Кинжал раздора

Размер шрифта: - +

30 За нас! За наши семьи! За кинжал с ножнами!

 

Рядом с яхтой Рафаэль расплачивался с библиотечным сторожем. Похоже, тот докатил его прямо сюда.

– Ну что там происходит? – набросился на него Барт.

– До четырех утра совещались, – весело сообщил ему Раф. – Не все, конечно, остались. Самые стойкие заночевали в библиотеке. Сейчас проснутся и, я полагаю, выслушают разумные варианты. А вы как? Не замерзли?

– Ты думаешь, я дам своей жене замерзнуть? – хохотнул Барт.

– Доброе утро, Бартоломью! – показалась свежая, румяная Женевьева.

– Привет, – Барт расплылся в наиглупейшей улыбке, перепрыгнул обратно на яхту и протянул руки обнять Женни.

Раф почувствовал себя лишним, но Женни уже заметила его. Воскликнула обрадованно:

– Рафаэль!

Раф смущенно посмотрел на нее, не зная, что сказать. Ах, да.

– Хлеб и молоко. Мы со сторожем купили.

Барт набросился на свою долю хлеба и в считанные секунды проглотил. Раф задумчиво жевал. Женни поглядела на них, поглядела и разломила свой хлеб пополам. Одну часть она протянула Барту, который моментально схватил ее, вторую Рафаэлю. Раф отказался. Бутылка с молоком пошла по кругу. Женни свою оставшуюся половину хлеба еще раз поделила. Топнула ногой на отнекивающегося Барта. Благодарный Бартоломью полез целоваться. Раф со щемящей радостью наблюдал первое утро семейной жизни брата.

 

Барт нырнул в каюту наводить порядок, а Женни, покружилась по пирсу, подлетела к Рафаэлю.

– Уплыть бы далеко-далеко. В неизвестность! Навстречу опасностям! – произнесла мечтательно.

– Так в чем дело? Далеко не обещаю, но... – Раф окинул взглядом яхту.

– В следующий раз! – отрезвил их Барт, спрыгивая на берег.

Женевьева и Рафаэль одновременно вздохнули. Бартоломью прикрикнул на них:

– С ума сошли! Мы торопимся. Столько дел! С кинжалом и ножнами не разобрались! Завтра мне на работе нужно появиться!

Барт покатил Рафаэля к выходу с причала.

– Подготовка Праздника цветов в самом разгаре! – продолжал перечислять Барт непреодолимые препятствия между ними и выходом в море.

– А где мы собираемся жить? – перебила его Женни.

– Как это где? Как это где? – он даже остановился, чтобы посмотреть, не шутит ли жена. – Медичесы всегда живут в своем замке.

Но на всякий случай уточнил:

– Ты же не против?

– Нет, – Женни неуверенно улыбнулась.

Барт тронулся торопливо. Он уверял Женни по дороге:

– Порт Пьер – это недалеко. Мы будем часто приезжать сюда на море. Сколько захочешь. Я обещаю!

Женни кивнула, Барт уже переключился на свои планы по поводу Праздника цветов в Меланьи. А какую роль он придумал для Женни!

 

– Конная процессия и гирлянды цветов – звучит замечательно! – одобрила мужа Женевьева. – А как ты собираешься поступить с кинжалом и ножнами?

– А что бы ты предложила? – поддразнил ее Бартоломью.

– Я? Я бы предоставила решать Маленькому дедушке и Рафаэлю, – совершенно серьезно ответила Женевьева.

Раф взглянул на нее благодарно. Барт покосился, улыбаясь.

– Они больше всех приложили усилий по поискам, – пояснила Женни. – Но если бы кто-нибудь спросил у меня, что лично я хочу сделать с оружием…

Она помедлила, проверяя себя, и твердо произнесла:

– Я бы ответила, что полностью разделяю мнение Бартоломью Медичеса!

Барт просиял. Остановился и поцеловал жену. Весело заверил ее, что именно предложение Рафаэля и Маленького дедушки он выдвинет на обсуждение. «Так я тебе и поверила, что это именно их предложение!» – посмеялась про себя Женни. Как же здорово оказаться опять рядом с Бартоломью! Участвовать в его затеях.

 

Они подошли к библиотеке.

– Ой, – подняла глаза на дверь Женевьева, – родители меня наверняка вчера хватились!

– Нет, – успокоил ее Рафаэль, – сторож подозвал меня к телефону, я объяснил твоей маме, что нашелся кинжал Мединосов, и совещание наверняка продлится всю ночь.

Он ухватился за Барта.

– А отцу я сказал, что ты ушла домой.

Если бы Барту не было так тяжело тащить вверх по ступеням Рафаэля, он бы лопнул от смеха. Настолько обескураженной выглядела Женни.

 

Отец кивнул ей благодушно. У Женни затрепетало сердце, как у воришки или обманщицы. «Знал бы он, где, с кем и почему я провела эту ночь». Барт потихоньку стиснул ей пальцы. «Ничего, – приободрилась Женни, – Бартоломью все устроит».

 

С дивана поднялся заспанный Медичес и подозрительно уставился на старшего сына. Барт усмехнулся: отец спал на бархатном свертке.

 

Поредевшая компания подтянулась к столу. Кинжал с ножнами опять водрузили посередине. Глаза у присутствующих засверкали с новой силой. Разговоры продолжились. Женни наконец-то получила возможность рассмотреть находки повнимательнее. Барт тем временем вынул какие-то бумаги из кармана штанов.

– Нет, – встрял он в беседу, – не стоит конфликтовать с законом. Лучше по-честному сдать найденное государству!

– И получить государственное вознаграждение, – подхватил кто-то из Мединосов.

Медичес подскочил, руки его непроизвольно потянулись к кинжалу с ножнами, чтобы забрать их, спрятать.

– Министерство культуры не против выставить оружие, относящееся к истории рода Медичесов, в их родовом замке, – небрежно заметил Барт и положил перед собой развернутый документ. – Но, даже отдав его государству, мы оставим за собой эксклюзивные права.



Marina Eshli

Отредактировано: 19.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться