Карамель

Размер шрифта: - +

День Восьмой

Отвратительный писк застревает в ушах, и я пробуждаюсь заново – в резиденции, в своей комнате, на диване. Подо мной сырая насквозь подушка – то ли от пота, то ли от слез. Протираю лицо и нащупываю маленькие кристаллики соли. Часы при входе вещают о семи утра. И здесь будильник...

Я снимаю пижаму и вновь окутываю тело одеждами Сары. Голубые джинсы приходятся в пору, белоснежная майка едва подчеркивает маленькую грудь. Я спускаюсь до шумной гостиной и замираю перед дверьми. Множество голосов рассыпается по резиденции и, признаться, обращаться к ним я не желаю. Я все еще не могу отойти от ночного кошмара: размышляю о брате, о странной ванне, о белом небе, о мгле подо мной. Одни распахнутые двери приведут меня к абсолютно иной локации и другим мыслям, они перебьют все волнующее в данный момент и нагрузят иным. А я, никогда не боявшаяся выступать перед множествами слушателей, вдруг, струсив, замираю с приставленной к замку рукой.

Ты еще можешь уйти, Карамель.

...но как?!

Бездумно распахиваю дверь и быстро захожу.

Сколько людей..! – и все разом оборачиваются на меня.

Я выдаю растерянное приветствие и, насчитав тринадцать присутствующих, называю свое имя. Темнокожий парень – сидящий с краю дивана – смеется и, кивнув на мою одежду, говорит, что решил, это пришла вторая Сара.

В белых стенах дома по улице Голдман Северного района служащая по имени Миринда – темнокожая и маленькая – как грязное пятно плавала между чистыми комнатами. Я всегда думала, что ей места в Новом Мире нет совершенно, но сейчас, глядя на высокого и широкоплечего мужчину, контрастом сливающегося с золотыми стенами резиденции, мнение свое меняю на гласящее, что каждому необходимо найти свой кров.

А Серафим ступает от окна – резко и быстро; здоровается и говорит, что меня и не хватало. Он зовет к себе и машет рукой, но я, ослушавшись, продолжаю топтать пол на одном месте.

Позади – из дверей – выплывает женщина. Она случайно задевает меня своими масштабами и, прося прощение, берет за плечи, проходит дальше. Нет...здесь я не должна присутствовать, это не мой дом. Мой дом – уют и тишина, спокойная гавань. И отчего-то волнение бьет все сильней. Ранее меня не беспокоило, поймут выступающую с речами Карамель Голдман или нет – просто прислушаются. А сейчас ситуация была иной. Я не знала, что говорить и что делать; все люди в резиденции – без исключения – показались мне чужаками.

С пола – пребывающая в облюбованной йогами позе цветка – поднимается Сара. Она прихватывает меня за руку и влечет следом. Поддаюсь, и мы продвигаемся через толпу завтракающих и что-то жарко обсуждающих. Серафим ставит меня рядом с собой и просит немного внимания.

– Эта девушка необычайна, и знаете почему? – спрашивает он. – С сегодняшнего дня она становится частью нашей семьи!

И ликующая толпа отчего-то аплодирует и радуется. Они по очереди поздравляют меня и кричат «добро пожаловать», а я шепчу слова благодарности и пытаюсь никого не обделить уважительным взглядом.

И вот как утверждение темнокожий парень кидает о том, что – наконец-то – сама Карамель Голдман вступает в «Наши» ряды!

– Ряды чего я вступаю? – спрашиваю я и тем самым вызываю дерзкий смех у всех этих незнакомых мне людей.

И кто-то что-то говорит про противоборствующие стороны и действия повстанцев.

– Мы будем отстаивать свои права! – кричит некто.

– Мы покажем им..!

– Да-да, мы сделаем это!

– Новый Мир для всех!

А я вспоминаю Миринду и прикидываю наличие ее прав; скорее отсутствие каких-либо. Из дозволенного она могла есть и спать, разве что. И после этих мыслей даже какой-то липкий осадок на душе...Где?

– Нам надоело терпеть нападки Нового Мира! – подытоживает девчонка, соседствующая с тем парнем на диване. – Они не уважают нас и за это поплатятся. Даешь новый Новый Мир!

Она выглядит чуть старше Золото. А вот сама Золото вряд ли бы захотела со мной бежать. Вряд ли бы согласилась спуститься в Острог.

Но что за пламенные речи о правах обделенных? Я думала, мы будем решать куда более серьезные и разумно-обоснованные вопросы и проблемы, а ни эти взвизги чем-то и когда-то обиженных.

И вот Серафим говорит, что вчера был принят закон – да, так скоропостижно – о том, что Южный район отделен от Нового Мира. Временное это действо или раз и навсегда информация не поступала, но по факту должны были возвести новые защитные стены, расставить охрану и пустить патрули на машинах.

– Это разлом! И это затруднит наш выход на поверхность! – восклицает он. – Я рад, что вы отложили свою работу и пришли на собрание. Всех сидящих здесь связывает одно – вы готовы не просто мирно жить, жить в Остроге, не зная и не обращая внимания на действия Нового Мира, вы готовы отстаивать свои права, вы готовы отстаивать свою принадлежность к Новому Миру!

Все довольно хлопают. Секта какая-то...

– А ты, Карамель, – Серафим обращается ко мне, настойчиво топя янтарными глазами мое море, – вступаешь в ряды тех, кто борется с неравноправием и пытается улучшить жизнь в Остроге.



Кристина Тарасова

Отредактировано: 26.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги