История, в которой не было меня

Размер шрифта: - +

Нечто общее

Пролетали дни. Проходили года.

Я пытался найти своего спасителя, но что мог ребенок? Все только смеялись или умилялись моим глупым просьбам и вопросам. Бессилие раздражало. Хотелось поскорее вырасти. Однако когда я стал старше, мало что изменилось.

Люди гордятся своей человечностью, хотя смутно представляют, с чем связались. Я долго не брал в толк, что именно включает в себя это понятие. Со временем осенило: человечность – часть кропотливо созданного обмана. Мы человечны в той степени, в какой это имеет для нас смысл. Наша человечность зависит от наших амбиций, желаний и даже воспитания. Наша человечность пуста.

С первого класса я сидел за партой с одной девочкой. Её звали Лидией. Как ни странно, ее имя редко сокращали. Лидия да Лидия. Мы дружили, вместе играли и болтались по улицам, но класса с седьмого-восьмого у неё появились другие интересы. Мальчики и все такое, однако осуждать её было не в чем. Большинство девчонок вели себя точно так же.

Мы с ней продолжали общаться, правда, стали не такими друзьями, как раньше. Однажды, зимой, мы тогда уже учились в классе девятом, я вышел погулять с Лидией в парк, и она созналась, что беременна. Не от меня, конечно. От другого парня, но ошарашила все равно сильно. О её дружке я мало что знал, и выдохнул с облегчением, когда она сказала, что он ничего не сказал насчет ребенка.

Оглядываясь, она шепнула, что он оставил ей деньги «на хранение».

– Как это? – спросил я.

– Попросил приберечь. Сам поехал в Москву, ещё деньжат подзаработать. Думаю, он женится на мне!

На этом наш разговор прервало несколько мужчин. Они встали, преграждая нам путь, и попросили пройти в участок. Мы послушались.

Главный следователь сурово осмотрел на нас. Иван Васильевич. Ему было около тридцати. Он имел весьма презентабельный вид. Светлые волосы аккуратно разложились в щегольской прическе, и ни единая прядь не выбивалась из неё. Голубые холодные глаза, словно штыки, впивались в жертву, отчего становилось неуютно просто находиться поблизости. Он барабанил пальцами по крышке стола, дожидаясь ответов и в полной тишине почесывал выступающий подбородок.

– Ведь это ты украл, – указывал он на меня. – Мне же все известно. Не веришь? Ну смотри! Мы за ней приглядывали. И вот ведь диво дивное! Как же странно, что единственный, с кем она встретилась за все время наших наблюдений, ты. Только честно, ты её обрюхатил, да? – он откинулся на спинку стула. – Ну и молодежь пошла!

– Не он отец ребенка, – заявила Лидия. – И деньги не его. Их оставил мой знакомый…

– Да знаю-знаю, – прервал он. – Хватит сказки рассказывать! – снова уставился на меня. – Хорошо же ты промыл мозги своей девке! Умеешь играть на глупости!

Я стиснул зубы и сдержался, хотя до зуда в ладонях хотелось его ударить.

– Деньги-то краденные! Вы за дурака меня держите? – стукнул кулаком по столу следователь. Мы подскочили на стульях. – Краденные! – рявкнул он. – Подружка твоя потратила больше половины, и вот вы здесь! Так что не отпирайтесь! И не стройте из себя святых мучеников!

Я удивленно покосился на Лидию, но быстро вернул взгляд в пол. Зачем она на них покупала? Неизвестно, для чего эти деньги и откуда они вдруг свалились, а она просто взяла их «на сохранение», да ещё и потратила часть.

Её бы не заметили, не будь продавщица одного из магазинов столь проницательной. Она насторожилась: Лидия выглядела бедной покупательницей, однако набрала товара на огромную сумму и расплатилась наличными. К тому же в новостях то и дело говорили о краже, так что она заявила о своих подозрениях в милицию. Лидию тайком проверили и обнаружили у неё нигде не обозначенный доход. Поставили за ней слежку.

– Он их украл! – тыкал в меня пальцем Иван Васильевич.

– Где же доказательства? – повела бровью Лидия. – Я слышу только ваши голословные излияния.

Держалась она хорошо. Ее лицо, уже получившее свою долю морщинок, словно обтянуло кожей взрослой женщины. Волосы мышиного цвета она собрала в хвостик, открыла лоб, отчего стала выглядеть, как злобная тетушка.

– Кстати, – осмотрелась она. – Не вижу никого, кто защищал бы наши права от вашего покушения на них.

Следователь усмехнулся.

– Пытались связаться с твоими родителями, но они просто невменяемы, – выдохнул он. – Я даже не удивлен. Дети алкоголиков редко вырастают нормальными. С ними всегда проблемы. А… как её там? Ирина Олеговна что ли…. – он снова скользнул по мне взглядом, отчего по телу пошла дрожь.

Двери открылись.

– Вот и она.

Постарался не оборачиваться. Толку от этого ровным счетом никакого. Она коршуном метнулась ко мне и начала колотить, приговаривала: «Так я и знала! Ничего хорошего! Уже и в милицию вызывают!» Я защищался от неё, приподняв руку, но не останавливал порывов преподать урок – сильнее взбесится.



Иан Таннуш

#981 в Проза
#981 в Современная проза
#2293 в Разное
#453 в Драма

В тексте есть: город, реализм

Отредактировано: 09.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги