Геункаон: Качаясь над цепями.

Размер шрифта: - +

2.1. Мориц.

Персонаж: Мориц.
Место: окраина города Менэдекер.
Время местное:  18:10 (Закат: 20:17). Пятница
21 апреля 302 год от рождения Ока.

Транспортная площадка «Обители Мессалины» оказалась заполнена на треть, что не удивительно для столь раннего времени. Мориц открыл дверцу пассажирского салона, и, вытащив гравитаж[1], покатил вслед за собой в сторону входа. Привратница радушно встретила его, бросая мимоходом многозначительные взгляды на багаж.

– Мне нужно нанять двух служанок, хотя нет, одной пока будет достаточно. Как быстро это можно устроить? – Мориц старался увести разговор в сторону от гравитажа, пока та не предложила помощь.

– Конечно, мы были предупреждены о Вашем визите и постарались все сделать в лучшем виде.

Добравшись до своих апартаментов в приватной части нижнего комплекса, Мориц, не теряя времени, быстро откатил гравитаж в спальню и вытащил оттуда кокон с телом «Зуики».

«Хорошо было бы расставить фамильяров, одного или двух…, пока Лютик вернется в тело…» – думал старейшина, плотно закрывая дверь в спальню.

Претенденток не пришлось долго ждать, как и сказала привратница, они подготовились к его приходу. Из семнадцати прислужниц он выбрал только одну. Мориц заполнил «купчую» и передал бессмертному, который служил Лилиане в качестве секретаря–адъютанта. Прислужницы обители с рождения приучены служить, при этом их не связывает контракт. Все они - собственность Лилианы, как кирпич в стене или кресло у камина.

– Благодарю за Ваш выбор! – слова секретаря пролетели мимо мыслей Морица. По правде говоря, в этот раз он в меньшей степени руководствовался разумом. На этой щупленькой девушке взгляд сам остановился. Невзрачная и тихая, она стояла, опустив голову, в ожидании приказа.

– Я буду звать тебя «Джиа». Растопи камин к заходу солнца! – сказал Мориц, оставшись наедине с прислужницей, и протянул ей ремешок с символом ковенкорда. 

– Как прикажете, господин мой. – Служанка поклонилась и, сделав два шага в сторону двери, остановилась, топчась в нерешительности.

– Позже. – Мориц решил, что сумонить[2] нового фамильяра пока рановато. – Я еще могу передумать и заменить тебя на другую прислужницу.

Как только дверь закрылась, он направился в спальню и, распахнув гардероб, достал широкий домашний халат. Скинув пиджак и жилет, Мориц завернулся в него. Затем разулся и прошелся босиком до двери. Он знал, что Лилиана обязательно придет взглянуть на нового фамильяра, а потому решил подготовиться к ее визиту.

– Пожалуйста, не выходи отсюда без особой нужды… – обратился он к дриаде, которая неуклюже управлялась с телом служанки.

Такая просьба вызвала «маску» непонимания на лице «Зуики». Мориц подумал о том, что стоит сказать, что–то утешительное, а еще лучше, приласкать это жутковатое создание, но звук приближающихся шагов отвлек его. Он торопливо вышел из спальни и занял место в кресле.

– О! Господин Мориц, так рада видеть Вас! Мне передали, что Вам не удалось выбрать фамильяра. И хочу принести свои извинения. Позвольте, я немедленно подготовлю новых прислужниц. – Лилиана излучала такое дружелюбие, что Мориц невольно заподозрил скрытый умысел. Однако ничего предпринять не успел, так как дверь спальни распахнулась, и тело Зуики появилось в дверном проеме. Сделав несколько неуверенных шагов, дриада оступилась. Старейшине пришлось подхватить ее, удержав от падения.

Злобная гримаса стерла с лица хозяйки обители всю дружелюбность, оставив натянутое подобие улыбки.

– Я вижу, произошла досадная ошибка. Ваш прежний фамильяр … – Лилиана запнулась, не находя нужных слов. – Прошу простить!

Ее замешательство и непонимание ситуации забавляли Морица, отчего губы растянулись в улыбке.

– Не стоит извинений. Я признателен Вам за заботу, – вежливо ответив, он бережно усадил тело Зуики в свое кресло. – А сейчас не могли бы … оставить нас?

Лилиана вышла вон одеревеневшей походкой, словно ее ноги перестали гнуться в коленях, чем вызвала только довольный смех в душе старейшины.

– Лютик, ты такая непослушная..., – тихим голосом проговорил Мориц, поправляя волосы дриады, которые правильнее было бы назвать отростками вроде корневища – корневолосища.

– Опасно тут, – ответил ему приятный женский голос, звучание которого так нравилось, даже в виде имитации.

– Я знаю, – Мориц встал у стены, облокотившись на каминную полку. – Спой мне что-нибудь.

В теле девы молодой

Сердце еле бьется

И запретною тропой

В мир загробный рвется.

Он тебя к себе позвал, -

Ты ему поверила.

Привкус крови на губах.

Что же ты наделала?

Этот голос, такой красивый, рождал воспоминания, хоть и не принадлежал им. Лишь напоминал о некогда любимой женщине.

– Господин, разрешите войти? – раздался голос за дверью. Он открыл ее и впустил хрупкого вида служанку, которая принесла связку поленьев для растопки камина. Мориц чувствовал исходящий от нее страх, который рос, заполняя все пространство вокруг. Это раздражало, заставляя жалеть о своем выборе.

 Он подошел к ней, взял за руку и поднес запястьем к губам. Девушка закрыла глаза. Старейшина чувствовал дрожь ее тела, слышал биение сердца и частое неглубокое дыхание. Медленно проведя губами по коже, едва касаясь, он поцеловал ее тоненькие пальчики и отпустил. Так делать научил его Константин, когда-то очень давно. Лицо служанки покраснело от прилившей к щекам крови. Мориц склонился к ней и прошептал: «я ревностно оберегаю все, что мне принадлежит, будь то фамильяр или старый ботинок, … так что не разочаровывай меня».



Эль`Рау

Отредактировано: 15.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги