Инимити

Размер шрифта: - +

Пролог

 Пролог.

 

  

  

   Очередной раскат грома, от которого задребезжали тонкие мутные стекла, заставил Миавель страдальчески поморщиться. Отодвинув деревянный табурет, женщина встала из-за стола и прошла в смежную комнату, где вдоль бревенчатых, ничем не украшенных стен, стояли детские кроватки.

   Слава Роду, никто из детей не проснулся! Миавель прекрасно понимала, что стоит заплакать хоть одному младенцу - незамедлительно последует цепная реакция и вскоре маленький приютный дом наполнится множественными криками. Эх, зря она сегодня отпустила нянечку! Да ведь заранее обещала дать той отгул в связи со свадьбой сестры.

   Очередной росчерк молнии за окном, и по комнате вновь прокатился громовой раскат.

   Трехмесячный мальчик, с большим некрасивым пятном на щеке завозился и начал тихо хныкать.

   Выругавшись себе под нос, Миавель поспешила подхватить кроху на руки и, проклиная разыгравшуюся на улице непогоду, принялась укачивать беспокойного карапуза.

   - Не реви! Не реви! - приговаривала она едва слышно, и только убедившись, что мальчишка вновь заснул, позволила себе облегченно выдохнуть.

   Аккуратно положив своего подопечного в кровать, женщина направилась на кухню. Сегодня ей вряд ли удастся поспать, так что стоит заварить себе литэ покрепче, да вновь вернуться к вязанию.

   Но увы, ее планам не суждено было сбыться.

   Едва Миавель поставила на плиту пузатый, уже порядком закопченный чайник, как в дверь постучали.

   - Кого там Мрак несет среди ночи?! - зло поинтересовалась она, торопливо подойдя к двери.

   - О-Гри, Его Императорского Величества, откройте! - раздался по ту сторону властный мужской голос.

   Миавель быстро сотворила отвращающий знак и поспешила распахнуть дверь перед внезапным визитером.

   Несмотря на то, что на улице шел сильный ливень, в дом вошел совершенно сухой человек, в простом но элегантном длиннополом плаще и широкополой шляпе.

   Как бы ни старалась женщина, но рассмотреть лицо полуночного визитера она так и не смогла. Единственное, что запомнилось ей очень хорошо, это цепкий холодный взгляд серых глаз, от которого у Миавель кровь застыла в жилах. Ей-ей, недаром про О-Гри ходят такие слухи, что у простого народа ладони потеют, и волосы дыбом встают.

   - Ты знаешь, зачем я пришел? - не столько вопросительно, сколько утвердительно произнес мужчина.

   Миавель, от страха потерявшая дар речи, лишь нервно кивнула.

   - Показывай детей! - приказал О-Гри и женщина поспешила проводить гостя в комнату где в кроватках мирно сопели ее маленькие подопечные.

   Мужчина легким щелчком пальцев создал у себя над головой небольшой, светящийся бледно-синим светом шар, и медленно направился вдоль детских кроваток.

   - Нет, нет, этот тоже нет, - бормотал он, делая над каждым младенцем замысловатые пассы и переходил к следующему ребенку, - хм... а вот это уже кое что...

   Миавель досадливо закусив губу, смотрела на то, как О-Гри склоняется над двухмесячной девочкой, которая словно почувствовав присутствие постороннего, начала хмурить крохотные бровки и недовольно кряхтеть.

   - Да, - решил наконец мужчина, указывая пальцем на малышку, - эта подойдет. Собери ребенка.

   - Прямо сейчас? - растерянно прошептала женщина, - О-Гри, но как же так... на улице такая гроза...

   - Тебя это не должно волновать. - Отрезал ночной визитер, и не дожидаясь ответа уверенно двинулся в прихожую комнату, которая по совместительству служила маленькой кухонькой.

   Миавель осторожно, стараясь не разбудить, взяла ребенка на руки, и нежно провела рукой по шелковистому пушку темных волос:

   - Бедная девочка. - Одними губами прошептала она, прижимая легкое детское тельце к груди. - Быть тебе теперь игрушкой богатеньких деток.

   Миавель искренне любила всех своих маленьких воспитанников, но к этой крошке, с невероятно осмысленным для столь ничтожного возраста взглядом синих глаз, женщина привязалась особенно. Эх, если бы не этот проклятый Мраком О-Гри, она может и сама удочерила малышку, да не судьба.

   Завернув младенца в дополнительное теплое одеяльце, Миавель вынесла драгоценный сверток в проходную комнату, где ее уже ожидал раздраженный задержкой О-Гри.

   Не сказав ни слова, мужчина принял ребенка из рук женщины и, развернувшись, направился к входной двери.

   - О-Гри! - окликнула его Миавель, когда ночной гость уже вышел за порог.

   Посланник Императора обернулся, и женщина едва удержалась от того, чтобы не отшатнуться, когда увидела, как блеснули стальным отливом серые глаза мужчины. Переборов внезапно накатившую волну безотчетной паники, Миавель все-таки тихо спросила:

   - Что теперь с ней будет?

   - Тебя больше не должна касаться ее дальнейшая судьба. Темной ночи.

   Вернувшись в дом, Миавель обнаружила на столе пухлый кожаный мешок. Дернув за шнурок, женщина высыпала на стол горсть золотых и серебряных монет - стандартная оплата О-Гри за детей. Что ж, теперь, по крайней мере, можно будет купить детишкам хороший лечебный сбор и новые шерстяные одеяла - грядущая зима обещала быть особенно лютой.

  

   В малом зале приемов загородной императорской резиденции сегодня собрались только избранные гости. В числе приглашенных отметились несколько титулованных семей, чья лояльность к правящей династии не подвергалась сомнению уже множество лет, и король соседней союзной страны со своей женой и юным сыном-наследником.



Виктория Ковалева

#4392 в Фэнтези
#2396 в Любовные романы

В тексте есть: магия, романтика

Отредактировано: 13.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги