Колдовстворец

Размер шрифта: - +

Часть двадцать четвертая. Последний рывок

— Она любит выпить… Этим надо воспользоваться!
 

Цитата из кинофильма «Здравствуйте, я ваша тётя!».



      Глаза после вчерашней истерики болели. Я плакала в течении двух часов, прервавшись лишь тогда, когда Альбус принес мне ужин. Я отказалась, сославшись на плохое самочувствие.

      Он не стал расспрашивать меня, по голосу понимая, что я не в духе.
Начав готовиться к завтрашнему испытанию в девять вечера, я закончила в четыре утра. И то, только потому, что у меня закончились конспекты, которые я еще не читала. Закрыв папку с бумагами, я прямо в одежде упала на кровать.

      Будильник, сука такая, зазвенел в восемь утра. Продрав глаза, я свесила ноги с кровати и потянулась, разминая затекшие мышцы.

      После горячего душа я даже могла нормально разговаривать, а не раздраженно шипеть. Заделав волосы палочкой, я напялила первую попавшуюся одежду и вышла из комнаты, столкнувшись с Альбусом лицом к лицу.

      — Неважно выглядишь. Плакала? — я скривилась.

      — Нет. Недосып и конспекты, — апатично отозвалась я, застегивая верхнюю застежку мантии. Она была не такой большой, как у Альбуса, но вполне умело скрывала половину моей фигуры.

      — Книжный червь, — беззлобно высказался Поттер, заворачивая за угол. И схватил меня за руку, чтобы я не отставала.

      Это… миленько.

      Нам пришлось трангрессировать. Потому что последний этап тестирования (а их было всего два, хотя в прошлом году испытаний было шесть) проходил в институте. Альбус был моим одногодкой, хотя я точно знала, что Джеймс старше его на год. И он учился в нашем классе.

      — А почему Джеймс сейчас в Колдовстворце, если он старше нас с тобой на год? — Поттер отмахнулся от меня, пробормотав «потом», и начал высматривать что-то в толпе, держа меня за руку. Народ продолжал прибывать, и я еле успевала отшатываться от людей, которые возникали то тут, то там. Адам с Яной возникли на другом конце зала, и я тут же отвернулась.

      — Альбус, я пойду, мне надо к преподавателю, — он быстро на меня оглянулся, кивнул и, выпустив мою руку, исчез в толпе. Я осталась одна в шумящем скоплении людей. Не сказать, что это меня обидело. Просто неприятно, что он променял меня на непонятно кого.

      Вздохнув, я развернулась и начала искать Михалыча. До второго решающего испытания оставалось меньше получаса.
 

***



      Михалыч сам отловил меня в черной, постоянно шумящей толпе и, оттащив до какой-то аудитории, засунул за один из зельеварческих столов, приказав ждать. Я достала из рюкзака книгу, подаренную Николаем, и принялась за чтение. Мне было до жути обидно, что сразу два человека меня бросили, особо не заботясь обо мне. Но Михалыча можно оправдать — на нем огромная ответственность за множество студентов, которых надо отбуксировать к нужным аудиториям и отметить всех в списках. Но что с Альбусом? Неужели наши дружеские отношения — всего лишь прикрытие для того, чтобы выведать у меня планы моего «покорения» приемной комиссии?

      Ладно, мне плевать. Есть вещи важнее, чем двухдневное знакомство с каким-то Поттером.

      Прошло еще минут десять моих мысленных терзаний. Аудитория тем временем заполнялась. Всего столов было около двадцати. Я видела парочку знакомых лиц, кивала им, приветствуя, но потом погружалась в книгу, изнутри терзая себя различными малоприятными раздумьями.

      Наконец, в аудиторию вошла невысокая женщина лет тридцати пяти. Она усилила голос Сонорусом и начала глаголить:

      — Доброе утро, уважаемые участники. Прошу отдать все ваши сумки, вещи, телефоны и все в этом духе, — по первому ряду парт тут же полетела большая картонная коробка. Я подготовила свою сумку, убрав в нее телефон и планшет. Женщина проследила за нами и, когда коробка оказалась полностью заполненной, вновь поднесла палочку к горлу. — Спасибо. К вашим вещам никто не прикоснется, это мы обещаем. Сейчас перед вами появятся котлы с водой, все нужные ингредиенты и рецепты зелий, которые вы должны сварить. Ваша цель — идеальное зелье. Время, которое вам дается на изготовление вашего зелья, написано в правом верхнем углу пергамента, на котором будет написан рецепт, — она махнула палочкой, и со всех сторон к партам начали приближаться различные предметы. Мой пергамент упал прямо передо мной, свернутый в трубку и перевязанный атласной лентой. На нем явно было заклятье, так как палочка едва заметно нагрелась. Я развязала ленту и развернула желтую бумагу, надеясь увидеть «Честную любовь». Но там был рецепт «Фиолетового поцелуя». Одного из самых сильных снотворных и слабительных одновременно.

      Я пробежалась глазами по рецепту, отстраненно пытаясь выяснить, в какой блудняк влипла. Зелье случайно получилось у одной ведьмы лет восемьдесят назад. У нее был муж, из магглов, который любил молоденьких восемнадцатилетних девушек и их компанию вкупе с выпивкой. Ведьма долго смотрела на его измены и пьянство, закрывая на все глаза. Но когда он заявился домой с одной из своих пассий, она смешала первые попавшиеся ингредиенты и вылила в выпивку своему мужу и его любовнице. В итоге у ведьмы было два трупа (переборщила с дозировкой) в весьма… неприглядном виде. Во время обыска дома в лаборатории ведьмы нашли остатки зелья и, тщательно исследовав, назвали его «Фиолетовым поцелуем» из-за странных пятен, похожих на поцелуи, которые возникали на теле жертвы.

      Вообще зелье было опасным только потому, что там были такие ингредиенты, которые при взаимодействии с друг другом могли бомбануть так, что от института не осталось бы даже мокрого места. Точная дозировка — наше все. Я натянула на руки резиновые перчатки и начала раскладывать ингредиенты.

      Взглянув на время, которое мне дали, я скривилась. Восемь часов двадцать пять минут.
 



Марьяна дю Плесси

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги