Колдовстворец

Размер шрифта: - +

Часть семнадцатая. Гнусные прогульщики физкультуры

— Ты что, не уважаешь окружающих?
— Они ничем не заслужили мое уважение.


 

Цитата из кинофильма «…А в душе я танцую».



      Утром, часов так в восемь, мама решила меня разбудить. Довольно бесцеремонно.

      - Таня, блин, всю жизнь проспишь. Вставай давай, скоро за тобой Николай должен подъехать, — я сползла с кровати, зацепив ногой стул с одеждой. Тот тут же упал на пол, создав неприятный для меня шум. Ла-адно.

      - Таня, ты такая неуклюжая, — мама выплыла из моей комнаты, продолжая все так же невозмутимо пить кофе.

      - И тебя с добрым утром, мам, — я подняла стул и быстро натянула на себя джинсы. Провела по волосам расческой и завязала их в тугой, никак мне не мешающий узел. Решила ехать в майке, в которой спала. Я, как видно, вообще не напрягалась. Перед кем мне красоваться? Перед стареющим будущим отчимом, который больше занят моей матерью, чем мной?

      - Мам, а у нас есть коробки? — я чуть не упала с лестницы, когда спускалась со второго этажа. Это все, что стоит обо мне знать при первом знакомстве.

      - Вроде где-то были. Возьми две сумки для вещей, а не-то забудешь про них, — я налила в стакан воды и осушила его одним глотком. Такое чувство, что я вчера пила. - О, а вот и Николай подъехал, иди одевайся.
 

***



      До дома мы доехали молча. Я сидела в наушниках, и Николай, видя это, не мешал мне наслаждаться поездкой. Пустые коробки, хоть они и были собраны довольно компактно, заняли весь багажник и половину заднего сидения. Поэтому ехала я на переднем, хотя меня это не радовало. Не люблю тут ездить, вот хоть убейте меня. Просто не нравится и все. Я захлопнула дверь машины и убрала наушники в карман пуховика.

      Открыв дом ключом, я осмотрела пустой коридор и дверь в мою комнату. Я жила в этом доме довольно-таки давно, и он успел занять в моем сердце свое, навеки отданное ему место. Именно в этой комнате я страдала по Владимиру, именно здесь я переписывалась с Алисой, которая тоже была частью моей жизни. Но когда-то тогда, давно. Такое чувство, что прошла целая вечность.

      Художественные книги я собирала первыми, стараясь все самое важное убрать сразу, пока помню. Рамочки с фотографиями я тоже убирала первыми. Хотя большинство рамок отправились в коробку без фотографий. В основном фото были с Алисой, а ее я знать не хотела. Если она может поступить так подло с чужим человеком, то что же было бы, если бы она решила предать меня? Хотя эти ее сплетни изрядно испортили ее в моих глазах. Так что пусть катится нахуй. После рамок были плюшевые игрушки, которых у меня было на удивление мало.

      Вот так вот, мало-помалу, я перебирала свои старые и не очень вещи. Кое-что летело в мусорку, потеряв свою актуальность в моей жизни. Перебрав старый фотоальбом, я примерно половину фотографий выбросила. Опять же — Алиса. Она раньше была везде: на фотографиях, в моей жизни, в учебе, в общественной деятельности в школе. А сейчас она как-будто испарилась. Мы просто перестали общаться, и наши секреты пропали, растворились во времени. Хорошо это или плохо, я не знала. В первую очередь, я выявила ее «скотскую» натуру, вывела на чистую воду. Но она была моей подругой, и, так или иначе, имела на меня влияние, которое можно заметить в мелочах. Но раз прекратили общаться, значит так и надо.

      Одежду я тоже очень тщательно перебирала, пересматривая каждую майку, юбку, джинсы. Практически все было разобрано по сумкам, хотя некоторые майки полетели туда же, куда и наши общие с Алисой фотографии.

      Сборы проходили неспешно, полки и шкаф медленно пустели. Чем себя занимал Николай — не известно. Спустившись, наконец, в подвал, я забрала все свои зелья и заготовки, включая то самое, которое старалась приготовить пять раз. Все снадобья я собрала в сумку, которую намеревалась везти в машине.

      Николай, как оказалось, все это время сидел в гостиной и что-то делал в своем ноутбуке. Я его делами не интересовалась, просто собирая вещи и вспоминая старые, добрые времена.

      Со своей комнатой я покончила часа за четыре, последней отключив настольную лампу в виде небольшой сферы, которая с помощью магии буквально парила над столешницей. Мама подарила на прошлое восьмое марта, поэтому лампа была запакована в три слоя пупырчатой пленки.

      Потом я начала копаться в комнате у мамы, собирая ее небольшую домашнюю библиотеку, в которой находилось книг двадцать-тридцать. И все с черными обложками, без каких-либо опознавательных знаков или надписей. Открыв одну, я обнаружила белые листы бумаги без какого-то текста. Опять что-то о Бездне? Да как взломать эту защиту? Но я лишь раздраженно убирала книги в коробку и запечатывала ту скотчем. У мамы, как оказалось, осталось мало вещей. Книги, немного одежды и какие-то милые безделушки.

      - Николай, я закончила, — он оторвался от экрана ноутбука, кивнул мне и быстро тот закрыл, видимо, не желая, чтобы я видела его документы.

      - Хорошо, сейчас помогу, — я этого не понимала, так как вполне могла воспользоваться палочкой и левитацией. Но он все же решил мне помочь. Приятно, что хоть кто-то обо мне заботится. Когда мы грузили коробки с вещами в машину, меня кто-то окликнул.

      - Таня, — я обернулась на свое имя и увидела Крама, который уже открывал калитку.

      - О, привет. Ты что тут делаешь? — я затолкала коробку с книгами в машину и убрала палочку в кобуру.

      - Меня отец попросил приехать, мама по мне соскучилась, — он слегка меня приобнял.

      - Да неужели? У нашего грозного разбивателя сердец есть человек, ради которого он хоть в огонь, хоть в воду? — Владимир довольно рассмеялся.

      - Ну, в первую очередь это ты и моя мама. Так что не перегибай палку, детка, — он щелкнул меня по носу. И именно в этот момент Николай решил выйти из дома.

      - О, добрый день, Владимир. Наслышан о вашем отце, — Владимир сделал вид, что рад знакомству, но я прекрасно видела, что он явно недоволен упоминанием отца.

      - Добрый, Николай Анатольевич. Как ваши дела? — потек типичный светский разговор о делах. Владимир и Николай явно были знакомы и раньше.

      - Прошу прощения, но нам с Владимиром надо переговорить с глазу на глаз, — Николай кивнул, словно разрешая данное действие. Я тут же подцепила Владимира за руку и утянула подальше от Николая.

      - Откуда ты его знаешь?

      - Они раньше общались с моим отцом. Года три-четыре назад. Сейчас он лишь изредка заезжает к моему отцу и они о чем-то подолгу говорят. Просто семейный знакомый, — странно. Кто этот человек, если он даже знаком с Виктором Крамом?

      - Ладно, дорогой, пока. В понедельник постараюсь быть в школе, если ничего не случится, — напоследок обняв своего лучшего друга, я развернулась и пошла к дому.

      - Таня, это твой парень или же просто друг? — я таким вопросом ошарашена не была. Вполне ожидаемо для человека, который привык все знать и контролировать.

      - Мой лучший друг, если быть честной, — я отлевитировала последнюю коробку со своими книгами и захлопнула багажник.

      - Интересно. И как же вы начали так близко дружить? — я закрыла дом на ключ и повернулась к Николаю, который стоял посередине дорожки весь такой серьезный и чутка высокомерный.

      - Просто он живет в соседнем доме, вы наверняка об этом знаете. Подружились в детстве, вот и все. Ничего необычного, — уклончиво ответила я на его вопрос. Ну не рассказывать же всю эту Санта-Барбару про наши с ним отношения. Пусть пока довольствуется такой версией.

      - Ясно. Садись в машину, — я покорно уселась на переднее сидение и затихла. Предстоял долгий путь домой.
 



Марьяна дю Плесси

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги