Иммунитет (иммунный к мысли)

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая

 

ПОЛГОДА И НЕДЕЛЮ НАЗАД

 

— Гео, ты уверен, что нужно отсортировать книги по жжённым, целым и жжённым наполовину? — спросила Чайка, сидя на диване за такими высокими стопками книг, что были видны лишь кончики ее светлых волос, которые успели отрасти ей до плеч.

— Да, иначе никак. Мы должны знать, какие книги сжечь совсем, каких писателей потеряли, и какие у нас есть, — отозвался Гео из-за стеллажей. — Енот, ты записываешь? — он высунулся из-за очередного шкафа, глядя на Енота, укутанного почти с головой в плед. Сегодня был ветер особенно сильный и холодный, и, понятное дело; близилась зима.

— Пишу — шмыг, — Апчхи!

— Будь здоров, — тут же отозвались Чайка и Гео. Они переглянулись и улыбнулись друг другу. Гео опять исчез за стеллажами.

— Извините, — ответил Енот, потом сказал. — Надо уже закругляться. Темнеет.

Гео кинул взгляд наверх, через дыру в крыше и молча согласился с Енотом. Темнеет, верно. И даже половина работы не сделана.

— Надо еще Куму покормить, — сказала Чайка, бросив очередную прожженную насквозь книгу, а, точней, то, что от нее осталось, в огромный холщовый мешок. Из которого потом вытрясут содержимое на улице и сожгут за Библиотекой, чтобы не оставить никаких следов. — Там осталось молоко? — кинула взгляд на парней Чайка, Гео пожал плечами, а Енот ответил:

— Кажется пару кубиков. Ей лучше мяса дать. К тому же, его побольше. Штук двадцать.

— Ладно. Интересно, она опять на улицу ушла?

— Кто его знает, — ответил опять Енот, написывая стилусом на электронной бумаге.

Электронная бумага была той же бумагой из дерева, но гораздо лучше. При ее изготовлении не вырубались деревья, дающие драгоценный воздух, а также сохранялась вся введенная информация. Клацать на ее сенсоре было нельзя, но зато записывать и править, выбирая имитацию любого вида и типа бумаги было можно, при этом электронная бумага сохраняла все свойства бумаги из дерева, сгибаясь, сворачиваясь и разворачиваясь, проявляя чудеса гибкости. К тому же, электронная бумага была водоотталкивающей и огнеупорной, что могло сохранить ее на многие столетия. Минусом было лишь то, что раз в неделю ее нужно было подзаряжать или менять обычный чип на энергосберегающий, который стоил недешево.

Чайка осторожно встала и, обойдя книжные башни, направилась к окну. Взглянув через него, она воскликнула:

— Девчонка!

— Что? — Гео встал и вышел из-за стеллажей.

— Девчонка гладит нашу Куму, — повторила Чайка, когда Гео взглянул в окно.

— Ты её знаешь? — перевел взгляд на блондинку.

— Думаешь, раз я девчонка, то знаю всех других девчонок? — это насмешило Чайку, и она расхохоталась. Гео улыбнулся, а Енот издал смешок со своего места.

— Ну вы даёте, — сказал он, и, как и был закутанный в плед, слез с дивана и поплелся к окну, чтобы посмотреть на причину обсуждений. Опустив глаза, Енот увидел темную макушку девушки, которая гладила лису, и прижимала ее к себе. Та не возражала.

— Совсем стала домашней, — с досадой заметила Чайка и отошла от окна.

— Что за девчонка, интересно? — спросил Енот, взглянув на Гео.

— Смотри, вон Ястреб с Вектором к ней подошли. Вернулись, — ответил тот. — Сейчас поднимутся, и всё узнаем.

Телефон Гео разразился звуками музыки у него в кармане, и он, вынув телефон оттуда, приложил к уху:

— Чего, Ястреб?

— Что за девчонка тут у дверей у нас торчит? Ещё и к бедной Куме прицепилась.

— Всё настолько плохо? — усмехнулся Гео, заметив, что Чайка и Енот прислушиваются к их разговору.

— Ага. Я у неё спрашиваю, «кто ты такая?», а она упрямится и заладила, что будет говорить только с нашим главным, то бишь с тобой.

— Ну и веди её сюда. Заходите уже, ночь на дворе. И Куму прихватите.

— Ладно. Вектор, Гео сказал… — на этом телефонный звонок оборвался, и Гео сунул телефон в карман.

— Сейчас они её приведут, — сразу сказал Гео, удовлетворив любопытство Чайки и Енота.

— Ага, — сказала блондинка и потянулась.

Енот кивнул и вернулся на диван. Он включил подсвечивание на бумаге, потому что с каждой минутой в комнате становилось все темнее и темнее, а потом продолжил писать.

— Я схожу за едой и свечами.

— Давай, — кивнул ей рассеянно Гео, присев на тот диван, где Чайка разбирала книги.

Девушка вышла из зала. Дверь хлопнула. В зале воцарилось молчание, нарушаемое лишь порывами злобного ветра и шмыганием Енота.



Кристина Грасс (Тин Алиса Волк)

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться