Гвиды

Размер шрифта: - +

Часть V. Деревья

  •  

 

Глава 23

 

В Ц-Поде миссия виделась мне чем-то стремительным, сложным, переменчивым. Теперь же, шагая по пустынному побережью, я понимаю, что наша основная задача- идти. На пути нам могут встретиться различные преграды, как пумы, уже укравшие одну жизнь. Но не их преодоление стоит на первом месте - они помехи, мешающие осуществлять главное. Гвиды должны идти, не взирая на всевозможные препятствия и опасности, игнорируя любые потери. Вперед, к цели.

И мы идем. Оружие у всех наготове. Краем глаза смотрим на лес, близко к деревьям не подходим - мало ли, кто там таится. Мы с Мано во главе.

- На что дуешься? - спрашивает он.

- Ни на что, - бросаю я.

- А что такая тогда хмурая?

- Ничего.

Ему и в голову не приходит, что выпереть меня с переговоров было, мягко говоря, несправедливо. То есть уцепиться за мою идею - это пожалуйста, а вот дать мне право голоса в обсуждении - нетушки, мала еще.

Я не даю Мано ни единой подсказки и недолго мы топаем в молчании. Потом он вдруг смотрит на меня и начинает посмеиваться.

- Что? - спрашиваю я недовольно.

- "Напудренные задницы" - цитирует он мою тираду. - Спрашиваю снова: где ты таким словам научилась, а?

- Где надо. - буркаю я в ответ.

Кроме легкого плеска волн здесь ни звука. Наш разговор долетает до всех.

- Это вадомина школа. - громко говорит Ирица.

- Ага. - охотно подтверждает Вадома.

Я оборачиваюсь к ним, ехидничая:

- Ну всё, раскусили меня. Я за ней заметки делала, а перед сном их заучивала.

- Да ладно тебе, - язвит в ответ Ирица, - С этой бабищей под одной крышей жить - так любой ругаться начнет. Не знаю, как наша Лейли еще до матерщины не скатилась...

- А я шепотом, пока никто не слышит. - говорит Лейли, смущенно поправляя дужки очков. Хохоток выпрыгивает из меня - хотела бы я и в самом деле послушать, как Лейли в полголоса кроет всё и вся на чем свет стоит. Хоть она моя ровестница, не могу заставить себя относиться к ней соответвующе. Всё кажется, что она ребенок

Мы движемся на восток уже долго, а пейзаж не меняется. Редкий, полулысый бор с царапающими небо верхушками деревьями слева, синий океан справа, а между ними непонятная субстанция тусклого цвета. Такое ощущение, будто прибрежная полоса бесконечна. Мне надоедает обижаться на брата. Сколько можно? Идем, как воды в рот набрали. Ну не вечно же в молчанку играть.

У нас возникла безмолвная договоренность не обсуждать важного при других, так что я слегка попридерживаю Мано, и мы пропускаем остальных вперед.

- Секретничать будете? -прищуривается Вадома, заметив, как мы стараемся отделиться.

- Шлепайте-шлепайте. - отмахивается Мано, - У нас тут дела семейные.

Он дожидается, когда наши уйдут метров на десять вперед, и тихо говорит:

- Теперь твой черед. Что случилось? За что ты на самом деле попала в Гнездо?

Мы идем дальше, сохраняя удаленность от остальных,  и по пути я рассказываю ему обо всем: о своих сомнениях, брать ли часы, о том, как Дэй отругал меня, а потом я сама поняла его правоту. Как Зира заложила меня, как проходил суд и как Дэй назвался моим женихом. Рассказала и про Глорию, которую ему пришлось ради меня оставить. Поцелуй я пропустила - Мано и так почему-то начал лукаво посматривать на меня. Зато я в красках воссоздаю Луйца, всю его мерзкую личность. Мано стискивает кулаки, слушая про него.

Из ужасов самого Гнезда я рассказала ему только про Гелику - всё прочее ему и без того известно, даже лучше меня. Зато когда я описываю Лабы и что в них происходит, то вижу, что брат удивлен. Он слышал о них, но думал, что это наполовину россказни. Я дохожу до момента, когда надзирательница предупреждает меня о грядущем наборе гвидов. Рассказываю, как боялась, что Луйц отправит меня на континенты, и тут замечаю, что Мано полностью затих. Он больше не задает наводящих вопросов, не поддакивает, не хмыкает. Смотрит под ног и не поднимает взгляда даже когда я дотрагиваюсь до него, спрашивая, в чем дело.

- Прости... - выжимает он наконец. - Я не должен был вызываться. Это из-за меня ты в итоге здесь оказалась...

- Нет! - автоматически возражаю я. Но, подумав, поправляюсь - врать напропалую нет ни смысла, ни желания, - Я ни о чем не жалею. К тому же, ты же не знал, что я там была.

Мано мотает головой:

- Знал.

- Знал?

- Я видел тебя во дворе несколько раз. Мой автобус отправлялся на каторгу перед твоим.

Я вспоминаю:

- Там была драка...

Мано кивает:

- Я врезал каяльщику, который кричал тебе в след всякие гадости. Я тогда тебя в первый раз увидел - сразу узнал, хоть ты и выросла. Моментально.

- Это был мой первый день в Гнезде. -вставляю я.



Мара Станко

Отредактировано: 17.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться