Инь-Ян

Размер шрифта: - +

1.

1.

Суматоха началась с раннего утра. Лиля нервничала уже загодя, и в день свадьбы откровенно психовала. Мы, как подружки невесты, пришли заранее и сейчас отпаивали её валерианой, загружали в белое платье, зашнуровывали ботфорты. Время от времени глаза счастливой невесты начинали подозрительно блестеть, и тогда девушка-визажист рявкала: «тени не размывать!»

Это добавляло суеты – но немного успокаивало Лилю.

Времени на самом деле оставалось – вагон и маленькая тележка, невеста уже была почти готова, подружки повторяли сценарий выкупа, пока две очередные девушки садились делать причёски и макияж – когда мастера закончили с Лилей.

Очередь была, в основном, на причёску, парень, одетый как с обложки журнала для подростков, ловкими движениями укладывал волосы, и вскоре второй мастер переключилась так же на парикмахерские услуги.

Очень скоро они закончили с желающими.

В обществе рокеров, байкеров и металлистов не были приняты сложные конструкции из кудряшек. Прядка так, прядка сяк, локон, лак – и готово.

Услуги мастеров были недёшевы, и я решила, что с меня хватит просто красивых волос. Тем более – потратилась на новые «Гриндерсы».

– Ванька с друганами будут через час, – объявила Лиля, и в её глазах снова начала проступать паника. – Выкуп готов? Инструменты все принесли?

– Все-все, – заверила я. – Гульшат удлинитель тянет.

– Так мы что же, готовы? – растерялась Лиля.

– Почти. Доводим мелочи.

Я уселась на диван. Пара девчонок накрывали на стол, помогать им – только мешать. Можно ненадолго расслабиться.

Лиле ужасно шло платье, сшитое на заказ. Спереди короткий подол открывал длиннющие ноги в белых ботфортах на шнуровке и высоком каблуке. Сзади атласная ткань ниспадала мягким шлейфом. Расшитое пайетками и металлическими заклёпками, платье казалось, мягко говоря, оригинальным. Его отлично дополняла причёска косыми прядками вразброс. От Лили трудно было ждать обычный свадебный наряд-тортик. Подождём, мы ещё Ванька не видели! По крайней мере, когда я созванивалась со свидетелем – басистом его группы, тот сказал, что им нужно больше времени.

Я никогда не тратила много времени на наряды и сборы. Лилька вот – бывало. Может быть, поэтому она и выходит замуж, а я «самый лучший друг, который у меня когда-либо был» для полдюжины человек?

– Девушка, а вам не надо причёску?

Рядом со мной присел парень-парикмахер.

Я покачала головой:

– Спасибо. Меня моя устраивает.

– Я не буду ничего менять. Несколько лёгких штрихов, вы не заметите, а изменитесь.

Какой навязчивый!

– Я в режиме строгой экономии, – вежливо улыбнулась, бросив мимолётный взгляд.

– Всего пару изменений. Бесплатно, в подарок. Мне просто интересно сделать это.

Меня слегка раздражали люди, которые не понимают слова «Нет». А ещё раздражали мужчины с модными причёсками, в зауженных джинсах, со стразами и безупречным маникюром. Правда, в манерах его угадывалась нетрадиционная сексуальная ориентация. Но разве это его извиняет? Такие люди бесили ещё больше.

– Вас, вроде, Зоя зовут?

Я вздохнула тяжко. Он не отставал.

– Понимаете, свадьба – волшебная пора. Сейчас приедет жених, чужой жених, но с ним порядочное количество ещё не женихов – ничьих. И все они обратят внимание на то, что в вас что-то изменилось. Что вы выглядите как-то по новому.

– В вашем мире гламура так бывает? Настоящие мужчины не обращают вннимания на женские причёски. Сюда приедут только настоящие мужчины.

– Чего вы боитесь?

– Берёте на слабо? Ладно, только ничего не стричь.

– Садитесь сюда.

Пальцы у него были необыкновенно мягкие, с гладкой шелковистой кожей. Он ни разу не дёрнул волоски – его счастье, вообще-то. Прибила бы.

Что-то чесал, чем-то брызгал – то водой, то лаком, кажется, скрёб голову расчёской, и, наконец, объявил:

– Ну вот, взгляните.

Я некоторое время смотрела в зеркало. Практически ничего не изменилось.

Так ему и сказала.

– Ну вот видите, а вы боялись! Ладно, если никто больше не хочет причёску и макияж, то я пойду.

 

2.

Ванька с товарищами мы поймали у подъезда. Одетые в цепи и кожу, они сошли с «Патриота», украшенного алыми и чёрными лентами и меньше всего напоминали жениха со свитой.

С удивлением парни воззрились на набор музыкальных инструментов у подъезда.

Две электрогитары и бас-гитара, маленькая ударная установка, микрофоны, усилители и колонки.

Я вышла вперёд, широко улыбнулась и широким жестом указала на эти сокровища:

– Выкупайте!

Некоторое время они смотрели на меня. Ванёк сориентировался быстро и уселся за барабаны. Остальные посмотрели ещё, потом разошлись за инструменты. А Ник, вокалист, спросил:

– Зойка? Ты что-то сделала с волосами? Тебе идёт.

Некоторые из оставшихся, кто хорошо пел, взяли ещё пару микрофонов – на подпевку.

– Что исполняем? – задорно крикнул жених.

– Любимую композицию невесты, – улыбаясь, свидетельница начала выкуп.

Ванёк переглянулся с соло-гитаристом и начал выстукивать ритм.

Все соседи вылезли на балконы – кто-то послушать, а кто-то в шоке. Ник пел сочным гроулом.

Чем хорош гроул, тем что при плохой уличной акустике не слышно, если голос дрогнет.

А он дрогнул, когда в конце каждой строчки припева стало доноситься звонкое «ква-ква».

Парни из группы поддержки зашептались. Многие покатывались со смеху. До меня даже донеслось: «Это Зойка, больше некому». Басист Вова украдкой показал мне средний палец.



Ophidian

Отредактировано: 06.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги