Инфаскоп

Размер шрифта: - +

глава 7 Кинус слышит знак

Прекратив поцелуи, Кинус вставая, отпустил Эссбору, но «знак», приходящий к авидам с небес, задержал его. Юноша до сих пор не сталкивался с  тайной авидов, но  ошибиться было невозможно. «Знак» включал ясновидение авидов, а те хорошо знали его проявления.  Его нельзя было спутать ни с чем. Получая  его, авиды  уходили воображением далеко в космос, и там слышали чудесную мелодию, как благословение на свадьбу. Мужчины-авиды часто между собой говорили о нем, считая данный знак бесспорным разрешением для вступления в отношения, и он  не подводил их.

Кинус не предполагал получить его с визгорной, и поэтому изумился. Опровергая изумление авида, знак повторился, словно отвечая: «Да!». «Но она - визгорна? Дочь вождя визгоров?» — в  растерянности недоумевал авид. «Да,… да,… да…» — «благословение» в третий раз подтвердило себя. Сомнения исчезли. Знак, используемый авидами испокон веков, бесспорно, говорил «да».

Разрешение было получено, Кинус вернулся к спутнице, продолжив ласки.  Все мысли, кроме как о любви к ней, ушли из его головы.   И то,  что невозможно было  между этими влюбленными -   произошло.

Придя  в себя после всепоглощающей страсти, влюбленные осознали, что теперь, по законам их общества, должны пожениться. На Визории  не было связей, не ведущих к женитьбе. Влюбленные и сами  хотели бы этого, но…  свадьба между ними была невозможна. Что-то резко ударилось снаружи в стену  непроницаемого купола. Эссбора вздрогнула: «Я забыла о своем положении.… Пренебрегла  обязанностями дочери вождя! Какой ужас…, — ей представилось, как на нее надвигаются недовольства представителей  их цивилизации, — я  хотела  понять, что такое счастье, а зашла так далеко…». Осознав, что осмелилась противопоставить желания  устоям жизни на планете, дочь вождя запаниковала. Привознемогая  страх, она прижалась, было, к Кинусу, ища защиты, и… отшатнулась: «Почему же он не остановился? — подумала она, где-то в глубине души  рассчитывая на это. — Он понимал, что свадьба между нами невозможна. А я знаю, что если свадьба невозможна, ни один авид  не пойдет на сближение», — эта мысль пошатнула доверие к спутнику, но Эссбора чувствовала, что не в силах спросить его об этом. Было вдвойне страшно  разочароваться в нем.

И вот,  познав, что такое чувства, эмоции и влечения. Какие они чарующие, завораживающие и прекрасные, Эссбора поняла, что у них имеется обратная сторона. При малейшей неосторожности или ошибке эмоции счастья легко сменяются на холодные, жестокие, двусмысленные и коварные. Это извечная истина, каждый может познавать счастье в том объеме, в котором способен воспринять, но и горе может познать в таком же объеме.

Кинус телепатически уловил ее сомнение, и оно покоробило его: «Неужели это то, что она ждала от меня?» —  передернулся он, заподозрив, что дочь вождя играла с ним, удовлетворяя  любопытство насчет ощущений счастья, но  не преступив границ дозволенного. Взглянув спутнице в глаза,  подтверждения  подозрений, он не нашел: «Нет, ее чувства ко мне искренние,  она не находит объяснения моей беспечности! Что же, это справедливо! Она ведь  не знает про «благословение». Хотя все визгоры знают, что авиды не идут дальше поцелуев, если свадьба невозможна, — мысленно оправдывал ее он. — Этим и вызвана  паника! — Кинус сообразил, что попал в двусмысленное положение: — Ведь про «благословение» я сказать не могу! Это тайна авидов и к тому же мужчин, но никак не визгоров. Авиды не рассказывают ее даже авидинам. Тайна  передается из поколения в поколение, и если рассказать о ней,  перестанет действовать. Авиды не должны ее потерять.  Она нам помогает, избавляя от проблем и недоразумений, — Кинус вздохнул. — Только в данном случае сама эта тайна, готова послужить поводом для сомнений и недоразумений», — досадовал он.

Ситуация  была двусмысленная и грозила привести к необратимому непониманию.

«Значит, только я виновата в том, что произошло, а он просто использовал меня, корыстно и беспринципно!» — сопоставляла дочь вождя, представив ситуацию в черном свете: «Если отец решил выдать меня за Дариотта, то  этого не избежать. А если Дариотт поймет, что у меня была добрачная связь, - поднимется скандал! Отец разочаруется во мне, мачеха с братом будут злорадствовать!». Хотя о таких ситуациях Эссбора слышала  мало – они  редки на Визории. «Если отец рассердился  из-за  разговора с авидом,  то как он отреагирует, если узнает, что я спала с ним? Не подумав, что замужество невозможно? Это ужасно!» — глотала слезы Эссбора. Растерянно поправляя одежду и пряча глаза от Кинуса, она не в силах была оправдать ни себя, ни его.

Кинус угадывал ее мысли, и ему было больно оттого, что между ними возникло недоразумение. Хотя у него было преимущество. Он знал, что раз «благословение» было, значит, и шанс быть вместе у них есть. Кинус только не понимал, что это за шанс. «Об этом надо будет думать», — решил он, и, попытавшись успокоить Эссбору, взял ее за руку:

— Эсс, прекрати…

 Эссбора вздрогнула и отдернула руку.

Он сделал еще попытку:

— Эссбора, все не так, как ты думаешь….

— Оставь меня! — от отчаяния и вины она еле  владела собой.

— Эссбора….

— Не приближайся! — с упреком взглянула на него дочь вождя, ощущая полнейшую безвыходность. Кинус, с не меньшей безысходностью осознавал, что ничего не может сказать в  оправдание.  Не должен выдать тайну «благословения». Чуть подумав,  решил: «Надо, чтобы Эссбора верила мне, но  без объяснений…. Другого выхода нет. Если она уйдет сейчас, на такой ноте,  это  обернется большой бедой для нас обоих».



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги