Кинжал раздора

Размер шрифта: - +

27 Замки с привидениями и ссора Оричесов

– Знаешь ли ты, что у нашего замка есть близнец? – возбужденно спросил Рафаэля вернувшийся с Чайной Горки Бартоломью.

– Конечно, знаю. Женни приносила вышивку, – Раф открыл толстую папку на своем столе, хотя об этом там было всего пару строчек, можно и не смотреть. – Шотландский замок, построен, возможно, теми же строителями через полвека после нашего.

Он напомнил:

– Ты сам искал рамку для вышитой картинки этого двойника.

– Ну да. Только Маленький дедушка уверяет, что «шотландец» не просто двойник. Он – близнец! И-ден-ти-чен!

– Откуда он это знает? – усомнился Рафаэль. – В ту эпоху даже в разных странах здания такого же назначения похожи.

– Он видел подробный план! Прадедушка вспомнил, что однажды чуть не купил книгу. Впрочем, она ему была не по карману. Он обознался. Принял замок на репродукции за наш. Говорит, поразился не только внешнему сходству, но и тому, что план совпадал, а деталей было больше.

– Там был план? – удивился Рафаэль.

– Угу. В прошлом веке какой-то любитель привидений объезжал малоизвестные замки Шотландии в поисках сверхъестественных, необъяснимых фактов, записывал истории, а потом издал нечто вроде путеводителя по местам, где случаются таинственные явления. С рисунками, чертежами зданий и схемами передвижений призраков. Какая жалость, что у нас нет ни одного привидения. От туристов отбоя бы не было, уж я бы постарался.

Рафаэль рассмеялся. Закрыл свои записи и предложил:

– Барт! Поезжай в Шотландию! Посмотри своими глазами расположение переходов в неперестроенном замке. Или давай поеду я! – загорелся Раф, не встретив энтузиазма со стороны брата.

– А где деньги взять на поездку? – охладил его Барт. – А кто будет таскать тебя по лестницам? Нет, Раф. Поройся сначала в библиотеке. Найдется переиздание книги или другой источник со схемой. О призраках пишут все, кому не лень!

 

– Ни-че-го! – с горечью рассказывал Барту Раф. – Об этом шотландском замке мало где упоминается. Есть несколько художественных изображений фасада. И никаких схем.

– Видимо, их призрак не был аристократом, – зевнул уставший после суетного дня Барт, – такими меньше интересуются. Ну ладно, делать нечего, поехали в Шотландию.

– Нет смысла, – Раф вздохнул, – я позвонил одному профессору истории, он мне ответил, что от данного замка, к сожалению, остались только руины.

Барт поморщился. Руин замков он не любил. Как же так можно относиться к своему историческому наследию? Но брата, и себя заодно, утешил:

– Не расстраивайся. Есть еще книга.

– Книга не переиздавалась. О ней давно не было упоминаний. Если бы не каталог того давнего аукциона, я бы вообще усомнился в ее существовании.

Барт присвистнул:

– Плохи наши дела. Не люблю я единственные экземпляры в частных коллекциях маньяков-собирателей. Тройную цену заломит. Если вообще захочет ее продавать...

– Ты считаешь, что книга могла подорожать в три раза с тех пор, как была продана? – Рафаэль воспринял его слова всерьез.

Когда Раф сообщил Барту прошлую стоимость книги, Барт, конечно, удержался на ногах, но только потому, что опирался о каталку Рафа.

 

– Мой внук, – со старческой гордостью сказал братьям Маленький дедушка, – сумеет найти и приобрести любую книгу.

Барт не удержался от скептической гримасы. Прадедушка это заметил:

– Внук умеет состыковывать концы с концами и находить выгодные обмены. Ведь у каждого коллекционера есть заветная мечта, за которую он все что угодно в обмен отдаст.

Рафаэль, улыбаясь, посмотрел на комод с архивом. Барт усмехнулся:

– Так Мединос и выложится для Медичеса.

– Зачем для Медичеса? Он для родного деда будет стараться, – заверил его Маленький дедушка.

 

Биорн с готовностью им услужила. Позвонила и передала заказ от деда внуку.

– Собирайся, – весело сообщил Женевьеве отец. – Едем прицениваться к очень интересной книге. Неужели у деда завелись лишние деньги? Он хочет ни много ни мало –  Путеводитель по шотландским замкам с привидениями. Помнишь, я тебе рассказывал? Чудит старик. Впрочем, раритетная книга – хорошая инвестиция!

Собираться Женевьеве было – смену белья да рисунки сунуть в саквояж. Рисунки – «это я, а это Рафаэль». Женни смахнула слезу и решительно застегнула замок на чемоданчике. «Неужели мужчины не умеют любить? Так быстро меня забыл».

«Ну и пусть, ну и пусть», – отстукивали колеса поезда.

 

Мелькали интересные места и забавные лица. Женни было все равно. Просто жалко папу, который изо всех сил пытался ее развлечь.

«Это я, а это Рафаэль». Вот и все, что осталось у нее на память об их великой вечной любви. «Интересно, что Бартоломью сейчас делает? Неужели совсем-совсем не думает обо мне? Может быть, он меня презирает за то, что... произошло?»

«Ну и пусть, ну и пусть», – убаюкивали ее колеса очередного поезда.

 

Книгу им так и не показали. Коллекционер оказался подозрительным мрачным типом, как раз нашедшим мечту своей жизни и потому жаждавшим денег для ее покупки. И деньги плыли ему в руки. Шотландское историческое общество предложило ему за книгу о национальных привидениях хорошую цену. Причем совсем недавно. Он может продать Мединосу книгу, но в цене не уступит: зачем, если есть более надежный покупатель. Таких неудачных торгов отец Женевьевы не ожидал.

 

– Сколько-сколько тысяч? – округлились глаза у Барта, когда Биорн пересказала им с Рафаэлем свой телефонный разговор. – А как скоро?



Marina Eshli

Отредактировано: 19.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться