­родок. Бы­ло во всем этом неч­то стран­ное, но чутье Алек­са по-преж­не­му си­дело ти­хо.
      Ка­мил­ла пе­ребин­то­вала ру­ки юно­ши, а за­тем шею де­вуш­ки. При­нес­ли но­сил­ки. Слу­жан­ки лов­ко пос­та­вили ка­пель­ни­цу с проз­рачным рас­тво­ром. За­тем, сде­лав нес­коль­ко уко­лов, пе­рело­жили де­вуш­ку на но­сил­ки.
      — Маль…ти…с… — про­из­несла де­вуш­ка, гля­дя на свет­ло­воло­сого юно­шу.
      — Quiete. Tu infirma. Curam habe salutis de te… — от­ве­тил тот, сде­лав пре­дуп­режда­ющий жест и но­сил­ки тут же вы­нес­ли в раз­дви­нутые две­ри.
      Алекс пос­мотрел на юно­шу. Зал вок­руг не­го стал за­тяги­вать­ся пе­леной. Очер­та­ния пред­ме­тов и си­лу­эты лю­дей прев­ра­тились в раз­мы­тые пят­на. Толь­ко свет­ло­воло­сый юно­ша по-преж­не­му сто­ял нап­ро­тив не­го, но выг­ля­дел ина­че. Во­лосы за­бав­но то­пор­щи­лись ёжи­ком на ма­куш­ке, а гла­за, пол­ные удив­ле­ния, име­ли се­рый ме­тал­ли­чес­кий блеск. Ко все­му про­чему, на нем сов­сем не бы­ло одеж­ды.
      — При­вет! Я Маль­тис. Что де­ла­ешь? — юно­ша ог­ля­дел­ся по сто­ронам. — На что… смот­ришь?
      Зал пре­об­ра­зил­ся. Сре­ди ва­лунов и ка­мен­ных на­сыпей вид­не­лись ред­кие пуч­ки рас­те­ний, а за спи­ной юно­ши го­рело пла­мя в ак­ку­рат­ном кру­ге из кам­ней. На мгно­вение Алек­су по­каза­лось, что он слы­шит стре­кота­ние на­секо­мых, шум вет­ра и да­же чувс­тву­ет его. По спи­не про­шёл­ся хо­лодок, и во­лосы на за­тыл­ке вста­ли ды­бом. Он ог­ля­нул­ся.
      Пе­ред ним сто­яла блед­ная ко­пия то­го же юно­ши. Ве­тер тре­пал ёжик се­рых во­лос, и с каж­дым но­вым по­рывом во­лосы ста­нови­лись длин­нее и пок­ры­вались бе­лым цве­том, точ­но ине­ем. Его гла­за ут­ра­тили ме­тал­ли­чес­кий блеск, пог­ло­щён­ные яр­кой си­невой.
      — Что это зна­чит? — иг­рая пря­дями бе­лых во­лос, ве­тер уси­ливал­ся, а гла­за юно­ши при этом тем­не­ли. — Пре­дать? Лю­ди ни­чего не чувс­тву­ют, по­тому что они не жи­вые и не мёр­твые. В них нет ду­ши, толь­ко пус­то­та внут­ри.
      Алекс сжал ку­лаки и по­нял, что сов­сем не чувс­тву­ет паль­цев рук. Все вок­руг плы­ло точ­но в ту­мане. Зву­ки ис­ка­жались, рас­се­ива­ясь об­рывка­ми фраз:
      «Ве­ра не тер­пит пус­то­ты»… «Ве­ра не за­менит ду­шу, да­же ес­ли на­пол­нит че­лове­ка до кра­ёв»…
      «С та­ким сер­дцем они бу­дут уми­рать»… «Уми­рать, что­бы рож­дать­ся вновь, по­ка не об­ре­тут ду­шу»…
      «Поз­нать смерть, что­бы на­учить­ся жить»… «Про­жить жизнь, что­бы при­нять смерть»…
      «В них нет ду­ши, толь­ко пус­то­та внут­ри»… «По­тому что они не жи­вые и не мёр­твые».
      Го­лова кру­жилась. Уши за­ложи­ло. Алекс зак­рыл гла­за, и нас­ту­пила ти­шина. Ког­да он сно­ва от­крыл их, то уви­дел по­ди­ум и бар­ную стой­ку с Эри­ком. Зал на­пол­нился шу­мом, в ко­тором со­лиро­вал разъ­ярён­ный го­лос Ако­ша.

Снос­ки:

[1] Quid possum facere ... ? – Что я мо­гу сде­лать … ?(лат.)

[2] Quiete. Tu infirma. Curam habe salutis de te (лат.) – Ус­по­кой­ся. Ты еще сла­ба. По­бере­ги се­бя.



Эль`Рау

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги