Геункаон: Качаясь над цепями.

Размер шрифта: - +

2.2. Акош.

Персонаж: Акош.
Место: Город Менэдекер.
Время местное:  22:20 (Восход: 06:44). Пятница
21 апреля 302 год от рождения Ока.

Подъезжая к городу, Акош осознал, насколько сильно влип. Потерял людей, саркофаг и самого «ангела». Но думать об этом не хотелось, хотелось напиться и проспать сутки. Синхронизированный с АМ: 7.3 навигатор транспортника настойчиво требовал внимания и Акош нехотя включил трансляцию. Развернулся голографический экран, и вид Виктора Михайловича обещал проблемы.

– Отчет будет утром. Подробнейший! – Акош решил не давать начальству инициативы и, громко крича, продолжил: – ИЗВИНИТЕ! ТУТ МНОГО ПОМЕХ…. ГОРЫ…. Я ВАС СОВСЕМ НЕ СЛЫШУ.

На экране поверх изображения появился текст: СРОЧНО! ХОЧУ ВСЕ ЗНАТЬ! КРАТКО!

«А.М., мать твою, … что б тебя … со всем широким спектром возможностей», – Акош сдержал порыв расстрелять экран и все что рядом.

– Во–первых: Мальтис [нецензурная брань]. Нанял воров, чтобы обчистить саркофаг, пока мы с нежитью бодались;

– Во–вторых: воры налакались ангельской крови. Один теперь зомби, а напарница его «абзац» крылатый. Дракулита – слыхали о такой?

– В–третьих: мы потеряли людей. Дракулита рвет всех без разбору: и людей, и нежить;

– В–четвертых: «ангела» нет в саркофаге, нет у Мальтиса, нет у нежити. Подозреваю, «ангел» у дракулиты;

– В–пятых: нам бы отдохнуть, хотя бы душ принять. А потом можете и в хвост, и в гриву, и на плаху.

На экране появился ответ: ПОНЯЛ! УТРОМ КО МНЕ! ВСЕ! ПОРАНЬШЕ!

Акош кивнул головой и отключился от трансляции. Мысли безжалостно терзали усталый разум. Он отдал последние на сегодня распоряжения выжившим охотникам:

– Завтра с утра в офис. Общий сбор. Будут иметь нас по Кама-Сутре во всех позах. Так что вымойтесь и отдохните, как следует. И помните! Невоздержанный язык – худшее из зол. Это не я сказал, а один умный мужик. Так что лишняя болтовня – сестра секир–башка. Ясно?!

Усталые охотники нескладно отвечали. Им сегодня тоже пришлось несладко. Одно радовало – отчет Антона о том, что с Сережкой и зверьем проблем не было.

Придя домой, Акош опрокинул пару-тройку рюмашек для расслабления и отправился в душ. Спать хотелось просто смертельно. Шум воды успокаивал, приводя мысли в некое подобие порядка. Он и сам не заметил, как сполз по кафелю вниз и уснул, громко храпя.

«…

Ему снилось, что он мальчишка, удит рыбу с лодки. Рядом лежит годовалый пес кавказской овчарки. Акош нашел его в канаве рядом с лесом, приняв за медвежонка, и назвал Мишкой. Спустя шесть лет, пес умер от пироплазмоза[1]. Но во сне он еще жив и лежит рядом в лодке. Солнышко припекает.  Акош посмотрел на небо, там ни облачко. Мишка поднял морду и потянул носом воздух, потом зарычал, медленно поднимаясь. Акош во все глаза всмотрелся в берег, но ничего подозрительного не увидел. Пес припал на передние лапы и громко залаял, раскачивая лодку. Акош пытался удержать равновесие, ругая Мишку, но, когда тот прыгнул в воду…, лодка качнулась так сильно, что почти перевернулась, выбросив мальчишку за борт.

…»

Акош проснулся от внезапного потока ледяной воды. Несвязно выругался, выключая душ, и, стуча зубами, отправился нагишом в спальню. Забравшись под одеяло, он крепко обнял подушку обеими руками и задремал.

«Душ!» – внезапная мысль, как рукой, сняла весь сон. Он резко открыл глаза и напряженно прислушался к окружающим звукам.

– Раз Вы уже не спите, позвольте предложить ранний завтрак?

Голос и манера говорить были знакомы. Акош медленно сел в кровати и спросил:

– Что на завтрак?

– Оладьи со сметаной, если позволите. – Эрик стоял в дверном проеме, вежливо улыбаясь. Только теперь на нем не было черной шелковой рубашки с красным кораллом. Он держал руки в карманах безрукавки с капюшоном мышиного цвета, такого же цвета на нем были спортивного кроя штаны, и светлые кеды с оранжевыми вставками в тон лонгслива[2].

– Согласен, – ответил Акош и стал слоняться по комнате в поисках одежды. Спать все еще хотелось, но заснуть вряд ли получиться.

С кухни, где шумел Эрик, исходил дивный запах, отчего живот Акоша жалобно мяукал и урчал.

– Приятного аппетита! – Эрик поставил перед Акошем на стол тарелку с пятью разложенными веером оладьями и ложкой сметаны в центре. – Сколько сахара предпочитаете класть в чай?

– Три … – на минутку Акошу показалось, что весь этот бред лишь продолжение сна.

Эрик налил чай и тщательно размешал сахар. Акош мельком глянул на часы, там было без чего–то шесть. Он выругался про себя, жадно расправляясь с оладьями. Когда завтрак был закончен, бармен сложил посуду в раковину и предложил охотнику одеться для улицы.

– Мыть не будешь? – спросил на всякий случай Акош. Эрик отрицательно покачал головой. – Ну как хочешь. А то я не против…. Будь ты женщиной, я бы женился, не задумываясь.

Эрик лишь улыбнулся в ответ.

– Солнце уже встало, а ты такой спокойный... – пытался завязать разговор Акош. – Не боишься запечься с корочкой, как Камилла?

– Я не такой чувствительный, как госпожа Камилла. Перетерплю, – попытка охотника разговорить Эрика потерпела неудачу.

 Надевая запасной комплект снаряжения, Акош думал о том, что через полтора часа ему нужно быть в офисе.

«Как все не вовремя! Нет, ничего хорошего сегодня не случиться», - думал Акош, заранее готовясь противостоять всем неприятностям, которые могут случиться в окаяницу[3].



Эль`Рау

Отредактировано: 15.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги