История Одной Борьбы

Размер шрифта: - +

Глава 1.Письмо в бутылке.

Истинный путь идет по канату, который натянут не высоко, а над самой землей. Он предназначен, кажется, больше для того, чтобы о него спотыкаться, чем для того,чтобы идти по нему.

Франц Кафка.

Глава 1.Письмо в бутылке.

Весна в Дальзоке – самое унылое время года. Нет ничего худшего на всем белом свете, чем весна в Дальзоке. Так впрочем никто не считает кроме меня. Все считают, что весенний ледоход – это праздник. А я ненавижу, когда обнажается грязная земля, когда пронизывающий ветер сбивает с ног и залезает под хилую одежду, в самые твои кости. Ненавижу, когда мутные ручьи несут талую воду в бушующий серый океан. Ненавижу бледные до синевы тонкокожие лица людей, которые они высовывают из под меховых воротников и подставляют такому еще холодному и неласковому солнцу. Нет, я не ненавижу этих людей, просто вид их бледной кожи наводит на меня дурноту, от которой слабеют пальцы и коленки, а в висках появляется гудящий шум. Впрочем, если я сказала, что я ненавижу этих людей, было бы теперь лукавством утверждать обратное.

Я ненавижу Дальзок в частности за то, что все здесь бледно-голубого и белого цвета. Я и сама такая. Меня зовут Дестени. Но это кажется не мое настоящее имя. Я его придумала, как и множество имен до этого. Откуда взялось имя Дестени я сама не знаю. Однажды мне приснился сон. С того все и началось. Я имею в виду, что с того времени мне перестали вовсе снится сны. Теперь я живу как неполноценный человек. Я никогда не вижу снов. Я просто ложусь, закрываю глаза и погружаюсь в пустоту, а потом я открываю веки, вижу солнечный свет, и ощущаю давящую пустоту в душе. С тех пор, как эта пустота поселилась во мне, я не могу больше жить в обычном обществе людей. Впрочем я никогда не могла. Просто раньше я этого не знала. Теперь уже навсегда я оставила бесполезные попытки стать такой как все или влиться в толпу, как рядовой человек. Теперь я со стыдом и отвращением вспоминаю, что была неосознанным ребенком, который пытался жить по тупым и нелепым законам общества. Что когда-то я сама не замечая того пошла на поводу повседневной жизни и пыталась устроиться в ней как и все остальные.

Теперь, когда каждое утро мою душу разрывает боль пустоты, я чувствую какую-то мрачную радость. Я прикладываю руки к груди днем и вечером, незаметно от остальных, проверяя, на месте ли дыра. И она всегда там. И я радуюсь. Я мрачно улыбаюсь одним уголком губ. Потому что мне нравится так улыбаться. Ведь в нашем городе никто так больше не улыбается. Люди считают меня злой, угрюмой, странной и даже тихоней. Ведь я с людьми никогда не разговариваю. Иногда я ненавижу саму себя. Я не понимаю, что со мной. Почему я просто не могу быть полноценным человеком? Не обычным, как все, а полноценным, как герои из легенд о Светлом Совете. Там каждый герой был самим собой и гнул свою линию, как какой-нибудь упрямый жук, никогда не сходящий со своего пути. А я? Я не такая. Я даже не могу быть полноценной женщиной, хотя я ей и родилась. Но посмотрите на меня. Настоящие женщины, они женственны и красивы, они покоряют города одним взглядом. Они добры и нежны. Они красиво одеваются. Они могут быть умны или глупы. Но они неизменно самые выдающиеся героини исторической эпопеи. Иногда я думаю хотела ли я быть такой как они, и отвечаю сама себе, что нет. Я просто не могу быть такой как они. Я не рождена такой. Знаете ли какая я? Я ничем не примечательная девушка 23-х лет. У меня белые как у всех дальзоковцев волосы и черные глаза. Это мое единственное отличие от этого мира. Но об этом позже. Я хочу вам рассказать о том, о чем никто не говорит. О своем внутреннем мире. Прежде всего это представляет для меня техническую сложность. Вы не знаете, но я не умею сладывать свои мысли в единый логический поток. Они обрушиваются на меня как лавина. Каждый камень – мысль, половина проносится мимо, половину я успеваю зацепить, но они совсем разные и не координируются одна с другой. Чтобы написать эту рукопись к примеру, я делаю над собой большой усилие и все равно чувствую, что все идет не по порядку и слишком сумбурно. От того, что мои мысли имеют хаотичный порядок и приходят в голову сами по себе и абсолютно любого содержания, я научилась не разговаривать с людьми. Это был мой первый шаг на пути отдаления от них. Дело в том, что когда я нахожусь в обществе и люди что-то обсуждают, если я начну говорить все свои мысли или хотя бы часть их. Люди либо подумают, что я несу несвязный бред, либо, что я их оскорбляю. Все потому что отчего-то в моей голове нет внутреннего регулятора, который бы останавливал меня и пояснял, что следует говорить, а что нет. Я много лет безуспешно пытаюсь за отсутствием должного воспитания восполнить в себе этот пробел. Я читаю тоннами книги, все, что попадаются на моем пути. Я пытаюсь вести себя как герои книг. Но когда люди обнаружили такое мое поведение, они посмеялись надо мной. А я еще не говорила, что очень боюсь, когда надо мной смеются. Я вообще страшно неуверенный в себе человек. Я хотела бы в этой рукописи рассказать вам обо всех странностях своего поведения, объяснить их и поведать истинные причины моего одиночества и ненормальности. Я даже тешу себя надеждой, что какой-нибудь умный доктор прочтет мои записи и с важным видом сообщит всем: « Батюшки, да она патологичски больна, и все ее странности и страдания объясняются лишь душевной болезнью!»

Но я знаю, что такого со мной не произойдет, ну, и ладно, сейчас я лучше вам расскажу о моем последнем сне.

Однажды утром я встала со своей постели все еще представляя из себя бессмысленного человека, всеми покинутого, я одела свои серые одежды, которые часто рвутся от быстрых движений, настолько они одряхлели. Я ненавижу их зашивать, но делаю это каждый вечер, все потому, что меня преследует один страх. Я боюсь, что кто-нибудь увидит хоть часть моего тела. Разумеется руки и голову я держу не в одежде. Но вот все остальное. Я ношу кофту, застегнутую под самое горло и широкие штаны. У меня есть еще сапоги, они легкие и бледно-голубые, их я люблю, потому что они новые. Так вот, когда я иду по улице и ловлю на себе взгляд мужчины или что еще хуже заинтересованный взгляд мужчины, я вздрагиваю и у меня начинается нервный тик. У меня дергается глаз или верхняя губа. Я испытываю страх и отвращение. Мне хочется, чтоб меня никто не замечал. Поэтому я боюсь рыбаков, ведь им все равно как выглядит девушка. А все же я девушка. И я живу в маленьком насквозь пропахшем рыбой городке. Наш городок очень мал и ничем не примечателен. Но он находится возле океана. Но сюда никогда не заходят корабли, потому что это не порт, а рыбацкое поселение. Единственной достопримечательностью города является серая облупившаяся статуя Риджиса Ван-Антервальде на главной площади. Но это и не достопримечательность вроде, такая есть в каждом городе. А у нас она еще и старая и облупившаяся.



Марианна Колдовская

Отредактировано: 21.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги