Иммунитет (иммунный к мысли)

Размер шрифта: - +

Глава тридцать девятая

 

Спустя пять минут

 

Сол тоже шел по коридору первого этажа, думая о том, что больше не увидит Электро. Он беспокоился и за Маму: кто теперь за ней присмотрит? А за Элом? Младшему брату без него никак.

Плечо ныло. Нужно было сделать еще одну перевязку, прежде чем нестись сломя голову. Теперь он немного жалел об этом.

«Хватит ныть, возьми себя в руки», — подумал Сол, поморщившись от боли.

Он достиг лифта, нажал кнопку, и лифт с жужжанием поехал вверх. Туда же, куда направился и Электро. Солу казалось, что все устраивалось прекрасно, как раз для того, чтобы он помог брату и отключил барьер для остальных. Он чувствовал, что делает все правильно.

 

 

Для Электро не составило особого труда войти в сектор управления городом. Это может выглядеть слишком сложно, но только не для сына того, кто числился в Представителях Органов Власти, к тому же не просто сын, а парень, идущий сейчас с винтовкой навскидку с определенной целью. Комната управления не забита сотрудниками, как обычно: их сейчас здесь было всего пятеро. Они подняли руки, когда Эл велел им сделать это, наставив на них оружие. Броситесь за бластером? Выстрел. Позовете кого-то на помощь? Выстрел. Возможно, это, в какой-то степени жестоко, но об этом не приходится думать, когда твоего брата подстрелили те, кто подчиняется отцу. Возможно, что и с Мамой произошла беда именно по их вине. Электро уже ощущал не злость, а ярость. Сол уедет. И Мама — тоже. А со мной вы можете сделать, что захотите, подумал Эл. Потом, продолжая наблюдать за теми, кого держал на мушке, направился к небольшой панели у стены. Она была самой мелкой здесь, но только по размеру, а не по значению. Эта панель позволяла управлять городом: убрать или поставить электробарьер, провести орошение города антибиотиками и витаминами или запустить дезинфекцию. Можно было усилить барьер, сделав его смертельным. Механизм был способен на многое: на то, о чем Эл даже не догадывался. Но ему нужно было всего два раза клацнуть по панели и опустить рычаг. Электро увидел его рядом с панелью. Несмотря на продвинутые технологии, рычаг представлял собой обычный механизм, к тому же еще и заржавел. По размерам — больше головы самого Электро.

Один из сотрудников сделал попытку схватить со стола бластер, но Эл выстрелил рядом с его ногой. Больше никто не пытался.

Панель не изменилась с тех времен, как отец водил их сюда. Поэтому, заставив память работать, Электро понял, по каким кнопкам клацнуть.

Один… Два… 

Три...

Но раздался знакомый голос со стороны двери, и рука Эла зависла над рычагом.

— Стой.

Он повернулся и увидел отца в костюме.

— Ты не сделаешь этого, — прогремел мужчина, сжав кулаки. Сотрудники отошли в стороны, глядя на своего начальника.

— Нет, это ты не остановишь меня, — упрямо ответил Эл. — Они выберутся отсюда… Уедут. Сол уедет…

— А что с тобой будет, ты не подумал?

Ледяной голос, который заставил Электро струхнуть. Но он, вопреки этому, попытался вернуть себе уверенность.

— Неважно, что будет со мной. Хотя бы Сол будет подальше от тебя.

Дрожь в голосе. Черт.

— Какая жертвенность, аж блевать охота, — грубо ответил мужчина. — Посмотрим, как ты запоешь, когда дело дойдет до биокамеры.

Электро не знал, о чем говорит отец (ведь Гео так и не рассказал о разговоре с армейцем), но ощутил нечто неприятно в груди. Он решил, что в биокамере нет ничего хорошего.

— Теперь я вижу, какой ты на самом деле, — в свою очередь ответил Электро. — Готов отправить на опыты собственных сыновей!

— Что поделать, если собственные сыновья готовы предать собственного отца, — ядовито парировал мужчина.

Он не делал ни шага к Элу, оставаясь на месте.

— Были хорошие учителя, — сказал Электро, положив руку на рычаг.

И услышал звук перезарядки пистолета. Не веря своим ушам, вернулся глазами к отцу. Тот наставил на него пушку.

 — Убьешь меня? — бесцветным голосом спросил Электро.

Страшно, но он не должен умереть раньше, чем опустит рычаг.

— Никто не покинет этот город, ЭЛ.

Только сначала он упрекнет его в том, что стало с Мамой.

— Ты знаешь, что мама жива?

— Что ты за чепуху несешь? — рука мужчины осталась неподвижной.

— Она умерла, но кто-то утилизировал ее, превратив в монстра, который не умеет говорить, — ответил Электро, опустив голову. Бейсболка закрыла его лицо. — У мамы теперь только один глаз, часть лица и еще остались кусочки рук. Все остальное железо, сплавленное по типу маминой фигуры, но гораздо больше и топорнее. И отовсюду торчат эти гребанные трубки, которые поддерживают в ней жизнь, — он вновь поднял голову. — А дышит она через респиратор. Мама превратилась в монстра, а ты даже не искал ее!



Кристина Грасс (Тин Алиса Волк)

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться