Код "Уран"

Размер шрифта: - +

14.

На деле оказалось, они попали не в коридор, а в весьма длинную и просторную, и вдобавок необычную комнату. Таких Рик никогда не видел. Стандартная жилая комната выглядела иначе. Комната «с чудесами», как их называл глава Патруля Ивон, тоже не подпадала под ее описание. Сравнивать было не с чем.

Первым делом спутники убедились, что им ничего не угрожает. Затем попытались включить освещение, и это удалось: Майя тронула маленький тумблер возле входной двери, и под потолком стали медленно разгораться овальные лампы.

– Есть энергия! – тихим шепотом воскликнула Майя.

Комната выглядела брошенной. Большую часть пространства занимали ряды кресел, повернутые в сторону стены, на которой виднелся большой, сильно запыленный светлый прямоугольник. Рик опустился в кресло и понял, что давно не ощущал такой усталости. Необычайно мягкие спинка и сиденье приняли его в объятия, руки сами легли на подлокотники. Еще секунду Рик отрешенно наблюдал, как Фома возвращает на место вентиляционную решетку, а потом сознание провалилось в сон.

Сон был кратким и сумбурным. Снился дом, весна так и не наступила. Рику надлежало доставить ценное послание якобы в другой, дружественный сектор, который обозначил свое присутствие и взывал о помощи. И вот, сквозь холод и сумрак, Рик отправился в далекий путь, но самое необычное заключалось в маршруте. Цель путешествия находилась за пределами Пространства. Рик стоял возле барьера Омикрона, и вся Коммуна следила за ним. В руках провожавшей его Авроры горел последний источник света – коптящая масляная лампа. И вот Рик вступает за пределы сектора, и нечеловеческий холод тут же сковывает тело. А впереди еще дни пути, ночевки без крыши над головой, препятствия, чудовища... Рик в последний раз обернулся, чтобы хорошенько запомнить лицо сестры и унести с собой в памяти, и тут понял, что это лицо принадлежит Майе.

– Очнись, – говорит она.

– В чем дело? – Рик моргал, не соображая.

– Мы немного разобрались в обстановке. – Майя выглядела спокойной и довольной. – Знаешь, что это за место?

– Откуда, – проворчал он, наконец сообразив, где находится, и что его вырвали из сна.

– Эй, не злись, – Майя глянула на него с укором. – Я натерпелась не меньше твоего и тоже хочу отдохнуть, но сначала должна рассказать. Знаешь, что это за белая штука?

Она указала на стену с прямоугольником, и Рик отрицательно качнул головой. Тогда Майя торжественно объявила:

– На ней появляются живые картины.

– Пожрать бы чего, – Рика не впечатлило сообщение насчет картин, он сладко потянулся, стряхивая остатки сна.

Майя дала ему флягу с водой и брикет в прозрачной упаковке с желтой массой внутри. Рик на стал выяснять, откуда взялся брикет, сорвал упаковку, попробовал на зуб концентрат – оказалось вкусно. Он стал жевать, даже не потрудившись выяснить, что это, а Майя торопливо рассказывала. Оказывается, на белом прямоугольнике древние смотрели ожившие картинки. В соседней комнате находилось особое проекционное оборудование и стеллажи, снизу доверху заполненные дисками с такими картинками. Можно выбирать любой диск, вставлять в специальное устройство и смотреть. Она повертела перед Риком конверт. Рик старательно, по слогам прочел название: «Индейцы Амазонки». Майя дала ему еще парочку. Он прочел: «Пустыня Сахара», «Альпы круглый год» и вопросительно посмотрел на девушку. Майя, счастливая как ребенок, пожала плечами:

– Понятия не имею, что там!

Рядом в кресле спокойно сидел Фома и, как обычно, не обращал на них внимания. Доев брикет, Рик прошел за Майей в хранилище дисков и стал читать названия, которые не говорили ему ничего. Только один раз вроде бы стал ясен смысл – на конверте была надпись «История Олимпийских игр». Кажется, про какие-то соревнования.

– Давай проверим вот это, – предложил он.

Майя кивнула, вынула из конверта диск и вставила его в продолговатую машину. Они снова вышли в зал. Пыльный квадрат осветился, на нем появилась надпись.

И потом квадрат ожил!

Рик невольно вздрогнул; перед ними словно разверзлось большое окно – такими четкими оказались картинка и звуки, лившиеся отовсюду. Они видели огромное пространство, что-то вроде овального зала, окруженного рядами скамей, усыпанных огромным количеством гулко шумящих людей. По дорожкам на полу зала друг за другом бежали полуголые соперники. Вдруг поверх шума зазвучал приятный мужской голос:

– История Олимпийских игр начинается с древнегреческого мифа об Олимпе и соревнованиях, которые жители Афин устраивали в честь богов своего пантеона...

Рик с Майей смотрели, не шелохнувшись, пока прямоугольник на стене не потемнел и не появилась надпись «Конец». Фома при этом громко пару раз хлопнул в ладоши.

– Ты что-нибудь поняла? – медленно произнес Рик.

Майя, вжавшаяся в кресло, с трудом перевела на него взгляд. В глаза у нее застыли восторг и восхищение.

– Это ценнейшая находка, – наконец нашлась она. – Это клад. Мы наткнулись на сокровищницу!



Кир Луковкин

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги