Как украсть сердце

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 9. Как слепо следовать чужому плану

ГЛАВА 9. Как слепо следовать чужому плану

— Я должна сделать что?! — ахнула я, — Мама, ты в своем уме?!

Нет, Венчик точно заразен. Если до этого момента у меня и были сомнения, то сейчас они испарились как дым. И заразе подверглась не только я, то и моя ближайшая родственница. Иначе с какой стати ей предлагать такое?!

— У тебя есть другой план? — хитро поинтересовалась мамочка.

— Нет, но я наверняка придумаю что-нибудь получше, — в этом я была почти уверена. Просто ничего обдумать не успела: ограбление, бессонница, убийство Ди Варта… от количества событий кружилась голова.

— Ты уже придумала, — маман махнула рукой и приступила к заунывному перечислению, — Оставила Венчика одного, стырила картину, в сейф не заглянула, наследила и подставила Блика…

— Мама, я все помню, не утруждай себя! Это было сегодня ночью!

— Вот и славно, Лисси. Помни и о том, как мать тебя вытащила.

— Вытащила, чтобы в могилу свести? — заподозрила я неладное, — Иначе какого черта ты отправляешь меня знакомиться с оборотнем?!

— Не будь расисткой, милая.

— Отлично: на кой черт мне знакомство с лучшим другом Спектра?

Да, именно это мамуля и предложила: познакомиться с Глебом Зимовски. Оборотнем. Опасным, известным. Который дружит со Спектром. Признаться, сначала я решила, что к моим визуальным галлюцинациям о душащем меня вампире добавились еще и слуховые. А что, очень логично: один душит, другой… Спасибо, что пока не мерещится. Долго мамуля над планом явно не размышляла, ведь сразу после Блика я направилась домой, застав родительницу на все том же диване и с неизменным коктейлем в руке. Вот только Венчик исчез в неизвестном направлении, зато компанию мамуле составляли ее любимые волкособы: как всегда обделенный родительской лаской Аид и хмуро на него взирающая Геката.

— Дорогая, тебе необходимо подобраться к Спектру как можно ближе, — сморозила очередную ерунду мамуля. Мой план (или его наметки) был диаметрально противоположным: держаться от вампира как можно дальше.

— И зачем? — тоненько пискнула я, мысленно планируя свои похороны. Обойдемся без пышной церемонии, минимум народу, но все цветы должны быть непременно белые. Да, пожалуй, так будет неплохо.

— Чем ближе ты будешь, чем больше сможешь узнать. Сейчас мы можем довольствоваться лишь слухами, а если ты будешь рядом…

— Он откроет передо мной душу?

— Кто знает?

— Не хочу разрушать твой идеальный план, мама, но все равно выскажусь: даже если я прилеплюсь к Спектру, точно жвачка к подошве, он не станет откровенничать с девицей вроде Ирэн. И с любой другой девицей в принципе.

— Его откровенность нам и не нужна. Если ты подружишься с ним поближе, будешь иметь доступ в его дом, возможность немного подкорректировать его действия, ненавязчиво и мягко…

— Так, стоп! — я даже выставила перед собой руку, притормаживая поток родительского красноречия, — Что ты имеешь ввиду под «поближе»?!

Хотя, к чему вопросы? Ясно же, что ничего хорошего! Было у меня нехорошее подозрение, что меня за нос водят, но ничего. Разберемся.

— Это уже на твое усмотрение, — не стала лишать меня выбора маман.

— Мама!

— Лисси!

— Стой… если нам зачем-то нужен Спектр, почему завтра я иду охотиться на Зимовски? — выражение дикое, но именно его мамуля и использовала: охотиться на оборотня. Может, она решила из меня и в самом деле киллера состряпать?! Воровка то не получилась.

— Если ты вдруг появишься возле Спектра, получится подозрительно. Максимка всегда страдал паранойей.

— Ну да, а если я начну с его друга – самое то! Это ни разу не подозрительно.

— Ох, доченька! Совсем ты у меня еще бестолковая! — пожаловалась мамуля, при этом вздохнув так тяжко, что я моментально устыдилась своей бестолковости.

— Ты толковая – вот и объясняй! Я и с места не сдвинусь, пока ты не убедишь меня в том, что твой план – не полная туфта!

— Что за выражения, Лисси!

— Нормальное выражение!

— Твое недоверие очень ранит материнское сердце, так и знай, — очередной горестный вздох, и, — Но хорошо, если хочешь объяснений, держи: наверняка ты немало слышала о Спектре, особенно за последнее время.

— И?

— А вот тебе то, чего ты наверняка еще не знаешь: есть у этого хмурого кровососа одна отличительная черта – идиот просто помешан на своей неотразимости, даже уникальности.

— Все равно ничего не понимаю.

Кроме того, что у родительницы хороший такой зуб на Спектра. Остро наточенный и давнишний. Интересно…

— Так и знала, что придется все разжевывать! Ты у меня красавица, дочка, — тут она окинула меня долгим взглядом и, увидев мою нахмуренную физиономию, улыбнулась, — Красавица, не смотри так. А блохастый Глеб Зимовски знает толк в женской красоте, к тому же, просто обожает молоденьких дурочек. Тебя он не упустит.

Пропустив мимо ушей этот весьма сомнительный комплимент, я задумалась о другом. Связать неотразимость Спектра и большую любовь к дамочкам Глеба Зимовски было трудновато, потому я нахмурилась еще больше. А мамуля лишь хитро так улыбнулась и туманно пояснила:

— Слушай маму и все будет отлично. Может так статься, что Глебушка спасет твою жизнь. Это уже только от тебя зависит.

Нет, все равно ничего не понятно. Неотразимость Спектра тут каким боком?! От беспокойства я даже заерзала на месте, пятая точка заныла, предчувствуя очередную беду. Но так же я знала, что соглашусь на любой мамулин план, без вариантов. И не только из любопытства… я должна знать, что у них со Спектром случилось!



Карина Вальц

Отредактировано: 01.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги