Кинжал раздора

Размер шрифта: - +

31 Новая версия от Рафаэля

А в замке на подоконнике стояла их статуэтка. Их условный знак. Женни обнаружила ее на обратном пути. Она рассмеялась и распахнула двери пристройки:

– Бартоломью!

– Его нет! – сообщила свекровь. – Он забегал на обед. Полагаю, что тебя хотел застать дома.

– Я убирала и готовила у Маленьких. Это мои прабабушка и прадедушка, – начала рассказывать Женни.

Свекровь кивнула и отвернулась к плите. Пока Женни раздумывала, предлагать помощь или не надо, вернулся домой Барт. Подхватил жену и закружил по кухне.

– И что теперь значит наш знак? – хитро прищурилась Женевьева.

– То же самое, что всегда. «Входи!» «Добро пожаловать!» – хохотал Барт.

– Это что такое? – увидела предмет их смеха мама. – Я тебя просила, чтобы ты выбросил языческого божка!

– Это просто символ. Семейного счастья, – улыбнулась Женни.

Но решила не злить свекровь и отнесла к Барту в комнату.

 

За столом Барт дурачился, приставал к Женни, дразнил Рафаэля. В конце концов опрокинул салат.

– Как жеребец скачешь, – усмехнулся отец.

– Как жеребенок, – ласково поправила мама.

Барт тут же погрустнел. Вздохнул.

– Раф, помнишь каким игривым был Кинжал первое время?

Раф похлопал его по руке.

Женни огорченно уставилась на мужа. О! Она вспомнила и принялась излагать идею Маленького дедушки. Барту понравилось. Медичес предложил вынимать мусор мешками и высыпать в коробки. Все зашевелились. Барт вскочил искать мешки и коробки.

– Кстати, Женевьева, – заметила свекровь, – звонила твоя мама. Спрашивала, почему ты не сообщаешь, как доехала и устроилась.

Женни вспыхнула. И правда, как же это она забыла позвонить домой.

– Никогда не поздно, – улыбнулся Рафаэль.

Женни побежала к телефону. Свекровь насмешливо посмотрела ей вслед.

 

За пару дней они достали всю грязь, накопившуюся на дне лестничного колодца за несколько столетий. Перебрали. Но ничего, хотя бы отдаленно похожего на камень, достойный украшать ножны, им не попалось. Даже осколков. Первым надоело копаться в мусоре Барту. У него и так дел было по горло. С одним из которых он очень торопился – копия страницы книги о привидениях. Отец тоже перешел к более практичным занятиям. Одни только Рафаэль и Женевьева упорно сидели в замке и перетирали в пыль слипшиеся песчаные комки. А вдруг Глаз Бури внутри?

 

Женни перебирала по второму разу камни, Раф задумчиво мял в пальцах глину.

– Сюрприз! – влетел в замковую залу веселый Бартоломью. – Не подсматривать!

Он повозился с новым стендом, открыл стекляную крышку, положил целых две открытых книги туда, закрыл.

– Готово!

Женни ахнула:

– Которая из книг настоящая?

Барт довольно рассмеялся. Побежал звать родителей. Мама тоже ахнула, но по другому поводу:

– Ну и грязь вы развели в замке? Кто все это будет убирать? А главное, когда? Пора открывать музей для посещения туристов!

– Уберем! – беспечно махнул рукой Барт.

Женни почувствовала себя виноватой. Это же идея прадедушки, а значит, и ее. Но она же хотела как лучше! Кто знал, что Глаз Бури не найдется!

– Кто знал, что Глаз Бури не найдется! – повторила она в запале.

– И куда он делся? – оглянулся на картонки с камнями Медичес.

– Может, в наше отсутствие кто-нибудь забрался в замок? – мрачно предположил Бартоломью.

– И спустился в колодец? – хмыкнул Рафаэль.

– И сигнализация не сработала? – насмешливо поинтересовался старший Медичес.

Он очень гордился своей новой системой; та, что у Мединоса в Литературном салоне, и в сравнение не идет с их замковой.

Мама задумалась.

– Я была дома. Никто из посторонних в ваше отсутствие к нам не заходил. Кстати! Я пригласила парикмахершу. Послезавтра в шесть чтобы все были дома! Бартоломью! Тебя это особенно касается.

– Разрешаешь? – весело поинтересовался у Женни Барт.

Она с таким сожалением посмотрела на его шевелюру, что Барт рассмеялся и махнул рукой:

– Потом как-нибудь, мама.

Женни подумала, что, пожалуй, еще не наигралась его кудрями, но свекровь злить незачем, стричься ведь рано или поздно Барту придется.

– Давай! – поддержала она свекровь. – Тем более что парикмахерская будет прямо на дому.

– Хорошо, – кивнул Барт маме.

 

– Эх, – говорил вечером у Рафаэля в комнате Бартоломью, – точно, кто-то забрался в замок и разыскал камень до нас.

Он выкатил вторую кровать и сидел на ней с Женни в обнимку.

– Мама была дома, – отозвался со своей кровати Раф.

– И как всегда забыла закрыть дверь, – иронически усмехнулся Барт.

– Могла и забыть, но в пристройку, – возразил Раф. – А в замок все двери запер отец. И включил сигнализацию.

Барт молчал. Женни пользовалась моментом и теребила его локон. Напоследок перед стрижкой.

– Кроме нас и Маленького дедушки в эту историю никто не верил. И поэтому специально ни кинжал, ни ножны, ни тем более Глаз Бури, не выслеживал, – продолжил Раф. – И еще. Чтобы лезть за камнем в наше отсутствие, надо было знать, первое, что мы догадались, где кинжал и ножны, второе, что камня мы не нашли.

– Журналисты! – охнула Женни и оставила волосы Бартоломью в покое.

– О! Зачем он журналистам? – простонал Раф. – Даже мы не знаем, что это за вид камня. Одно дело, если алмаз. А вдруг это всего лишь янтарь? Подробного изображения не существует, видно только, что он желтоват. И описание такое странное: чем-то похож на глаз, причем, глаз бури,  что вызывало тревогу у герцогини. Он вполне может оказаться янтарем с вкраплением внутри.



Marina Eshli

Отредактировано: 19.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться