Голод пламени

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Стоял жаркий июльский день. На безоблачном небе беспощадно палило солнце. Однако царившая на улицах мегаполиса жара практически не ощущалась в подземных туннелях метрополитена.
      Сквозь приоткрытые окна старого поезда долетал прохладный ветерок и действующий на нервы непрерывный шум. До «конечной» оставалась пара остановок, людей в вагонах заметно поубавилось. Загорелые девушки в лёгких пёстрых платьицах и больших солнечных очках на пол-лица походили на огромных разноцветных стрекоз, жужжащих над водоёмом. Без перебоя трещали о своих покупках дамочки напротив. Несколько мужчин с кучерявыми ногами, покрытыми до колен лёгкими шортами. Один — в дешёвом костюме с расстегнутым воротником белоснежной рубашки. В дальнем углу около входа сидел угрюмый парнишка, одетый явно не по погоде. Светлые джинсы, тяжёлая кожаная куртка поверх тёмной футболки. Жара нисколько не волновала его. Он её просто не чувствовал.
       Парень согнулся, положив локти на бёдра, и сплёл пальцы в замок. Зажмурил глаза от жгучей боли. Всю поездку его ладони горели, доставляя большой дискомфорт. Он чувствовал, как внутри него бушует пламя и с каждой секундой всё чаще грозит вырваться наружу.
      Он не любил метро. Слишком много людей, слишком много шума. Сегодня вдобавок задался напряжённый день, и теперь раздражало буквально всё. Хотелось взять да и спалить кого-нибудь этими самыми руками. И только эта мысль промелькнула в голове, как он почувствовал внезапный всплеск энергии, пробежавшей по телу, и мимолётное отрешение от всего окружающего… облегчение, покой. Парень открыл глаза и с ужасом осознал, что девушка напротив объята языками голодного разъярённого пламени. Страх от увиденного сменился восторгом. Огонь переливался волнами ярких тёплых оттенков, от бархатно-красного до искристо-жёлтого. Жар, исходящий от него грел душу и сердце, поглощая в себя все страхи, боль, разочарование и даже гнев, накатывавший день ото дня.
      Он увлёкся, наблюдая за красками пламени. Завороженный неповторимостью этой пылающей красоты, он не сразу заметил, что горящая девушка, распугав всех в вагоне, вопя от невыносимой боли, двинулась к нему. Она упала ему в ноги, крича и моля о помощи. Протянула горящую руку и коснулась его запястья. Парень невозмутимо посмотрел в обезображенное пламенем лицо. «Огонь не тронет огонь», — подумал он и указательным пальцем коснулся её лба. Огонь тут же исчез, словно это была всего лишь игра больного воображения, иллюзия. Девушка и напуганные очевидцы вокруг застыли в глубочайшем недоумении, не в силах произнести и слова.
      Ни ожогов на коже, ни подпалённой одежды. Лишь сидящая на полу молодая девушка, держащая за руку незнакомца. Тот отмахнулся от неё и непринужденно шагнул в раскрывшиеся двери.
      Начался переполох. Люди шумно обсуждали невероятное происшествие, совершенно забыв про пиромана, который спокойным шагом уже покидал вагон. Однако не успел виновник пройти и половины пути, как на лестнице, ведущей к выходу, к нему подбежал высокий парень спортивного телосложения. Он узнал в нём своего друга, Влада.
      — Ты что творишь, прямо в метро! Тебе ещё повезло, что никто не вызвал полицию! Зачем ты только…
      — Скучно, — монотонно бросил он и пошёл дальше.
      Спортсмен немного опешил. Он ждал совершенно другого ответа. Но придя в себя, кинулся вслед.
      — А по-моему, ты просто всё ещё злишься! — не унимался Влад, ровняясь с шагом друга. Тот продолжал идти своей дорогой, полностью игнорируя собеседника.
      — Лазарь! А ну стой! — раздражённо крикнул преследователь и схватил его за плечо, но тут же отдёрнул руку — куртка друга оказалась очень горячей.
      Парень продолжил не спеша идти к выходу. Влад перестал задавать вопросы и тихо, но настойчиво пошёл рядом, поравнявшись с шагом друга. Он понимал, что пока Лазарь сам не захочет, он ничего не скажет, и сейчас бесполезно что-либо у него выпытывать.
      Они прошли молча уже три остановки и подземный переход. Выйдя на парковую аллею, Лазарь вдруг остановился посреди дороги и спустя долгое время, наконец, произнёс:
      — Минералка есть?
      — А? — замешкался друг. — Да, сейчас. — Он снял со спины рюкзак и, расстегнув молнию, запустил в него руку. Протянул бутылку, в которой оставалось ещё немного воды после тренировки.
      — Лей.
      — Что? — не понял Влад.
      — Лей говорю. На руки. Ну же!
      Влад пожал плечами и отвинтил крышку. Наклонил бутылку, и на руки Лазаря полилась струя прохладной воды.
      — А! Чёрт! — вскрикнул тот, резко отдёрнув руки, и начал нервно вытирать их о джинсы.
      — Ты чего? — удивился Влад. Он откинул пустую бутылку в сторону и шагнул к Лазарю. Он мог поклясться, что увидел в глазах своего друга светло-синее пламя, которое сменилось красным и медленно угасло.
      — На меня сейчас будто кислоту пролили, — обеспокоенно забормотал Лазарь, тормоша слегка обуглившиеся ладони.
      Влад не знал, что и сказать. Он стоял рядом, пытаясь осмыслить, что же всё-таки произошло и как на это реагировать.
      Лазарь поймал его встревоженный взгляд и попытался объяснить:
      — Уже два дня… Два долбанных дня! Чёрт! Со мной что-то творится! Это просто необъяснимо.
      — Ещё более необъяснимо, чем твоё умение управлять огнём? — перебил его Влад, давая понять, что его уже ничем так просто не удивить.
      — Не издевайся. В метро. Ты же всё видел? — это было скорее утверждение, чем вопрос.
      Влад кивнул.
      — Я ехал в соседнем вагоне, не хотел пока с тобой пересекаться, сам понимаешь. Горящую девушку было сложно не заметить. Ты перепугал много людей.
      — Коллективная галлюцинация, — хмыкнул Лазарь. — Такое часто бывает.
      — Ага, прям на каждом шагу!
      — Я не смог… — уже серьёзно произнёс парень. Он посмотрел на свои повреждённые руки и сжал кулаки. — Не смог сдержать огонь. Всего на мгновение потерял контроль. И он вырвался. Всегда, всегда я мог держать его в узде, не позволяя себе никому навредить. Но сейчас его становится всё сложнее сдерживать. Я не знаю, что делать. Просыпаясь по утрам, я вижу свечение каждого предмета, куда падает взгляд. Это сводит с ума.
      — Может, стоит наконец рассказать обо всём предкам?
      Лазарь затих, недовольный вопросом. Его взгляд упал на пустую бутылку.
      — Я надеялся, хоть вода поможет, но она лишь ранит, — озвучил он свои мысли. — Мой жар немного утих, но от этого только хуже. — Он вновь посмотрел на свои руки. Их немного трясло. На левой руке половина ладони была угольно-чёрной. На правой — пострадали пальцы. Раны болели, но боль была терпима, хоть и неприятна.
      — Не уходи от темы.
      — Ты же знаешь, как я отношусь к этой идее. Тема закрыта. Не хочу это обсуждать. Идём.
      — Ты не исправим, — не унимался Влад. — Они же могут что-то знать о твоих настоящих родителях. Просто спроси. Что-то же они должны знать!
      Лазарь ничего не ответил, вновь проигнорировав мнение приятеля, и побрёл вперёд. Меньше всего ему хотелось сейчас говорить о родителях. На самом деле, Лазарь как-то пытался поговорить со своими опекунами, но те лишь мастерски увиливали от ответа, прикрываясь плохим настроением. Нить беспрекословного доверия к родителям лопнула, и отношения между ними уже не станут прежними.
      Влад тяжело вздохнул и поплёлся за другом, накинув рюкзак поудобней. Он решил поговорить о чём-нибудь нейтральном, чтобы немного разрядить атмосферу, но его выбор пал на не совсем удачную тему:
      — Как там Диана? Ты ведь сегодня к ней ездил? — Влад засмотрелся под ноги и чуть не впечатался в спину приятеля.
      — Нет. Я больше не виделся с ней, — не поворачиваясь ответил Лазарь и напряжённо пошёл дальше.
      — Я так и знал, ты всё же злишься.
      Лазарь резко повернулся и свирепо посмотрел на своего друга.
      — Ах, прости, и с чего это мне злиться? Мой лучший друг всего лишь навсего переспал с моей девушкой. Что тут такого?! Пустяки!
      — Я думал, мы всё уладили. Я же всё объяснил! Я не виноват, что ты не разбираешься в девушках и встречаешься со всякой швалью!
      Лазарь мгновенно ощетинился от его слов. Схватил Влада за ворот и притянул к себе. В его тёмно-серых глазах вновь зажёгся угрожающий огонь. Воздух вокруг накалялся. Дышать становилось труднее. Лицо Лазаря начало расплываться. В глазах темнело. Влад чувствовал, что вот-вот потеряет сознание. И когда его ноги начали подкашиваться, Лазарь вдруг осознал, что же он делает. Он разжал руки, и друг оказался на асфальте. Тяжело и жадно дыша, Влад поднялся на ноги. Кинул на Лазаря взгляд, больше наполненный злобой и обидой, нежели страхом, который ожидал увидеть в них пироман, и пошёл своей дорогой.



Летта Мюллер

Отредактировано: 17.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги