Инфаскоп

Размер шрифта: - +

глава 28 Тайна авидов

Когда Эссбора с Зориоссом вышли от Витора, у обоих был чрезвычайно расстроенный вид.

Видя, какое впечатление произвели на отца ее откровения, Эссбора корила себя, что из-за эгоизма причинила ему такие страдания. Но одновременно волновалась: «Какой же выбор сделает отец?».

Зориосс же думал, что опять теряет внука, и боль от этой потери была на уровне физической.

Погруженные в мысли, они прошли несколько шагов, не зная, что сказать друг другу. Вдруг услышали шум и, обернувшись, увидели Сориуса.

В непотребном, измятом и изодранном виде он шел от лестницы к ним, еле держась на ногах, шатаясь и налетая на стены.

Эссбора поморщилась: «Где только брат умудряется так напиться, до невменяемого состояния?» — с отвращением подумала она.

Поравнявшись с ними, Сориус упал перед сестрой на колени. Эссбора вскрикнула, решив, что он начал домогательства, не стесняясь Зориосса, который стоял рядом.

— Нет, нет, не прикасайся ко мне! — отшатнулась она, видя, что брат протянул к ней руки.

— Сестра, ты должна меня простить! — с отчаянием взмолился Сориус.

Дочь вождя замерла: «Кажется, он испытывает физические страдания, а вовсе и не пьян!» — недоумевала она, однако после его постоянных выходок не поверила своим ощущениям.

Присматриваясь к брату, случайно поймала взгляд, и ощутила его боль, настолько сильную, что казалось, она могла разорвать голову. Эссбора еще отодвинулась, но почти сразу нашла силы на сочувствие.

— Что случилось? — спросила она.

— Эсс, ты должна меня простить, — Сориус упал на пол, пытаясь дотянуться до кончика ее платья. — Прости меня!

После того как Абирус обработал его, он долго лежал в хижине и только к вечеру ощутил способность двигаться. Каждое движение сопровождалось дикой болью в голове, но он помнил слова Абируса о том, что должен попросить прощение у тех, кому хотел причинить зло. Поэтому сейчас, с трудом дойдя до дома, Сориус силился призвать в Эссборе добродетель, так как страдания его были нестерпимы. Но боль настолько застила ему все мысли, и он никак не мог сказать то, что хотел.

— Эсс, я хочу, чтобы ты простила меня, — заметив сочувствие во взгляде сестры, взмолился он. — Эсс, ты должна, - стенания напоминали истерику, а Эссбора не понимала, что он хочет.

— Ты должна, слышишь! — призывал брат.

Справившись с оцепенением, Эссбора дотронулась до его руки и почувствовала, что его страдания неподдельны:

— Сориус, что ты хочешь? — спросила она, не понимая, из-за чего он так убивается. — Что случилось?

Эссбора видела в «инфаскопе», как брат с Дариоттом оттащили Кинуса в пещеры, но зная характер брата, трудно было предположить, что он волнуется из-за этого.

Зориосс быстрее понял проблему Сориуса. Боль во взгляде визгора включила ясновидение, и, вникнув, Зориосс «увидел», что произошло:

— Ты говори по существу, она не понимает тебя, — подсказал он Сориусу.

— Я не знаю, — Сориус действительно был не в силах изложить суть проблемы.

— Думай!

Зориосс положил руку ему на лоб: «Так и есть - это работа Абируса!» — убедился он, в подробностях «увидев» встречу Сориуса с известным старцем.

От руки Зориосса в голове Сориуса потеплело, и он осознал, что должен сказать. Однако это было не менее трудно, чем переносить боль, но Зориосс убрал руку, и Сориус, испугавшись возвращения боли, проговорил:

— Эссбора, я хотел тебя убить!

— Что?! — отшатнулась дочь вождя.

— Да, тогда на тропинке, возле поселка авидов, я толкнул тебя, думая, что никто не узнает, — когда он сказал это, боль голове смягчилась.

— Но почему? Что я сделала тебе? — недоумевала Эссбора.

— Я ненавидел тебя, ревнуя к отцу, — признался Сориус, но ощутил, что боль еще осталась.

— Что ж, я буду просить небо, чтобы оно простило тебя, — ошеломленная признанием Эссбора, все же посочувствовала:

— Вставай, — хотела помочь подняться.

— Нет, подожди, это не все! — отстранился Сориус.

— Не все?!

— Нет.

— А что еще?

Сориус помедлил, надеясь преодолеть боль, чтобы не пришлось признаваться в остальном, но попытка не удалась.

— Я убил твоего друга, — прошептал он.

Это подействовало оглушительнее, чем первое признание:

— Что ты сказал???! — воскликнула дочь вождя.

— Мы с Дариоттом оттащили его в пещеры и привязали там. Думаю, его уже нет в живых, ведь это было вчера ночью, а полив… состоялся утром, — сдавленно пояснил брат.

У Эссборы отлегло от сердца:

— Сориус, ты чуть… не убил его, — серьезно глядя на брата, пояснила она.

«Смогла бы я простить его, если бы это произошло?! — и не найдя ответа вопрос, дочь вождя порадовалась. — Хорошо, что судьба избавила меня от такого горя!». С ужасом вспомнив, что им пришлось пережить из-за этого, через силу сказала:

— Я благодарю небо, что оно не допустило этого. Думаю, оно простит тебя, ведь твой замысел не удался!

— Значит, твой раб жив?! — с удивлением воскликнул брат.

— Да, и авиды больше не рабы!

Это известие поразило Сориуса, но ему было не до этого. Он ощутил, что боль в голове значительно отпустила, и, вздохнув с облегчением, впервые посмотрел на сестру с теплотой.

— Знаю, что это работа Абируса, — проговорил Зориосс, наблюдая за разговором. — Что ж, узнаю своего друга, он всегда был «немножко» резковат…. Избавив тебя от зла, он поступил насильно. Ведь это из-за боли ты просишь сейчас прощение, а должен был сам осознать. Что ж, установка Абируса все равно будет действовать. Ты никогда никому не сможешь сделать ничего плохого…. А теперь вставай, — Зориосс помог ему подняться с колен. — Иди, тебе надо отлежаться, — и добавил, видя обескураженность Сориуса. — Когда-нибудь ты возблагодаришь Абируса, поняв, что его действия открыли для тебя путь к свершению желаний.



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги