Колдовстворец

Размер шрифта: - +

Часть первая. Почтовый патронус и немного элитного кошачьего корма

Твой суслик летит к своей курочке на крыльях любви!

Цитата из кинофильма «Двенадцать стульев».



      Владимировна что-то выговаривала всему классу, жестикулируя и переходя из угла в угол. Провода наушников, скрытые сначала волосами, а дальше одеждой, тем не менее, заглушали все её яростные вопли. Я осторожно запустила руку в карман и поставила музыку на стоп. Наушники были убраны в чашечку лифчика (до ближайшей перемены), чему способствовала пуговка, так удобно расстегнутая на блузке. Соседка по парте зевнула, и осторожно выдернула листок бумаги. Переписываться. Все прекрасно знали, что я слушаю музыку. Слишком знакомый ритм я ногой отбивала. Но все молчали. Возможно, из-за того, что сами были в мире любимых песнопений?

      Классный час продолжался уже минут двадцать. Все обречённо сидели, не успев смыться в этот раз. Владимировна была неплохой женщиной. Грозная на своём уроке, она доходчиво объясняла тему за темой. У меня даже пятёрка по её предмету стояла. Но ещё она яростно отстаивала наши права на всевозможных планерках. Один из самых адекватных преподавателей.

      «О чем она?» — я быстро черкнула строчку на листке бумаги и закрылась волосами.

      «Говорит о том, что в этом году к нам явится несколько учеников из Хогвартса, Шарбатона и Дурмстранга. Обмен учениками и тыры-пыры», — я пробежалась глазами по строчкам и уже схватилась за ручку, как в классе стало подозрительно тихо.

      — Итак! Что вы думаете по этому поводу? — я практически сползла под парту и затаилась.

      — Надо решать! — высказал кто-то довольно расплывчатую мысль.

      — Верно. Первым делом, у нас появится форма. Если раньше был свободный стиль одежды, то теперь завезли форму для всех. Для девочек — темно-бордовые платья и чёрные пиджаки. Для мальчиков — темно-синие костюмы, темно-бордовые галстуки и белые рубашки. Форму носить обязательно, — Владимировна поправила свои идеально лежащие фиолетовые кудри и сложила бумаги в стопку на краю стола.

      Звонок был последним и, надо признать, ожидаемым. Дальше только пятничный спокойный вечер и отличные выходные.
 

***



      Спокойным вечер только казался, на самом деле наступала полная жопа под названием «сдаем домашнюю работу». Домашку мы сдавали в конце недели, из-за чего выходные у нас были полностью свободными.

      Длинные коридоры были буквально забиты людьми, и все спешили к Зеркальному переходу — именно он был оплотом, соединяющим учебный и жилой корпуса. Иногда бывало так, что на улицу мы не выходили днями.

      — Хей, Васильцова! — выцепила я Алису из толпы и утянула в один из боковых коридоров.

      Она недовольно зашипела, но покорно остановилась около двери. Коридор вёл в библиотеку, поэтому сейчас тут было пусто.

      — Говорят, ты вещи собираешь, — начала я издалека.

      — Я еду в Хогвартс, — я сцепила руки в замок. Алиса виновато опустила глаза в пол.

      — Ты не могла раньше сказать? — она отрицательно мотнула головой и, обняв меня, скрылась в толпе вечно голодных студентов.

      Я села на подоконник и уставилась в окно. Стремительно темнело. И без того плохая погода начинала резко ухудшаться. Тучи нависли над школой, делая её похожей на замок грозного мага колдуна. Словно в старом ужастике. Первые крупные капли дождя ударили в окно, а через минуту начался ужасающий ливень, из-за которого я не видела даже самых близких деревьев парка. Успею на ужин в столовую, или все как обычно?

      Но «храм еды» был заперт. Пришлось идти в комнату. У каждого ученика была отдельная, скромная и маленькая, но комната. Кровать, стол, стул, шкаф. И общий душ — на каждый по четыре человека. Я сбросила сумку на пол и сняла лифчик. Вот что действительно — орудие пыток. Закрыв жалюзи, я включила ноутбук и бухнулась на кровать. Вечер выглядел многообещающим.
 

***



      Утро встретило меня промозглым холодом в комнате и Владимиром, который нагло развалился на кровати и явно не собирался вставать. Захапав серого кота под одеяло, я зевнула и подоткнула под себя одеяло. Вставать не хотелось. На улице творилась полная анархия. Переходные периоды у нас были слишком долгими для России. В коридоре уже слышалась ленивая возня и недовольное шипение однокурсниц, которые спешили принять горячий душ и заниматься обычными делами. Кот заурчал под моими окоченевшими от холода пальцами и перевернулся на другой бок, начиная планомерно сползать на пол. Еще одна минута — и я резко встаю, покрываясь мурашками. Хоть под ногами и был ковер, я буквально чувствовала сквозняк, который пробивался через щель между дверью и полом. В шкафу был полный бардак. Выцепив из общей груды маек и штанов наиболее нормальные, я засунула их в сумку и, набросив ее на плечо, подхватила мягкое махровое полотенце, вышла в коридор. Окна сотрясались от яростных порывов ветра, а ноги все сильнее мерзли. Душ нашего закутка оказался свободным. С соседками у меня было шапочное знакомство. Иногда разговаривали об очереди в душ да здоровались. Палочку я как назло забыла в комнате, поэтому пришлось идти с мокрыми волосами и пугать народ. В этот раз прическу соорудить мне оказалось сложнее всего — русые локоны отказывались выпрямляться, поэтому я психанула и просто собрала их в простецкий хвост. Накинув куртку на плечи, я схватила палочку и вышла в холод жилых коридоров.
 



Марьяна дю Плесси

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги