Геункаон: Качаясь над цепями.

Размер шрифта: - +

2. Вместо пролога.

Персонаж: Мальтис.
Место: наземная база.
Время: около пяти миллиардов лет до рождения Ока.

Алану Мейнхарду сейчас восемьдесят девять лет. Но в молодости он был весьма интересным мужчиной (если повествование от лица Мальтиса, то фраза «интересный мужчина» неприменима. Он мужчина, а мужчины не могут так сказать. Звучит по-женски). Высокий, стройный, кареглазый брюнет, амбициозный и богатый. Сейчас его голова бела как снег, лицо покрывают морщины, а свободный покрой одежды, скрывал изрядно раздавшиеся формы. Однако ни хватки, ни амбиций он не растерял.

Чуть больше полувека назад Алан Мейнхард построил орбитальную станцию для спасения человечества: Ковчег Мейнхарда. На ней собрали образцы флоры и фауны, а также около шестисот тысяч людей, две трети которых составили дети. Что-то вроде экспериментального научного проекта, суть которого в воссоздании земного существовании вне планеты. Станция пробыла в космосе порядка тридцати лет, чудом пережив страшную галактическую катастрофу. После чего вернувшись на опустевшую планету, люди с ковчега стали надеждой на возрождение Земли. Они долго и упорно работали, восстанавливая по кусочкам свой родной дом.

Алана Мейнхарда боготворили. Его решения и приказы принимались с благоговейным трепетом. Никто и никогда не высказывал возражений и не спорил с ним. При этом к Мальтису Мейнхард относился очень тепло, заботился как о сыне, опекал во всем. И тому была веская причина.

Семнадцать лет назад среди людей, высадившихся на планете, разразилась эпидемия неизвестной болезни, причиной которой стал вирус, нарушающий комплементарность нуклеиновых кислот1. Ученые и врачи пытались остановить эпидемию, но люди умирали слишком быстро. Оставалось только молиться и надеяться на чудо. И оно случилось. Во время вскрытия молодой женщины, обнаружили плод в возрасте около тридцати недель. Ребенок оказался не только жив, но и абсолютно иммунен к вирусу, что помогло синтезировать вакцину и справиться с эпидемией.

У мальчика не было имени, и лаборанты называли его просто «мальчиш». Вскоре на боксе появилась надпись из химических элементов: Mo+Al+Tc+Si+S2. Позже эта надпись превратилась в имя «МаЛьТиС».

Мальтис — живой плод в мертвом теле, стал символом надежды, а его имя отождествлялось с торжеством жизни над смертью. Тогда-то Мейнхард официально объявил себя опекуном выжившего ребенка.

С рождения мальчика окружали только лаборанты, ученые, врачи и «амбалопитеки». Единственным нормальным человеком для него был опекун. Мальчик радовался каждому его появлению, проявляя искреннюю детскую любовь. Казалось, старику нравится играть с ним, и их привязанность росла с годами. Этот великий и могущественный старик мог объяснить мальчику многое и тот ему всегда верил.

Мальтису много раз рассказывали о галактической катастрофе и о том, что лишь благодаря ковчегу человечество уцелело. Рассказывали так же о спутнике Земли, который столкнулся с космическим телом. Вследствие чего произошли непоправимые изменения на планете. Он знал все версии историй о том, как опасные твари попали на Землю с обломка космического тела, который по одной из версий было частью планеты с иной формой жизни. Как они захватили недра и теперь досаждают людям. Все это Мальтис слышал много раз. Но впервые его мучили сомнения. Более того, вся история Ковчега стала казаться нереальным бредом. А странные твари в отличие от людей более органично вписывались в экосистему планеты. Тогда, что это за планета? Земля ли?

Мальтис чувствовал себя обманутым. Доводы ученых, слова самого Мейнхарда, формулы, таблицы, всё рождало в нём отрицание. Он не хотел верить и не верил.

— Я хочу поговорить с Марьяной. Можно? — спросил Мальтис, устав от хаоса мыслей, творящегося в голове в последнее время.

— Хорошо, но только в моём присутствии, — ответил опекун после минутного раздумья.

Через час они стояли в закрытом боксе. Это светлое помещение с полупрозрачными стенами точно вивариум3, в котором держат животных для исследований и дальнейших наблюдений. Ощущение усиливалось за счет капсулы в центре, в которой находилась Марьяна. Сердце Мальтиса бешено забилось в груди, когда он увидел тело девушки, утыканное различными приборами (скорее, датчиками. Так лучше). Кожа приобрела голубоватый оттенок, то тут, то там выпирали вздувшиеся вены. Голову покрывала короста, по краям которой еще сохранилось несколько прядей спутанных волос. Увидев Мальтиса, темные, почти черные глаза девушки наполнились слезами.

— Похоже, она рада Вас видеть! — прокомментировал лаборант и что-то отметил на сенсорной панели.

Чувство жалости схватило за горло и начало душить. Мальтис несколько раз надрывно вздохнул, пытаясь успокоиться. Он совершенно не был согласен с лаборантом. Она не была рада, скорее обеспокоена или даже напугана.

— Это похоже на вивисекцию! — голос Мальтиса выдал волнение.

— Ты должен понимать, что это тяжелая необходимость. Мы должны знать, с чем имеем дело, — размеренный тон Мейнхарда внушал доверие. — Ты нам очень помог. Своевременно сообщил об угрозе и дал возможность двигаться в нужном направлении.

— Можно взять её за руку? — Мальтис ни о чем не мог думать, глядя на измученное существо, которое и человеком теперь сложно было назвать.

Лаборант посмотрел на Мейнхарда, тот одобрительно кивнул. Тогда он, набрав что-то в панели, открыл капсулу с телом девушки.

Мальтис подошел ближе и осторожно коснулся Марьяны. Она была такой холодной, что он вздрогнул. Затем быстро схватив за руку, попытался согреть, энергично растирая пальцы и суставы. Он хорошо помнил, какими горячими были ее прикосновения раньше, там на озере. Хотя та Марьяна была не настоящей. Мгновенно всё случившееся пролетело перед глазами. Мальтис замер. Обе девушки стояли перед мысленным взором. Такие похожие, но не идентичные. Лже-Марьяна бледная и безэмоциональная, как кукла: оболочка, с моллюскоподобной сущностью внутри, что светится голубым сиянием. Настоящая Марьяна, как ее смог вспомнить Мальтис, представлялась загорелой, смеющейся девушкой в красивом платье, подвижной и целеустремленной.



Эль`Рау

Отредактировано: 15.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги