Геункаон: Гроб хрустальный.

Размер шрифта: - +

1.11. Богдан.

Персонаж: Богдан.
Место: горный курортный комплекс.
Время местное:  14:32 (Закат: 21:38).
Дата: Пятница 21 апреля 302-й год от рождения Ока.

      Бог­дан пос­мотрел на дру­га, пог­ло­щён­но­го раз­думь­ем. Ему и рань­ше при­ходи­лось ви­деть та­кое вы­раже­ние ли­ца, ког­да Кон­стан­тин ло­мал го­лову над ка­кой-ни­будь го­лово­лом­кой или ди­лем­мой. Али­на то­же при­тих­ла, пря­мо как в тот день, ког­да он при­шёл заб­рать её жизнь. Ску­ка по­вис­ла в воз­ду­хе.
      «Тос­ку­ешь по преж­ней жиз­ни?..» — мен­таль­но об­ра­тил­ся к ней. В от­вет она от­ри­цатель­но по­кача­ла го­ловой, ки­нув взгляд на шум­ную ком­па­нию охот­ни­ков за со­сед­ним сто­лом. В этот мо­мент её брат встал из-за сто­ла и с шу­мом упал на пол, как под­ко­шен­ный. Она мгно­вен­но ока­залось воз­ле не­го, опе­редив взвол­но­ван­ных слу­жанок.
      — По­хоже на глу­бокий об­мо­рок. Рань­ше та­кое слу­чалось? — веж­ли­во ос­ве­домил­ся Эрик, дав знак слу­жан­кам ис­чезнуть. — Пред­ла­гаю пе­ренес­ти его в спаль­ню и по­дож­дать вра­ча.
      Воз­ра­жений не бы­ло. Раз­ве что Акош мог воз­му­щать­ся, но его ру­гань все рав­но ник­то бы не стал слу­шать. Бар­мен под­хва­тил Алек­са лег­ко, слов­но он был не­весом, и от­нёс в бли­жай­шие апар­та­мен­ты.
      — Нуж­но от­крыть ок­но и про­вет­рить. Ему нуж­но боль­ше воз­ду­ха, — сло­ва ры­жего охот­ни­ка по­каза­лись ра­зум­ны­ми. Бог­дан улыб­нулся в ду­ше, по­думав, что и ду­раков иног­да по­сеща­ют ум­ные мыс­ли.
      — Сна­ружи хо­лод­но и гор­ный воз­дух мо­жет ока­зать­ся слиш­ком раз­ре­жен­ным, — воз­ра­жение Эри­ка мгно­вен­но раз­ве­яло миф о «ра­зум­ности» ры­жего охот­ни­ка.
      — Все нор­маль­но, мы с ним не­дав­но уже ды­шали воз­ду­хом в од­ной из лод­жий.
      — Быть мо­жет, из­бы­ток кис­ло­рода и выз­вал этот об­мо­рок? — за­метил Бог­дан, не пы­та­ясь скрыть на­мёка на из­дёвку.
      В этот мо­мент по­яви­лась Ка­мил­ла, пос­ве­тила в зрач­ки, пос­лу­шала сер­дце­би­ение и сде­лала ещё нес­коль­ко не­обыч­ных дви­жений ру­ками, как бы на­щупы­вая что-то за уша­ми, в па­зухах но­са и под ло­пат­ка­ми. Су­дя по вы­раже­нию ли­ца: то­го, че­го ис­ка­ла, она не об­на­ружи­ла.
      — Он спит, — зак­лю­чила Ка­мил­ла, что весь­ма не пон­ра­вилось Ако­шу.
      — Из­де­ва­етесь?! Что зна­чит «он спит»?! А раз­бу­дить? По­чему он не бу­дит­ся? — сер­дце­би­ение охот­ни­ка учас­ти­лось, что го­вори­ло о силь­ном вол­не­нии или гне­ве.
      — Очень креп­ко спит, — Бог­дан за­метил, что Ка­мил­ла ста­ратель­но по­дав­ля­ет вол­не­ние. Ско­рее все­го, она до­гады­ва­ет­ся о том, что слу­чилось, но приз­на­вать­ся не хо­чет.
      «Как ду­ма­ешь, в ко­го прев­ра­тит­ся бра­тец, ес­ли та стран­ная дев­чонка его об­ра­тила?» — Бог­дан бро­сил взгляд в сто­рону Али­ны. Де­вуш­ка вздрог­ну­ла, ви­димо, та­кая мысль её не по­сеща­ла.
      «Алекс ни­ког­да не об­ра­тит­ся, он луч­ше ум­рёт», — та­кой пред­ска­зу­емый от­вет ра­зоча­ровал его. Хо­тя че­го он ждал? Да ни­чего, прос­то ма­ял­ся от ску­ки. Бог­да­ну хо­телось поз­лить охот­ни­ка, но тот уже на­шёл се­бе объ­ект для нер­вотрёп­ки.
      «Ну и друзья у тво­его брат­ца. Ни моз­гов, ни при­личий, и все вре­мя ле­зет в дра­ку», — вни­кать в спор не хо­телось, а вот по­учас­тво­вать в дра­ке… Бог­дан пог­ла­дил ру­кой по пле­чу, и нас­тро­ение ухуд­ши­лось. Без сво­их «близ­ня­шек» он чувс­тво­вал се­бя обез­до­лен­ным и раз­де­тым.
      «Зас­ку­чал? Бес­по­ко­ишь­ся за сво­их ма­лышек? Как они там… ва­ля­ют­ся, по­ди, сре­ди ку­чи хла­ма», — яз­ви­тель­ное за­меча­ние Али­ны коль­ну­ло в са­мое сер­дце, но Бог­дан сде­лал вид, что не за­метил его.
      «Пред­ла­гаю ос­та­вить Алек­са на по­пече­нии ры­жего иди­ота, а са­мим вер­нуть­ся в клуб и от­ме­тить спа­сение Кос­ти­ка. Нет смыс­ла ос­та­вать­ся здесь. И не го­вори, что пе­режи­ва­ешь за не­го. Ты мер­тва, кровь моя. А ес­ли бу­дешь и даль­ше так се­бя вес­ти, я те­бя убью», — ему хо­телось до­бавить ещё что-то, но пой­мав взгляд дру­га, ос­та­новил­ся.
      — Нам обя­затель­но опе­кать их? — спро­сил Бог­дан од­ни­ми гу­бами.
      — Нам не­куда спе­шить, до за­ката семь ча­сов, — от­ве­тил Кон­стан­тин, дос­тав из ми­ни—хо­лодиль­ни­ка два па­кета сур­ро­гата. — Пе­реку­сим, от­дохнём, вос­ста­новим ут­ра­чен­ное.
      Бог­дан пос­мотрел на ру­ку Али­ны. Вос­ста­нов­ле­ние зай­мёт дня три, мо­жет, боль­ше. Но ос­та­вать­ся в этом мес­те, из­ны­вая от без­делья и ску­ки, не хо­телось. Он упал на ко­лени пе­ред кро­ватью и, по­ложив го­лову на её край, зак­рыл свер­ху ру­ками. Вяз­кая ти­шина по­вис­ла в ком­на­те, и толь­ко из об­ще­го за­ла до­лета­ли об­рывки фраз и лёг­кий гул раз­го­воров.
      «…
      Сту­пень­ки, сту­пень­ки, сту­пень­ки… все ни­же, а мо­жет, вы­ше, Бог­дан уже не пом­нил, в ка­кую сто­рону нуж­но дви­гать­ся. Ос­та­новив­шись, он опер­ся пле­чом о сте­ну, тя­жело ды­ша. Пот сте­кал по ли­цу го­рячи­ми ручь­ями, одеж­да вы­мок­ла от по­та и кро­ви, ме­шая сво­бод­но дви­гать­ся. Бог­дан пе­рех­ва­тил выс­каль­зы­ва­ющий из рук кли­нок, ру­ко­ят­ка на­кали­лась так, слов­но по­быва­ла в аду, хо­тя, на­вер­ное, так и бы­ло. Наб­рав пол­ные лёг­кие воз­ду­ха, он за­дер­жал ды­хание и прис­лу­шал­ся к би­ению собс­твен­но­го сер­дца. За­тем мед­ленно вы­дох­нул, пы­та­ясь унять бе­зум­ный ритм, и сно­ва за­дер­жал ды­хание. Пот­ре­бова­лось нес­коль­ко по­пыток, преж­де чем сер­дце ус­по­ко­илось и ды­шать ста­ло лег­че. Бог­дан по­чувс­тво­вал хо­лодок и мысль о том, что мо­жет слечь в го­ряч­ке из-за сквоз­ня­ка, от­ра­зилась улыб­кой на ли­це. Он сно­ва за­дер­жал ды­хание, и ров­но бь­юще­еся сер­дце уже не ме­шало слу­шать ок­ру­жа­ющие зву­ки. Звон ме­тал­ла и кри­ки бы­ли ед­ва уло­вимы.
      «Бой ещё не окон­чен. Впе­рёд! Вверх!» — от­дав са­мому се­бе ко­ман­ду, Бог­дан энер­гично зас­пе­шил по сту­пень­кам, ста­ра­ясь дви­гать­ся в од­ном рит­ме.
      Зву­ки ста­ли гром­че и до­носи­лись из по­меще­ния в кон­це длин­ной га­лереи. Преж­де чем вый­ти с лес­тнич­но­го про­лёта, Бог­дан по­удоб­нее пе­рех­ва­тил бак­лер, го­товясь от­ра­зить удар в слу­чае не­об­хо­димос­ти. Пред­став­шая взо­ру кар­ти­на на­поми­нала за­рисов­ки на те­му ада и чис­ти­лища. Воз­дух за­мет­но по­тяже­лел, сме­шав­шись с за­пахом кро­ви и люд­ских пот­ро­хов, а те­ла мер­тве­цов ос­тавля­ли так ма­ло мес­та для ма­нёв­ра, что ид­ти при­ходи­лось пря­мо по ним. Вре­мя от вре­мени Бог­да­ну ка­залось, что он слы­шит сла­бый стон или над­рывное ды­хание, кра­ем гла­за улав­ли­вая ка­кое-то дви­жение или тень. Бо­рясь со стра­хом, он от­ме­тал все, как на­важ­де­ние, про­дол­жая дви­гать­ся впе­рёд к по­лу­от­кры­той две­ри. 
      Вне­зап­но все зву­ки стих­ли.
      — Что ж ты та­кой роб­кий? За­ходи, раз при­шёл, — нег­ромкий жен­ский го­лос проз­ву­чал сов­сем ря­дом, пря­мо из сте­ны.
      Боль­ше не бы­ло сил ос­та­вать­ся здесь, ды­ша смертью, но вор­вать­ся внутрь, не зная, что там, ка­залось слиш­ком без­рассуд­ным. Сом­не­ния ов­ла­дели Бог­да­ном, ре­шитель­ность и му­жес­тво уле­тучи­вались, слов­но ос­татки сна по­ут­ру.

[Crux sancta sit mihi lux.]
Све­тит мне путь Крест Свя­той.

[Non draco sit mihi dux.]
Древ­ний змей да сги­нет злой.

[Vade retro satana.]
Са­тана пус­кай отой­дет.

[Numquam suade mihi vana.]
Су­ета в ме­ня — не вой­дет.

[Sunt mala quae libas.]
Злом ме­ня не ис­ку­сит.

[Ipse venena bibas].
Ча­шу яда са­ма вку­сит“. 
      Сло­ва мо­лит­вы са­ми сры­вались с губ, пов­то­ря­ясь сно­ва и сно­ва, по­ка жен­ский крик не обор­вал их. Не раз­ду­мывая бо­лее ни се­кун­ды, Бог­дан вор­вался в ком­на­ту.
      Это бы­ла бо­гато об­став­ленная спаль­ня хо­зяй­ки кре­пос­ти. Са­ма жен­щи­на ле­жала на по­лу, пы­та­ясь сбро­сить со спи­ны муж­чи­ну, креп­ко при­жима­юще­го её го­лову. Об­ло­мок ме­ча, ук­ра­шен­ный ру­ничес­ким ри­сун­ком, сколь­знул по её шее, ос­та­вив кро­вавый след. Ко­жа вок­руг ра­ны быс­тро тем­не­ла, рас­хо­дясь ши­роким пят­ном, слов­но бы­ла по­раже­на за­разой. Жен­щи­на взвы­ла и, рез­ко под­ско­чив, выс­во­боди­лась, злоб­но гля­дя на сво­его обид­чи­ка. Она что-то пы­талась ска­зать, но вмес­то слов – лишь брыз­ги кро­ви и хри­пы.
      Муж­чи­на ле­жал на бо­ку. По­пыт­ки под­нять­ся на тря­сущих­ся ру­ках за­кон­чи­лись не­уда­чей. Бог­дан под­хва­тил его и, за­кинув ру­ку че­рез пле­чо, по­мог встать на но­ги. Га­рольд был тя­жело ра­нен, ес­ли не ска­зать ху­же, уми­рал, сжи­мая об­ло­мок сво­его ле­ген­дарно­го ме­ча.
      — Не уми­рай. Слы­шишь?! — сло­вами нель­зя ис­це­лить те­ло, но сей­час ос­та­лись толь­ко они. Од­на­ко… не в си­лах че­лове­ка удер­жать жизнь да­же в сво­ём ку­мире, с ко­торым прой­де­но столь­ко сра­жений. Пре­рывис­тое ды­хание Га­роль­да за­мер­ло, бо­лез­ненное нап­ря­жение в ли­це ос­лабло, и он умер. Мир по­мут­нел от прос­ту­пив­ших слез. Ду­ша Бог­да­на сго­рала в на­рас­та­ющем пла­мени «не про­щения». Он пос­чи­тал умес­тным взять об­ло­мок ме­ча Га­роль­да, что­бы за­вер­шить на­чатое. Ру­ко­ят­ка бы­ла пов­режде­на, и ос­трые края впи­лись в ла­донь, зас­та­вив кровь сте­кать тон­кой струй­кой по ме­тал­лу.
      — Я убью те­бя, де­мон! — крик­нул Бог­дан жен­щи­не, ко­торая в по­ис­ках спа­сения по­кину­ла ком­на­ту и жад­но со­бира­ла кровь, пол­зая сре­ди тел. Он был по­лон ре­шимос­ти, боль ут­ра­ты и на­катив­шая ярость заг­лу­шили ус­та­лость и страх, а так­же ос­та­вили про­чие чувс­тва да­леко по­зади. Жен­щи­на вос­ста­нав­ли­вала си­лы не так быс­тро, как ей хо­телось, но дос­та­точ­но, что­бы сра­зить­ся с на­пав­шим на неё во­ином. Каж­дый удар об­ломка ос­тавлял му­читель­ную ра­ну на её бес­смертном те­ле, уро­дуя тем­ны­ми пят­на­ми, но она не сда­валась. Бог­дан пы­тал­ся вы­тес­нить её в ком­на­ту, что­бы ли­шить вся­кой воз­можнос­ти «под­кормить­ся» по­гиб­ши­ми, но вмес­то это­го ещё боль­ше от­да­лял­ся в сто­рону лес­тнич­но­го про­ёма.
      По­каза­лись сту­пень­ки, и жен­щи­на быс­тро по­ковы­ляла по ним вниз. Бог­дан с до­садой осоз­нал, что не мо­жет наг­нать её, а по­тому мет­нул, что есть сил, бак­лер… и по­пал. Не­боль­шой за­мин­ки ока­залось дос­та­точ­но, что­бы сок­ра­тить рас­сто­яние и уда­рить нес­коль­ко раз об­ломком в шею и грудь «де­мони­цы». Тём­ная кровь брыз­ну­ла в ли­цо Бог­да­на, по­пав в гла­за, нос и да­же рот. Сглот­нув нем­но­го, он за­каш­лялся и, опи­ра­ясь ру­кой о сте­ну, вы­вер­нул на сту­пень­ки со­дер­жи­мое сво­его же­луд­ка. Дрожь про­бежа­ла по те­лу, слов­но оз­ноб, на­поми­ная об ус­та­лос­ти и не без­гра­нич­ности че­лове­чес­ких воз­можнос­тей. В это вре­мя жен­щи­на, ска­ля ос­трые клы­ки, пы­талась вы­тащить об­ло­мок из гру­ди, но лишь боль­ше по­рани­лась. Бог­дан, не це­ремо­нясь, схва­тил её за во­лосы и по­волок вниз по сту­пень­кам.
      Он не пом­нил, как ока­зал­ся на ули­це и при­вязал тварь к ко­новя­зи, прос­то си­дел в про­ёме на сор­ванной с пе­тель две­ри и смот­рел пе­ред со­бой. За­литый кровью, из­ра­нен­ный и ус­тавший. Рас­свет прев­ра­тил те­ло жен­щи­ны в пы­ла­ющее чу­чело. Ни­ког­да рань­ше ему не при­ходи­лось ис­пы­тывать нас­лажде­ния от ви­да чь­ей-то смер­ти. И это бы­ло пос­леднее, что Бог­дан за­пом­нил при жиз­ни.

      …»
      Из сон­но­го оце­пене­ния его вы­вел крик Ако­ша, ко­торый вне­зап­но бро­сил­ся бу­дить Алек­са. Ча­сы на сте­не по­казы­вали без де­сяти семь ве­чера. «Ого, ни­чего се­бе от­дохнул», — по­думал Бог­дан, ле­ниво раз­ми­ная те­ло.
      Али­на си­дела в крес­ле, по­тирая гла­за, и рас­се­яно сле­дила за про­ис­хо­дящим. Про­ходя ми­мо Эри­ка, Бог­дан по­дал де­вуш­ке ру­ку, по­могая встать. На ко­рот­кий миг он при­жал её к се­бе, не­воль­но от­давшись же­ланию кро­ви. Она от­клик­ну­лась мгно­вен­но, вон­зив клы­ки в его шею. Ста­ра­ясь не под­да­вать­ся ис­ку­шению, Бог­дан стис­нул зу­бы и бро­сил умо­ля­ющий взгляд на Кон­стан­ти­на. Тот, по­дой­дя вплот­ную, об­нял Али­ну со спи­ны и впил­ся ей в пле­чо. Бог­дан по­чувс­тво­вал, как её хват­ка ос­лабла, и клы­ки мед­ленно по­кину­ли его шею. Он сде­лал два ша­га на­зад, ед­ва не стол­кнув­шись с вне­зап­но по­явив­шей­ся Ка­мил­лой. 
      «Что я де­лаю?» — Бог­дан по­тёр све­жую ра­ну, с до­садой соз­на­вая, что с тру­дом кон­тро­лиру­ет свои дей­ствия. Все, что про­ис­хо­дило пос­ле, проп­лы­вало ми­мо, слов­но сон. И он при­шёл в се­бя толь­ко тог­да, ког­да вы­шел в об­щий зал и по­чувс­тво­вал за­пах жи­вой кро­ви, под­порчен­ной гнилью.

Снос­ки:

[1] Crux sancta sit mihi lux. Non draco sit mihi dux. Vade retro satana. Numquam suade mihi vana. Sunt mala quae libas. Ipse venena bibas «Vade retro, Satana» (лат.) – «Уй­ди от ме­ня, Са­тана» мо­лит­ва.



Эль`Рау

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги