Кинжал раздора

Размер шрифта: - +

21 Детские книги. От них польза или вред?

– Все замечательно. Я тебе очень благодарен. И мама. У нее просили вышивку по шотландским сказкам, но она не продала. Сказала, что это собственность Женевьевы Мединос. Проводишь своих родственников, – Ллойд скользнул безразличным взглядом по кузине, – ждем тебя в гости. Обязательно. Мама тебе сама все расскажет. До встречи.

У дверей он обернулся и пошутил:

– Штору я с тех пор проверяю.

Женевьева захохотала.

– Кто это был? Рафаэль? – спросила недовольная кузина.

– Рафаэль не ходит, – погрустнела Женни, – это был Ллойд Оричес.

– Тот самый Оричес? – ахнула кузина. – Который купил гостиницу?

– Его сын. Мы с ним подружились, а... – подробности Женни поведать не успела.

– Вот так Женни! – воскликнула кузина. – Да он же глаз с тебя не сводит! Ай да тихоня! Окрутила лучших женихов города.

– Ага! Признаешь Бартоломью хорошим выбором? – со смехом поймала ее Женни.

– Глупая ты. Да у него по слухам в подружках дольше месяца никто не продержался.

– А мы уже четвертый месяц встречаемся! – гордо объявила Женни.

Кузина было улыбнулась на такую наивность, но тут же посерьезнела.

В дверь опять постучали. Барт с порога увидел кузину и заговорил с ней как со старой доброй знакомой:

– Привет! Какими судьбами? Неужели свадебные фотографии привезла?

Она непроизвольно закрыла фото руками.

– Мне можно посмотреть? – прошел он к столу так свободно, как будто был у себя дома.

– Зачем тебе? – насторожилась кузина, но разрешила.

– Красавица-невеста, – любовался Барт. – А свадьба! Просто мечта! И всю семью собрали, – он мельком оглянулся на растерянную Женни и догадался, в чем дело. – Женевьева, наверное, тебе уже рассказала. Вряд ли у нас все будет так легко и просто.

Женни ликовала: «Вот видишь, какой он! Что я тебе говорила!»

Кузина подумала и протянула Бартоломью большую общую фотографию.

– Мединосы – сказала многозначительно.

 

Барт с интересом рассматривал потомков славного рыцаря Мединоса, одного из победителей битвы при Меланите. Кузина в свою очередь изучала Бартоломью Медичеса.

 

Барт ткнул пальцем в изображение:

– Мединос?

– Да, – подтвердила кузина, – дальний родственник.

– Похож? – показал фотографию Женевьеве Барт.

Может, это всего лишь ракурс был тот же, но Женни ахнула.

– Женевьева предположила, что одна из картин в замке – портрет Мединоса, – пояснил кузине Бартоломью. – Он – просто копия этого молодого человека, только в доспехах. Рафаэль... Рафаэль – это мой брат.

– Слышала. Инвалид. Красивый. Необыкновенно умный, – усмехнулась кузина.

Барт кивнул.

– Рафаэль считает, что полотно написано незадолго до исчезновения кинжала и Глаза Бури.

– Меня не интересуют старые сказки, – пожала плечами кузина.

– Меня тоже, – заверил ее Барт и скорчил снисходительную физиономию, – но Рафаэль просто помешан на истории и легендах. Они с Женни нашли общий язык.

– Еще одно поколение сумасшедших, – вздохнула кузина. – Женни! Рано начинаешь,  Мединосы с ума сходят от этой истории годам к шестидесяти.

Женни насупилась, однако промолчала. Барт заговорщицки подмигнул кузине, мол, мы с тобой взрослые люди, терпимо относимся к слабостям наших родных. Кузина то хмурилась, то не могла сдержать улыбки. Она изо всех сил противилась обаянию этого пройдохи. Хотя, почему пройдохи. Выглядел он вполне искренним.

Барт взял остальные фотографии. Он смотрел и детально расспрашивал, что сколько стоило, где кого разместили, как долго все планировали... Кузина с удовольствием перечисляла суммы,  уточняя, за что платили они, а за что – родители жениха. Барт заметно помрачнел. Потер лоб.

– Я предполагал, что дорого, но чтобы столько!

Кузина самодовольно улыбнулась.

– Для меня и половина таких денег звучит страшно, – признался Барт. – Как много вы заплатили за платье?

– Не мы, а семья жениха, – и кузина назвала сколько.

– Оно того стоило, – одобрил Барт. – А драгоценности?

Кузина просто засветилась:

– Фамильные.

– Подходят. Как будто специально подобраны. Фотограф замечательный! – продолжал лить бальзам Барт.

Женни за его спиной слегка заскучала: ей хотелось распечатать книги, но вряд ли это сейчас удобно.

– Ой, – спохватилась кузина, – я на поезд опоздаю.

– Тебя проводить? – поднялся Барт.

– Что я, дороги не знаю? – хмыкнула она.

Ему полагалось предложить ей еще раз, и она бы согласилась. Но он, видимо, был из слишком простодушных, только пожал плечами.

– Приезжайте с мужем на нашу выставку и Рождественский бал. Я пришлю приглашения, – Барт заглянул кузине в глаза: – Нам с Женни нужна поддержка. С моей стороны – Рафаэль. С вашей – вы с мужем. Помирим стариков. Обязательно приезжайте!

 

Она бы охотно с ним поболтала по дороге: парень простоватый, но интересный. Не очень догадливый. Интересно, что они с Женни нашли друг в друге? Они же из разного теста. С Женевьевой понятно. Мечтательница. Красавца приняла за принца из сказки. А Бартоломью? Кузина смотрела в окно поезда на башню замка Медичесов. Его прельстил романтизм их вражды? Ромео новоиспеченный!

Но почему бы и в самом деле Мединосам и Медичесам наконец не помириться?



Marina Eshli

Отредактировано: 19.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться