Код "Уран"

Размер шрифта: - +

18.

Тревога сменилась настороженным ожиданием. Прошел день с момента заседания Совета Правительства. Был поздний вечер. Рик сидел в своей комнате, а Майя и Аврора вместе с Парижем гуляли все это время по разным этажам и уровням и развлекались. Они даже попытались увлечь Рика с собой, но он уперся и не пожелал присоединиться.

Во всем виноват Председатель Париж. Ведет себя так, будто не замечает. Париж даже не пытался с ним заговорить. Рик понимал, что тактика Председателя искуснее и гораздо тоньше, чем прямые угрозы того же Креза. Тот часто действовал прямолинейно, но в данном случае, как не рассуждай, Париж нашел самое уязвимое место – Аврора. Рик осознавал, что в открытую ему и сестре Париж не угрожает, но стоит пойти против, как сестру сделают заложником. Действовать в подобных обстоятельствах открыто нельзя, нужно думать. Думать. И еще раз – думать!

Но шли минуты, складываясь в часы, и Рик все больше убеждался, что ему нечего противопоставить Парижу. Стоит Председателю только дать повод, как в дело вмешается вооруженная охрана, выстоять против них шансов нет. Бежать! Но куда? Даже если удастся как-то тихо увести сестру, их тут же выследят, остановят лифты, и все, схватят. Бежать – не выход.

Рик потихоньку начинал себя ненавидеть за то, что все чаще думает: подчиниться обстоятельствам и как-нибудь приспособиться в дальнейшем, то есть пойти к Парижу и сдаться на милость победителя. И все ради сестры, таким было главное оправдание.

Если бы рядом была мама, она наверняка нашла бы нужные слова и успокоила его. Рик снял с шеи талисман – крестообразный кусок черного металла, единственная память о маме.

Усевшись на полу посреди комнаты, он вертел талисман в руках. Свет красиво отражался на острых гранях. А ведь у него и Майи даже оружие не отобрали! Под кроватью до сих пор валяется, подаренный Дроккой, массивный бласт, на поясе висит кинжал. Получается, Париж уверен, что Рику хватит мудрости не пустить его в ход.

Самым обидным было то, что они с Майей достигли конечного пункта путешествия. Да, они попали в центр управления, но как-то незаметно стало ясно, что идти туда особо незачем. Хотя…

Запустить генераторы. Они отчаянно хотели запустить генераторы. Вот их цель – запуск генераторов! Но для кого? Для всех людей Термополиса. Рик припомнил, с кем сталкивался за последние дни: хоровод грязных, а порой откровенно уродливых лиц. Нет, не ради них он преодолевал все эти ступени и коридоры.

Ради сестры.

Которая теперь рядом.

А как же Киото? Ахмед? Париж сможет и их вызволить, наверняка, стоит попросить…

Рик замер на миг. Но это означает, что его самого сломают. Означает, что он признает поражение и подчинится чужой воле.

Он яростно крутанул талисман на ладони, уставившись невидящим взглядом в стену. Париж жаждет выяснить, почему какому-то крысенышу из затухающего нижнего сектора, удалось запустить загадочную программу «Уран». Знать бы самому! Мама никогда не откровенничала на подобные темы. На все вопросы об отце она отвечала уклончиво и скорее отворачивалась, пряча слезы.

Рик зашипел от боли, выронив талисман, вдруг распавшийся на две половинки. Одна осталась висеть на цепочке, другую Рик машинально положил на прикроватную тумбочку и уставился на палец, где выступила кровь на порезе.

Майя так и застала его – с пальцем во рту. Секунду назад она казалась радостной.

– Что случилось?

– Ничего. – Рик встал на ноги. – Просто порезался.

– Дай посмотрю.

– Пустяки...

Майя схватила его руку и повела к раковине – промыть ранку.

– Ну, как отдохнули?

– Отлично.

– Есть новости?

– Париж передавал привет. Сожалел, что ты не пошел с нами в акваторий. Он хотел показать нам музей древней живописи и скульптур, но Аврора утомилась, и я отвела ее спать.

– Как она?

– Все хорошо. Она такая милашка, не то что ее брат.

Рик и глазом не повел. Майя стала рассказывать про акваторий, досуговые залы для молодежи и маленьких детей, которые оказались счастливчиками из других нижних секторов: кто-то попал сюда по чистой случайности, кто-то благодаря своим способностям. Оказывается, в Совете есть особые люди, отслеживающие перспективных кандидатов в граждан Эпсилона. Майя даже нашла в толпе своего давнего знакомого по родному сектору, который считался без вести пропавшим. Думали, он провалился в мусоропровод. Девушка продолжала рассказывать свои впечатления, а Рик мрачно слушал.

Общество Эпсилона устроено весьма демократично. Каждый человек имеет право распоряжаться своими способностями так, как пожелает. Поскольку у них нет проблем с питанием, теплом и светом, люди сектора заняты не выживанием, а более возвышенными вещами, которые позволяют развивать культуру. В Эпсилоне очень ценится история человечества. Так Совет придумал способ сохранить память в случае глобальной катастрофы, если Главный компьютер выйдет из строя, а библиотека с архивами будет уничтожена. Для этого выбраны сто самых умных представителей сектора, которые взяли себе имена по названиям земных городов. Они объединены в некий Фонд – сообщество живой памяти, куда входит сам Париж и такие люди, как Лондон, Нью-Йорк, Москва, Гонконг.



Кир Луковкин

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги