Инфаскоп

Размер шрифта: - +

Глава 16. Влюбленные находят разгадку

 

После ночи, проведенной с Кинусом, Эссборе посчастливилось  позавтракать одной в своей комнате. Она была  рада, что ей не пришлось встречаться с мачехой и братом, а главное, с отцом. На него вообще было бы стыдно поднять глаза. «А ведь это еще предстоит!» — ужаснувшись, она постаралась отогнать от себя эти мысли и переключиться на то, что казалось важнее. Сейчас больше занимала предстоящая встреча с Кинусом, на которой он расскажет, что узнал об «инфаскопе». Не очень веря, что «инфаскоп»  спасет их, Эссбора все же цеплялась за эту историю. Она все больше осознавала, что найти «инфаскоп» - это хоть и призрачный, но единственный шанс для них с Кинусом. Однако до назначенной встречи было еще далеко, и чтобы хоть как-то скоротать время, Эссбора решила порисовать. Уже несколько дней она не брала в руки кисть, а раньше у нее и дня не проходило без этого. Она раздвинула мольберт, разложила краски, закрепила холст на подрамнике и несколько минут в задумчивости на него смотрела, соображая: «Что бы такое воспроизвести?». Ей очень хотелось нарисовать Кинуса, единственного, кто занимал сейчас все ее мысли. Но, во-первых, она никогда не рисовала портретов. А во-вторых, это было бы неосторожно. Отец мог увидеть портрет и спросить: «Кто здесь изображен?». Поэтому дочь вождя решила нарисовать водопад. Тот водопад, рядом с которым проходило их свидание под воздушным куполом. Ей казалось, что водопад тоже способствовал их сближению. Эссбора принялась за дело. У нее была хорошая зрительная память. Но в тот день она сначала была занята их свиданием, а потом часть водопада скрыл купол. Поэтому она изобразила водопад падающим с неба! Раньше она никогда не видела водопадов и никак не могла вспомнить, откуда он начинался. И все-таки рисунок получился неплохой. Она рисовала быстросохнущими красками, и вскоре он был готов. Эссбора решила взять его с собой, чтобы показать Кинусу, вдохновленная его восторженными отзывами о ее картинах. За рисованием время прошло незаметно. В три часа она, закончив рисунок, стала собираться на свидание. Тщательно вытерев краску со своих красивых тонких пальчиков, она приняла ванну и начала одеваться. Одежда женщин на Визории была примерно такая же, как у нас пару веков назад: их платья доставали до земли. Платья материализовали авиды, и материалы на этих материализованных платьях напоминали наши современные шелка и шифоны — тонкие и изысканные. Отличаясь великолепным вкусом, Эссбора заказывала себе изящные и стильные наряды, сама и, придумывая их, поэтому гардероб дочери вождя был очень обширным. Остальные визгорны придавали мало значения красоте платья, и у них было недостаточно фантазии, чтобы придумать интересный фасон. Поэтому даже самые важные из них были одеты значительно проще. Эссбора же любила тщательно подобрать платье для каждого случая или настроения, и ей было чем заняться в оставшееся до пяти часов время.

Она не знала, что Кинус давно уже пришел к водопаду и сейчас лежал на полянке перед ним. Кинус рассматривал бумагу с записью слов Абируса, вновь и вновь перечитывал слова пророчества, пытаясь разгадать, где может быть спрятан «инфаскоп».

 

Будут тяжелые времена.

Потом наступит улучшение,

А далее настанет срок, и «инфаскоп» вернется сам к вам,

и с ним придет прощение.

Это я прочел в нем, и это послано небом!

Вернется ж он, чтобы выручить троих, когда о нем почти забудут.

И он предстанет там, где ты его увидишь.

 

«Будут тяжелые времена. Потом наступит улучшение», — прочитал он первые строчки. — Это понятно и как бы уже сбылось, — решил Кинус, не задержавшись на этом. — Так, что там дальше, — перешел он к следующей строке. — «А далее настанет срок, и «инфаскоп» вернется сам к вам», — и тоже быстро заключил. — Будем надеяться, что этот срок уже настал, — и, задумавшись, обосновал:

 — Действительно, сначала «благословение» подсказало мне о «инфаскопе». Потом Витор, почему-то именно сейчас и именно перед свадьбой дочери, решил реконструировать старые пещеры. Возможно, это «знак» о наступлении срока! — успокоившись таким объяснением, Кинус прочитал дальше, — «и с ним придет прощение. Это я прочел в нем, и это послано небом!»  Это само собой!», — не усомнившись, согласился молодой авид.

Следующая же строка показалась более интересной: «Вернется ж он, чтобы выручить троих, когда о нем почти забудут».

Конечная часть строки не вызывала сомнений; почти никто не вспоминал о нем за последние сто лет. Если бы «инфаскоп» не явился Кинусу во сне как единственный шанс, благодаря которому могут сбыться их с Эссборой надежды, Кинус бы тоже о нем не вспомнил. Он вообще мало что знал о «инфаскопе» до последних событий. Конечно, о нем не забывал Зориосс, но в пророчестве сказано «почти» — значит, кто-то помнить мог.

«Вот первая часть строки: «Вернется ж он, чтобы выручить троих» — звучит многообещающе, по крайней мере, для нас с Эссборой…. Возможно, мы входим в число этих троих, ведь нам так нужна помощь, — немного самоуверенно решил юноша. — Если же «инфаскоп» должен выручить еще кого-то, то он и будет третьим, — не слишком углубляясь в это, заключил он. — Ладно! Пока все вроде сходится, что там дальше. — «И он предстанет там, где ты его увидишь», — прочитав это, Кинус остановился, понимая, что разгадка, наверное, именно в этой строке. — «Где ты его увидишь», — повторил он. — А где, я его увидел? Я увидел его, когда пробовал разобраться насчет «благословения». Увидел его как бы во сне, в каких-то заоблачных высотах. Да, он там и возник, но только в воображении. Только в воображении…— повторил Кинус. — Нет, ничего не получается…».



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги