Homo_morfizm

Размер шрифта: - +

5. Крысиные бега

Глава 5. Крысиные бега

  

   Институт не остался в стороне. Не доехав и двухсот метров, стало понятно, что «чума» попировала и здесь. С первого взгляда и не поймешь, где  раньше началось-то: здесь или у нас. Всего-то один квартал разницы. Пусть и не жилой квартал, пусть только с одним единственным институтом и прочей обслуживающей кухней, но квартал. Тут не было ни магазинов, ни переходов, ни ларьков, ни каких-либо важных дорог. Тут почти ничего не было. Поляна, институт, вольеры для собак, парк, разбитые лавочки, пьяницы под кустами – вот и весь достопримечательности. Институт, как и наш офис, стоял на отшибе, далеко от жилого микрорайона. Что сейчас было больше в плюс, чем в минус. Меньше народу – меньше зомби.

 Мы осторожно проскочили перекресток и покатили мимо НИИ. Со второго этажа здания потихоньку тянуло белым едким дымом – вот вам и пожар первый начинается. Весенний ветерок сейчас выступал катализатором. Оставишь огонек такой на пару часов – половина районе в саже. Гореть в институте было чему. Мне всегда этот "дворец" казался странным и опасным. Хранят там реактивы, растворы, смеси еще с советских времен; все сроки годности давным-давно истекли, да выкинуть все это вредное наследство кому-то жалко, рука не поднимается. Кто ж, спрашивается, новое даст? Никто не даст, верно. А потому сидят сотрудники НИИ голыми попами на пороховой бочке да спичками из угла в угол перестреливаются. Пока не подорвутся.

   Парковка перед институтом оказалась почти пустой, а на дороге перед воротами, распахнув двери, косо стояла расхристанная иномарка. Чтобы ненароком не впечататься и не застрять, я сильно взял вправо, выскочив на парковку, которая была отделена от проезжей части символическими белыми линями. Разбитые автомобильные стекла и куски ненадежных пластиковых бамперов тут же аппетитно захрустели под колесами.

«Хотя бы колеса не пробить» – сообразил я.

Без слов было понятно, что мертвецы-то и тут были. Сразу видно, что живые сматывались отсюда в спешке: несколько машин с настежь открытыми дверьми небрежно стояли у обочины, лужа крови возле выхода успела немного подсохнуть, побурела и собрала на себя уже приличную стаю мух, но была отчетливо видно даже с заднего сидения. О чем нам и сообщила Ленка. Она же и следила за тварями. Мертвецов вблизи видно не было. Но кто-то другой, молодой и беззащитный, кричал совсем рядом.

   Крики и визг доносились с нижних этажей здания. Кричала девушка, материлась, верещала, проклинала всех и вся и слезно звала на помощь. Я притормозил, опустил окно, высунул голову. Вдруг из окна первого этажа, куда я чисто по наитию и уставился, вылетел железный стул. Предварительно струсив битое стекло с подоконника, на улицу кубарем вывалилась девушка. Гуськом за ней, толкаясь и пинаясь, выпрыгнули два мертвяка. Будь они сообразительней, и не помешали бы друг другу, у девушки не было бы шансов.  Девушка, завидев нас, принялась кричать и махать руками. Я без команды резко свернул ей навстречу. Мертвецы уже поднялись с земли и неслись за девушкой на всех парах. Даже мертвые, они бежали в несколько раз быстрее нее. И это, учитывая страшные рваные раны, которыми с ног до головы были покрыты твари.

– Мамочки! – запищала на заднем сидении Ленка. Замешкайся мы на минуту, и мертвецы доберутся до нас. Нет никаких сомнений, что стекла для них – не преграда.

   – Сюда! – заорал Дима, успев на ходу открыть дверь. Прямо под колеса прыгнула дама, ловко вскочила на ноги, сиганула щучкой к Диме на руки и щелкнула шпингалетом на двери. Заблокировала. Колеса закрутились, машина незамедлительно покатилась, а мои руки потихоньку начали привыкать к мягкому прорезиненному покрытию руля. Два мертвеца, ринувшиеся было за машиной и почти вцепившиеся в бампер, гнались за нами метров сто. Потом, видимо, сообразив, что нас не догнать, одновременно остановились и просто уставились во след.

– Зырят, гля, слюной захлебываются, – сказал Дима, глядя в зеркало бокового вида.

Я бегло посмотрел назад. Мертвецы уже исчезли.

«И быстрые же вы, суки полудохлые» – подумал про себя.

– Все, все… Успокойся, – Ленка взяла всхлипывающую девушку за руку. – Все хорошо, ты в безопасности.

– Угу, – сквозь слезы сказала новенькая.

 Покружив по местным дорогам-лабиринтам, втиснутым между множеством деревьев, растущих чуть ли не забором в этих местах, мы приблизились к одному из парков Западного микрорайона.

– Пустота, мать их, этих зомбарей. Никогошеньки в парке, – ткнул пальцем Дима.

– Так ты назад посмотри, там из соседних зданий дым валит, – спокойно ответил я. – Ни одна мама своего кроху на такой смог не выпустит. Ты бы выпустил?

– Так у меня же нет спиногрызов.

– А если бы  были?

– Конечно, б не пустил, что за вопросы тупые.

– Сам ты тупой, Димка, – по-доброму сказал я.

Гипермаркет «Перекресток» остался позади.

А за ним уже и дорога, настоящая, не эти аллеи для велосипедистов и собаководов. Там и должны быть люди, которые нам помогут, которые спасут. Или нам придется спасать. В любом случае, мы уже не пешком, и это радует. Промелькнул за окном физфак федерального вуза. Серое, монолитное, громадное здание. Возведенное в начале прошлого века оно источало величие и непоколебимость. Три подземных этажа при наличии четырех надземных, закрытая территория и собственный двор с поляной – бомбоубежище вкупе с тюрьмой. Смотришь на него и диву даешься, как раньше хорошо же строили. На века, на совесть. Такую крепость, если задуматься, снести там, подорвать, или захватить зомбям – архисложная задача. Разумеется, если двери настежь не распахнуть с вывеской: «Наши умные мозги для Вас».



Flyingtost

Отредактировано: 23.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться