Кинжал раздора

Размер шрифта: - +

11 Мединос в гостях у Медичесов

 

Бартоломью выскочил на улицу. Как он мог забыть! Подвел Рафаэля. Уже поздно. Дневной поезд давно ушел. Барт махнул рукой удрученно, оглянулся на Женевьеву.

– Хочешь посмотреть замок и познакомиться с Рафаэлем?

– А... Э... – Женни испугалась.

Барт понял.

– Родителей нет дома. Они сегодня поздно вернутся. У нас вагон времени. Пойдем. И Рафа развлечем.

Женни несколько секунд поборолась с искушением и сдалась. Замок Медичесов, порог которого несколько сотен лет не переступала нога Мединосов! Разве тут устоишь.

– Я уже видела Рафаэля, на карнавале. Он выдавал себя за тебя, – говорила Женни по дороге. – Я искала тебя, а встретила Рафаэля.

 

К ее разочарованию, Барт миновал центральные ворота и вход в замок и привел ее к пристройке.

– Подожди пару минут, я проверю, – он оставил Женни снаружи.

 

– Раф, у меня из головы вылетело! Прости... – увидел Барт в большой гостиной, служившей одновременно и кухней и прихожей, Рафаэля.

– Что теперь говорить, уже поздно, – буркнул Рафаэль. – Я только что вернулся. Сам справился.

Он замолчал. Не хотелось жаловаться, как сложно было передвигаться. И самое главное, все страдания – напрасно. Впрочем, есть еще вечерний поезд.

– Родителей нет? – Барт не обратил должного внимания на его настроение, он предвкушал сюрприз. – Я сейчас позову Женевьеву! Хочу вас познакомить.

Раф развернул кресло:

– Ты с ума сошел! Она же Мединос!

Бартоломью улыбнулся той странной, по мнению Рафаэля, улыбкой, что появилась у него по возвращении, и ничего не сказал.

 

Женни вошла, с интересом огляделась. Ей понравилось. Просторно. Никакой лишней мебели. Громадный старинный стол посредине. Они за ним обедают? «Кажется, Раф нашел ему еще одно применение», – любопытная Женевьева подошла поближе и заглянула, что за книги он разложил. Увы, не художественные. Археология. Женни кивнула Рафаэлю и залюбовалась им. «Как же все-таки братья похожи внешне».

Раф молчал, потеряв дар речи. Сердце застучало бешено. Вот уж кого он меньше всего ожидал увидеть. Джейн!

Женни заговорила первая:

– Привет. Может, помнишь меня? Мы встречались на карнавале.

– К-конечно, – выдавил из себя Рафаэль.

Барт пошутил:

– Видишь, как здорово высовывать нос из берлоги. Столько девушек сразу встречаешь.

– Д-да, – у Рафаэля ощущение было, что пол провалился и он летит вместе с креслом куда-то вниз.

Он посмотрел на сияющую Женевьеву:

– В самом начале карнавала я познакомился с американкой. Было очень много американских туристов. Мы с ней разминулись. Очень обидно. Сегодня она уехала к себе домой.

– Ты и про меня решил, что я американка, – ни о чем не догадалась Женни, – а я не могла сказать, кто я на самом деле.

– Понимаю, – Раф взял себя в руки и больше не заикался.

Он научился. Он тренировался и научился не давать организму брать верх, когда он волнуется. Только он давно уже так не нервничал.

– Я подумала, что ты очень устал, а ты был просто огорчен, – заметила Женни.

«И пытался познакомиться со мной. Ох уж эти парни!»

– Да, – согласился Рафаэль.

– Раф, – перебил их Барт с нетерпением. – Давай покажем Женевьеве замок.

– Покажи сам. Я подожду вас внизу.

Барт не стал настаивать. Поманил Женни к одной из дверей. Пропустил вперед, обернулся на пороге:

– Так ты взял у девушки адрес?

– Да, – посмотрел ему прямо в глаза Рафаэль. – Я напишу письмо. А может, она напишет первая. Ей понравилась идея.

Успокоенный, что и у брата все в порядке, Бартоломью Медичес отправился показывать свои владения Женевьеве Мединос.

 

– Отец до мамы был помолвлен. Свадьба расстроилась: невеста никак не могла пережить, что отец отказался продать замок Оричесам. Отец предпочел передать замок государству на определенных условиях...

Женни переступила порог и так засмотрелась, что не слышала, что ей говорит Барт.

– Боже мой, Бартоломью! Какой высокий свод! А сколько веков этим камням! – не могла оторваться она от созерцания стен и потолка.

– Камням много, – согласился Барт. – А остальному барахлу от силы двести лет. Предпочтения моего дедушки. Не обращай внимание, в этом зале все смешано в кучу без хронологического порядка. Пойдем, покажу, что здесь действительно стоит смотреть.

Он повторил дважды. Женни забыла все на свете, в том числе и кинжал, и Глаз Бури. Красивое зрелище: лучи заходящего солнца проникали в узкие верхние окна и как мечи пронзали пространство под потолком. Воображение рисовало Женевьеве юных обитательниц этого замка в самые разные века. Интересно, какие мысли у них были, какие чувства?

– Что? – переспросила она Бартоломью, повернула голову и увидела темно-бордовое кресло, непривычно высокое для старинной вещи и с большой массивной спинкой.

– Ой, похоже на трон!

Барт снял с крючка бархатную ленту, что отделяла экспонат от публики:

– Прошу!

Женни с удовольствием забралась на «трон».

– Прадедушка забрал его из одного королевского охотничьего дома, который шел под снос. Мы с Рафом использовали кресло именно как трон.

Доблестный рыцарь Бартоломью низко поклонился. Раз уж он при дворе, нужно соблюдать этикет:

– Госпожа Женевьева добивается вашей аудиенции, Ваше Величество.

Выпрямился:



Marina Eshli

Отредактировано: 19.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться