Homo_morfizm

Размер шрифта: - +

8. Подкидыш

Глава 8. Подкидыш

 

 

Чуть ли не через мгновение, почти в унисон первому, запиликал еще один телефон. Едва не порвав джинсы, Дима с трудом вытянул из переднего кармана тонкую здоровенную трубку, затем пару минут жадно-жадно слушал, ковыряя пальцем сидение напротив, весь разговор кивал и ворчал что-то нечленораздельное под нос. Почти все слова намеренно съел, проглотил специально. Чтобы никто ничего не услышал. Но вот пару фраз публично озвучил. «Женя с нами, скоро будем». И отключился. Перепуганные глаза уставились в пустоту.

– Что там случилось? Кто звонил?

– Света дома. С ней все хорошо, – выдохнул, – закрылась на все замки. Ждет нас.

– Это хорошо, черт возьми, – улыбнулся я, – как домой попала?

– На обед пришла, да так и осталась. Говорит, ее Женька до смерти запугала россказнями, она даже на балкон выбраться боится. Трусиха, епрст.

– Не, ну вы всполошили, сказали забаррикадироваться, я сразу Светке  и позвонила, потому что он, – тут она повернулась лицом к сидящему через Лену Диме, – как всегда забыл позвонить! И не зря, кстати, позвонила! Она сказала, что по дороге видела какого-то странного мужичка. Тот жрал чтото, сидя на корточках, аки алкаш. Жрал и жадно пальцы облизывал. Так и сказала, вот вам крест. Будто душевнобольной человек с пола крохи собирает, вот вам крест. Света как домой прискакала, опомнилась, отдышалась, корвалола нахлебалась и давай мне скорее докладывать, уши полоскать. Говорит, ужаса натерпелась за те пять минут, мама не горюй. На всю жизнь, говорит, хватит.

– Женька, давай детально, – перебил я тараторку. – Что, как, куда, что говорит, кого видела, с кем из своих обсуждала. У нее же есть контакты важных шишек? Должна была и им на уши присесть? Журналист же!

 – Сейчас, – Женька прокашлялась, – рассказывает – сидит этот кадр, грязный как шахтер, одежда вся в лохмотьях, руки-ноги подранные. Спина вся в ранах, босый, на ногах даже носков нет! Она даже хотела к нему подойти, спросить, нужна ли ему помощь.

– Хватило ума, – поддакнул Дима.

– Короче, стала она рядышком с ним и давай его рассматривать. А он та-а-а-а-кой страшный, жуть, будто его свора собак по району за шкирку неделю таскала.

– Ну, этой палец окровавленный покажи, она в обморок упадет. Потом расскажет, что перед ней вскрытие было, а не жалкий окровавленный пальчик, – добавил я. – Все ее слова нужно на два делить..

– При встрече ей это скажешь, ага? – насупилась Женя. – Прекращай перебивать. Разве не знаешь, что она крови боится?

– Да я не про кровь. Я про то, что приукрашивать наша Матрена–журналистка любит.

– В это раз, думаю, так оно и было, – Дима заступился за свою ненаглядную лампометательницу.

– Так что там с дядькой, – спросила Настя. – Что с ним? Мертвяк?

– Ну как что. Морда – в крови, руки – в крови, борода  – в крови, а сам бледный-бледный! В общем, страсти-мордасти еще те! И вот сидит это чудо и в пасть себе хрень какую-то запихивает. Очень хрень на крысу смахивает, так вроде Светке показалось. Уж точно не пирожок это был. Маленький окровавленный, меховой кусок, но не пирожок нет, мне Светка это раз десять повторила. Не пирожок! Не пирожок! И жрал его, говорит, с таким нескрываемым удовольствием, так, зараза, чавкал, рычал даже. В крови весь от ушей до пяток, но давится, жрет.

– И руки, и ноги в крови? – спросил я.

– Говорит, что вся одежда замарана.

– С одного такого зверька точно бы столько не набежало. Кого-то еще этот мертвец захарчил. Знать бы кого?

– Светка не успела расспросить, – саркастически парировала Женя.

– Что там с шумихой? – вдруг спросила Лена.

 – А ничего. Светка все организации обзвонила, все ей советуют температуру проверить и таблеток от мигрени откушать.

– Звонить бесполезно. Пока сообразят, покам каждому жопы понадкусывают, – вздохнул я, – хорошо, что Светка в безопасности.



Flyingtost

Отредактировано: 23.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться