Геункаон: Качаясь над цепями.

Размер шрифта: - +

2.14. Акош.

Персонаж: Акош.
Место: город Менэдекер.
Местное время: 14:28 (Закат: 20:18).
Дата: Окаяница. 22 апреля 302 год от рождения Ока.

Катакомбы оказались мрачными и сырыми. Константин уверенно указывал направление, иногда останавливаясь, чтобы дать возможность Акошу вносить отметки в АМ:7.3. Путь был неблизкий, не меньше двух часов в бодром темпе, а то и больше.

«Метка лихозверя, монстра, что рвется наружу» –  слова Эрика не удивили его, скорее подтвердили опасения. Больше всего Акош боялся проснуться оборотнем, но время шло и ничего не происходило. Каждодневное ожидание наращивало опасения, да и перемены, какими бы незначительными не были, обращали на себя внимание.

«…

Светлые стены, медицинское оборудование, ноющая боль во всем теле, дышать тяжело, глаза едва открываются – зато жив, даже если из тела вырваны куски. Акош не был уверен, что все конечности на месте. Двигаться не получалось. Тело казалось таким тяжелым, даже рука не поднималась, если она вообще была. В голове мелькали фрагменты схватки со зверем, или правильнее сказать со зверьем. Быть может, второй чистокровный только привиделся. До жути хотелось увидеть, во что превратилось тело.

– Ты как? – голос был знаком, и Акош напряг лицо до уродливой гримасы, чтобы открыть глаза. Ничего не получилось.

– Никак, – ответил он максимально спокойно. – Что там с оборотнем?

– Мертва, – выдохнул кто-то по левую руку. – Наши все там облазили. Пробили по ДНК, не все жертвы были ее. Есть кто–то еще, совсем слабые следы оставлены. Думаем, они охотились парой. Теперь второй зверь на время затаится, а потом сменит охотничьи угодья.

– Ты красавчик. Все только и говорят о тебе, – рассмеялся третий голос чуть дальше. – Говорят, ты умудрился отбить самку, поэтому самец задрал ее, и тебе конечно досталось.

«Почему я никого не узнаю. Нет. Я узнаю эти голоса. Я знаю их. Точно знаю, но не могу вспомнить их имена. Нужно открыть глаза» - думал Акош, пытаясь рукой дотянуться до лица. Внезапно что-то шлепнуло его по переносице и стало елозить по носу и щекам. В то же время, рука наткнулась на твердый предмет, скорее всего угол стола. Хотя не настолько твердый. Тело еще во власти анестезии, поэтому Акош не смогу почувствовать и узнать собственную руку, падающую прямо на лицо.

– Твоя Раечка приходила. Ее знания чистокровных очень помогли. – Голос по левую руку звучал сдержанно, словно человеку было не по себе здесь.

– Ага! Мы думали, ты умрешь или обратишься. А она подсказала, как сделать сыворотку, используя мертвую чистокровку, – этот звонкий насмешливый голос принадлежал явно молодому человеку, а манера говорить указывала на дружеские отношения. – Док говорит, это было также легко, как сделать противоядие, имея сам яд.

– Еще заглянем к тебе на днях. Давай поправляйся, герой. – люди прощались, шаркали подошвами по полу, возможно похлопывали по плечу или махали рукой, но всего этого Акош не видел и мог только гадать. Они ушли, и вокруг воцарилась тишина. Сколько она продлилась, сказать сложно. Но дверь открылась, впустив сквозняк. Акош почувствовал его, а значит, анестезия отпустило тело. Теперь он смог без труда приоткрыть глаза и увидеть, как тихой поступью к нему вошла Рая. Ее рыжие в красноту волосы собраны заколкой на затылке, подчеркивая правильный овал лица и красоту больших янтарных глаз под изогнутыми бровями.

Сквозь приспущенные ресницы Акош заметил, как Рая повела носом на манер зверья. Раньше его забавляло, как она копирует замашки чистокровных, но сейчас это пугало. Постояв с минуту, девушка вздохнула и сделала несколько шагов обратно к двери. Акош вспомнил, как она просила, буквально умоляла не участвовать в охоте на зверя. Вспомнил, как до последней минуты стояла на своем, пытаясь защитить от грозящей опасности. Сейчас ему было стыдно думать о том, что у нее твориться на сердце и в душе. Он взглянул на шею Раи, где была темная полоска виваскута с кулоном, и не увидел ничего. Это значило, что из-за него она лишилась поддержки клана, а вместе с ней и работы.

– Я уезжаю в поместье. Мы уже не увидимся, – сказала девушка, не смотря в его сторону. – Будь осторожен, береги себя.

– Останься, – взмолился Акош. – Я смогу защитить тебя от кого угодно.

Рая повернулась к нему лицом. Впервые в жизни она так смотрела на него.

– И от себя? – девушка оскалилась, показав острые звериные зубы.

Люди, живущие под защитой кланов, со временем становятся их частью. Не всегда, но довольно часто. Акош никогда не думал, что это случится с Раей. Он чувствовал свою вину во всем случившемся. А еще страх. Очень сильный страх, который накатывал волнами, возвращая память. В мельчайших подробностях он вспоминал вечер и ночь, изменившую его жизнь. И чем дальше, тем становилось страшнее. Там действительно был второй зверь, разорвавший напавшую на него чистокровку. То, что Рая была там, он не сомневался, только не знал почему, а спросить уже не мог.

…»

Эти воспоминания и сопутствующие им размышления толстой веревкой затягивались на шее Акоша. Он не верил, что Рая обратилась, считая увиденное звериное обличье лишь сном, не имеющим ничего общего с реальностью. Однако, когда пришло время вернуться домой, ее уже не было. И никто не знал, что с ней случилось. Исчезла, словно ее не было. Неприятное и тяжелое чувство, от которого рыжий охотник решил просто отмахнуться и отвлечься на что-нибудь отстраненное. Но однообразие мрачного окружения вгоняли в тоску.

– Так с чего это хозяйка заведения, как там ее звать …, решилась напасть на старейшину? – спросил Акош, не найдя иного способа разогнать мрачные мысли. – Ее ведь за это по головке не погладят?



Эль`Рау

Отредактировано: 15.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги