Капкан для лисы

Размер шрифта: - +

Глава 9

В принципе, я и без всяких советов собиралась пообщаться с этим мерзавцем, но тут получила знак: надо ехать. Просто часом ранее я собиралась отложить Вишневского, скажем, на завтра, когда возможно у меня будут новые интересные сведения, но к чему откладывать неизбежное? Так и хотелось вытрясти все из этого противного типа.

Хоть я ни разу и не была в гостях у этого гада, адрес знала прекрасно. Узнай врага раньше, чем он узнает тебя, как говорится… Но к моей ситуации эту славную пословицу отнести было трудно, раз Вишневский знал обо мне все задолго до того, как я вообще поняла, что он жив. Хотя тогда мы врагами и не были… наверное. По сути, причины обижаться были только у меня, но я забыла все свои обиды, когда парень якобы погиб… В общем, не суть: знай своего врага, и точка!

Жил он в одном из двух новых домов, что располагались чуть в стороне от центра. Их называли у нас «близнецами», как печально знаменитых собратьев и строительством занимался мой дражайший родственник. Само собой, сотни этажей там не было и близко, но ближе к тридцати для нашего города тоже рекорд. Я слышала, что квартиры там стоили баснословных денег, но были раскуплены еще до начала строительства, потому что масштабы его впечатляли. И как оказалось, счастливые обладатели теперь уже новеньких квартир, не прогадали: кроме окон в пол по всему дому и современной планировки, тут была четырехъярусная подземная парковка, охрана и даже свой собственный парк. Не два дома, а целый мини-городок, не иначе. Не удивительно, что этот выпендрежник поселился именно здесь. Ну и, само собой, жил он на последнем, то есть двадцать седьмом этаже, где когда-то думала поселиться я сама, но быстро отказалась от данной затеи: слишком много народу вокруг.

На въезде мне повезло: автоматические ворота открыл тип на белом Мерседесе, но милостиво пропустил меня вперед. Он же позволил взять себя под руку и пройти мимо охраны, не пришлось предупреждать о своем появлении. Всегда бы так везло, а… Тип оказался никем иным, как братом нашего мэра, а с последним отношения у нас не сложились, так что пришлось заявить, что я лесбиянка, а то уж слишком сально он мне улыбался. После такого заявления у парня волосы встали дыбом и он даже отошел на шаг назад, что в общем-то меня устраивало, но внезапно обидело: можно подумать, мы находимся где-то в СССР, лет этак 50 назад. Мы вместе зашли в лифт и пришлось объяснить идиоту, что сейчас другие времена и я не кусаюсь. Я настолько увлеклась, что начисто забыла, что к сексуальным меньшинствам вообще-то не отношусь, но мне пришлось умерить свой пыл, потому что Боря (так он представился, когда еще не был осведомлен о моей ориентации) выскочил на пятнадцатом и я была готова поклясться, что перекрестился. Теперь я не любила не только нашего мэра, но и все его семейство в целом, вот же где клубок змей с кучей предрассудков…

Борю пришлось выкинуть из головы, потому что я прибыла на двадцать седьмой: тут было всего три квартиры. Я позвонила в крайнюю правую и для убедительности еще и трижды пнула ее ногой. Ждать пришлось минут пять, я уже собиралась отправиться восвояси, решив, что Вишневский шатается по каким-нибудь притонам, мучает котят или крадет младенцев и приносит их в жертву (или что там обычно делают подобные личности?), но услышала шаги и через еще три минуты дверь открылась.

Меня встретили пиратской улыбочкой и полным отсутствием следов удивления. Хотя о чем я, даже у меня дома имелся специальный экран, чтобы видеть всех сомнительных личностей, которые пытаются пробраться в гости. Правда, им я не пользовалась вовсе. Не знаю, чем занимался этот ипокрит, но узнать не хотела: он предстал передо мной совершенно голый, небрежно обернув свой зад простыней. Настолько небрежно, что волю фантазии я не могла дать даже при большом желании.

— Фу, ты не одет! — я брезгливо скривилась: чертов эксгибиционист.

— От тебя ничего не скроешь, — самодовольно усмехнулся этот гад, — К тому же, к чему стесняться, раз ты уже все видела?

— Точно. Смутно помню, что меня тошнило не меньше недели, а кошмары мучают и по сей день… Так ты не открывал мне целых три минуты, потому что раздевался? — поинтересовалась я, шагая вперед без приглашения и жестом отодвигая хозяина квартиры как можно дальше от себя.

— Я что, поторопился? И… ты считала минуты?!

— Само собой, раз мое время на вес золота.

— Прости, просто не мог прийти в себя от обрушившегося на мою голову счастья: ты и у меня дома… Хочешь посмотреть мою комнату? — без перехода поинтересовался он. Хоть Вишневский так и сверкал самодовольством, отчего-то мне показалось, что он не хочет услышать положительный ответ. Должно быть, на самом деле у него там алтарь и десяток здоровых карапузов, а я его отвлекла от будничного занятия обыкновенного психа.

— Мне и здесь нравится, — заверила я, потому что к младенцам присоединяться не желала, и огляделась: из коридора я попала в огромное помещение, которому трудно было подобрать название.

Кажется, он вздохнул с облегчением. Нет, такая нервозность так и подстегивала мое любопытство: может, там не младенцы, а что похуже?! Или это все мое воображение и врожденная подозрительность? Может, парень просто не желает видеть меня в своей постели? Не то, чтобы я горела желанием там оказаться, но неожиданно стало обидно.

— Тогда присаживайся. Мартини?

— Лучше оденься, — поморщилась я, — Но вообще-то, я бы не отказалась от кофе с коньком. Надеюсь, в этой обители зла имеется приличный кофе?

— Обижаешь.

— Но сначала оставь свои эксгибиционистские штучки и одень штаны!

— Ну только если ты настаиваешь, — ухмыльнулся он.

— Настаиваю!

Вишневский наконец-то удалился, а я осмотрелась: вообще-то, тут было неплохо. Огромное помещение, в котором было сразу все: и кухня, отделенная барной стойкой, и гостиная с диваном и плазмой на всю стену, и даже современный камин. Походило на студию. Но все равно своя квартира со множеством помещений мне нравилась куда больше: хотя бы понятно, что где, но сказать, что тут было плохо или царила безвкусица я не могла. Но самое примечательное – это конечно окно во всю стену. Оно никак не загораживалось, но это было бы лишним: и так было потрясающе. Трудно было представить тут какие-нибудь занавески или жалюзи…



Саша Малинина

Отредактировано: 21.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги