Иммунитет (иммунный к мысли)

Размер шрифта: - +

Глава тридцатая | ПРОДА ОТ 01.05 |

 

ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ НАЗАД

 

Чайка вбежала в лабораторию и захлопнула дверь, задвинув щеколду изнутри, только щеколду, без электронного кода, по той причине, что она его не знала.

Несмотря на то, что окна были тщательно перемотаны лентой, Чайка не решилась хлопнуть по выключателю у двери, чтобы зажечь старого образца люминесцентные лампы, идущие на потолке в несколько рядов. Да, здесь никаких современных генераторов не было.

Девушка сунула руку в карман ветровки, нацепленной поверх поло, чтобы достать телефон и использовать его в качестве фонарика. Но рука нащупала лишь шершавую, глянцевую ткань.

«Ну вот», — подумала невесело Чайка. — «Забыла его наверху».

В Читальном Зале, на десятом этаже, разумеется.

Теперь у нее не было даже альтернативы фонарика, не то, что его самого. А в темноте ей сидеть вовсе не хотелось. Чайка, прищурившись, стала прохаживаться по обширной лаборатории для того, чтобы заставить глаза привыкнуть к темноте.

Девушка не знала, сколько прошло времени, пока она бесцельно шаталась, именно шаталась, по комнате. Но была почти уверена, что прошло больше часа. На самом же деле ей просто так казалось. Потому как прошло не более пяти минут.

«Где же Оксид? Не могу я тут проторчать всё время! Я хочу помочь!»

Внезапно Чайка услышала чье-то мирное сопение и несвязное бормотание.

Она и забыла, что в лаборатории не одна. Девушка остановилась посередине комнаты и взглянула на диван у стены, где находились заклеенные окна. На нем лежал Ключ.

Чайка приблизилась к дивану и, осторожно сев рядом с больным на свободное место, конечно, прежде, чем сесть, она отодвинула край пледа, прислушалась к тому, что бормочет сквозь сон новенький.

Сначала Чайка не понимала ничего из того, что он говорил. Затем, понемногу, стала разбирать отдельные слова:

Код… июня… всех… строить…

«И что это значит?»

Блондинка долго вслушивалась в бред больного, и ее терпение было вознаграждено. Она поняла, что Ключ повторяет раз за разом, одно и то же:

— Код 155. Двадцать шестого числа Пятого Месяца 2067 года — массовая дезинфекция всех, не иммунных к cogitatio morbus. Настроить… Настроить…

Затем наступала короткая пауза, и Ключ повторял:

— Код 155. Двадцать шестого числа Пятого Месяца 2067 года…

— Святой Пушкин, — прошептала Чайка, медленно поднимаясь с дивана. Ее глаза с ужасом смотрели на новенького.

 

Он не мог поверить. Не успел. Не успел! Совсем немного, Оксид уже видел Астро, но…

— Чёрт! Чёрт, чёрт!

Астрономия шла к военному «Тигру», он должен как-то помочь ей, но как?

Оксид выглянул в окно, глядя на то, что происходит. Высокий, худой человек вышел из машины и подошел к Астро. Он о чем-то говорил с ней, но так тихо, что Оксид не слышал. Не ощущал он и его мысленных волн. Потом услышал Астрономию:

— Кто вы? Где Тень?

«Она даже у них это спрашивает», — подумал с досадой Оксид, покачав головой.

Один из военных, похоже, уловил его мысленную волну и взглянул в сторону окна, из которого выглядывал Оксид. Тот немедленно скользнул к стене.

«Надеюсь, не заметил».

Ну, а кто его знает, может быть он начал бы стрелять, или приволок под дулом к «Тигру»?

А потом раздался голос из рупора:

 

«ВСЕМ НЕМЕДЛЕННО ПОКИНУТЬ БИБЛИОТЕКУ, РУКИ ЗА ГОЛОВУ!»

 

— Чёрт! — прошипел опять Оксид.

Сейчас они ворвутся сюда, если остальные не выйдут и всех утащат в «Тигра». Его нельзя тащить в «Тигр». Он должен закончить эксперименты для создания лекарства. Хотя бы потому, что сам он прошёл чистку, прежде, чем стал работать на Государство. Он ее прошел, а значит он не иммунен. Он должен найти лекарство, пока зараза еще не начала развиваться. Но оксид чувствовал, что этот день скоро настанет. Вчера впервые за долгое время у него начала болеть голова. Таблетки не помогли.

Оксид направился по коридору в сторону лаборатории. Это единственное, что можно было сейчас сделать: закрыться в лаборатории, пока они прочесывают Библиотеку, за это время подумать, как помочь остальным, а затем прийти им на помощь. Да, это самое верное решение.

Оксид подошел к двери и дернул за ручку. Заперто. Значит, Чайка заперлась изнутри.

— Чайка, — прислонясь к двери щекой, проговорил шепотом Оксид. — Чайка!

Тишина несколько секунд. Затем он услышал с облегчением ее голос с другой стороны:

— Что? Пароль!

— Война и мир.

Чайка помолчала, потом задала еще один вопрос:

— Кто написал «Войну и мир»?

 

«ПОВТОРЯЮ, всем немедленно покинуть Библиотеку, руки за голову!»



Кристина Грасс (Тин Алиса Волк)

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться