Колдовстворец

Размер шрифта: - +

Часть двадцать пятая. Странное знакомство

— Ух, руки твои загребущие! Нос любопытный! Глаза ненасытные! Да-а, жадноватый парень!
 

Цитата из мультфильма «Падал прошлогодний снег».



      После сытного ужина я трангрессировала в небольшой дворик перед отелем. Все было тихо. Зайдя в здание, я сняла мантию и, перевесив ее через руку, пошла к лифтам. Были и лестницы, но не дай магия встречу Адама или Альбуса. Обоих не хотелось видеть в равной степени. Не зря мне Алина писала, говорила и рисовала (небольшой красочный плакатик) о том, что все мужики — козлы. Я упорно отрицала данный факт, но дальше это делать было невозможно.

      Влюбленность в Адама проходила. Я все меньше хотела даже просто общаться с ним, хотя небольшая дрожь при его появлении все равно присутствовала. Но она быстро сходила на нет. И я каждый момент, каждую секунду при близком взаимодействии с ним убеждалась в том, что еще каких-то пару месяцев назад была полной дурой.

      Глядя сквозь стеклянную стену лифта на ярко освещенные коридоры отеля я думала о том, что буду делать после выпускного. О поступлении в институт зельеваров уже не было и речи — я наверняка провалила все испытания.

      Но мысль о будущем тут же сменилась обстановкой отеля. Мне нравился он. Круглое здание имело зеркальную крышу. И этажи были сделаны таким образом, чтобы номера были расположены сплошным полукругом. Но стоило только выйти из номера и перегнуться через перила, как ты видел, что делают на первом этаже. То есть, посередине здания была огромная дыра, которая завораживала. Хоть там и были коридоры с более дорогими номерами, все же эта особенность строения отеля заманивала волшебных туристов, которые хотели посетить матушку Россию. Хотя столовая была ужасная.

      Еще перед трангрессией из маленького магазинчика я успела убрать свою покупку в рюкзак, но решила украшение не надевать. Оно вполне могло сгодиться под мое «банкетное» платье. А украшений на постоянной основе (те, которые я носила не снимая) у меня было и без этого три штуки.

      До номера я успела дойти без приключений, особо никого не встречая. Меня это до жути радовало. Общаться с кем-то, кроме своих лучших друзей, хотелось мало. Михалычу я послала почтового патронуса о том, что со мной все в порядке, я жива и не изнасилована никем и ничем, кроме последнего испытания.

      В комнате, как и всегда после моего отсутствия, было чисто, прохладно и светло. Шторы домовые эльфы всегда открывали, о чем я очень сильно жалела. Но молчала. Все же номер оплачиваю не я, чтобы ставить какие-либо условия.

      Скинув рюкзак в кресло, я повесила мантию на вешалку и убрала в шкаф. Включила ноутбук и поставила на зарядку телефон, так как он засигналил о том, что разрядился еще в магазине амулетов. Переодевшись в спортивные штаны и майку, которая на три размера была больше моего, я выключила свет в комнате и погрузилась в социальные сети, собираясь поговорить по скайпу сначала с мамой, а потом уже с Алиной.
 

***



      Три дня пролетели незаметно. Михалыч заходил ко мне пару раз, спрашивая о том, почему я не питаюсь в столовой, но получив в ответ фразу о том, что я на диете, он отстал. Я же ровно в восемь утра каждый день аппарировала в ближайший супермаркет и затарившись едой, отсиживалась в номере.

      Результаты должны были объявить на банкете, поэтому я, бухча что-то о вселенской несправедливости, утром в день банкета начала наводить красоту. Мама засунула мне все мои крема, скрабы и косметику, которая у меня только была, в сумку и хорошенько припрятала. Поэтому целое утро и день я ухаживала за своим лицом, телом и волосами. Блэр все так же жил в соседнем со мной номере, а Альбуса отселили. О чем он сам и попросил, как мне рассказал Михалыч.

      Я на это отреагировала не то, чтобы спокойно. Мальчишка добился того, чего хотел, и, поджав хвост, удалился восвояси. Все парни — мудаки, которые думают только о себе.

      Дверь Блэровского номера хлопала раз шесть за день, если не больше, но я на это никак не реагировала. Пусть шляется где хочет и с кем хочет. Я самодостаточная девушка с котом. И собираюсь завести второго. Так что всякие проституты мне не особо-то и нужны.

      Был пятый час вечера, когда я натягивала на себя платье и в последний раз подкрашивала губы. Банкет начался полчаса назад, и я точно знала, что объявят первую десятку только через двадцать минут. Поэтому можно и помедлить. Запахнув мантию (обязательный атрибут первой половины вечера), я выпорхнула из номера.

      Я была красивой, волосы в этот раз были покладистыми, и я соорудила нормальную прическу. Да и платье оказалось более чем привлекательным. Вечер не предвещал ничего плохого, кроме того, что я явно не попаду даже в десятку. Я скривила ярко накрашенные губы. Главное не победа, а участие.

      Зал встретил меня блеском позолоты, звоном фужеров о фужеры и толпой нарядно одетых людей. Лишь изредка мелькали люди в темно-зеленых мантиях. Я скользнула сквозь толпу, стараясь выискать хоть чье-то знакомое лицо. Но, увы, все безуспешно. Поэтому я подхватила первый попавшийся летающий стакан с шампанским и начала кружить по залу в поисках Михалыча. Наконец меня остановил знакомый голос.

      — О, Татьяна, верно? — я сдержала стон, нацепила дежурную улыбку и повернулась к Кондратьеву.

      — Верно, Александр Васильевич, верно, — я подошла к нему ближе. Вместо того угрюмого и серьезного мужчины в годах стоял веселый дедушка, который явно наслаждался тем, что видел.

      — Ох, я вас запомнил. Вы примечательная девушка, — улыбнулся он, кивая на мои зеленые патлы. Я немного расслабилась.

      — Всем подросткам нужно как-то самовыражаться. А курить и пить — это не то, на что я планирую тратить свою жизнь. — Кондратьев рассмеялся, я же окончательно расслабилась.

      — Да и на вопросы мои вы правильно ответили, молодец. У всех студентов такое задумчивое лицо, когда я начинаю спрашивать про Леонарда Хлавина. Это же просто мой дальний родственник по маминой линии, — внутри меня что-то оборвалось. Я правильно ответила на его вопросы? Серьезно?

      — А какой смысл у вашей проверки? — он глотнул из своего бокала вино и посерьезнел.

      — Все мы не идеальны, Татьяна. И нужно уметь это признавать. Никто и никогда не сможет знать всего на свете. В первую очередь я хочу научить своих студентов тому, что ошибки — это в первую очередь опыт. А уже потом то, чего нужно стыдиться, — он осушил свой бокал до дна, но тот тут же наполнился. Дальше мы еще минут пять поговорили о наборе учеников этого года, и я, извинившись, пошла колесить по залу. Михалыч нашел меня сам, когда я опрокидывала в себя третий (или второй?) бокал шампанского.

      — Таня! За мной, — я поставила пустой бокал на стол и, развернувшись, пошла за Рословским, который даже нервно приплясывал от нетерпения. Видимо, настолько был напряжен, что под конец коридора, в который мы вышли, сам схватил меня за руку и чуть ли не потащил в нужном направлении. Мы оказались за кулисами. Тут было темно, а еще тут находился Альбус и странный высокий парень.

      — О, Таня, привет. — Поттер сиял, словно начищенный галлеон. Я окатила его презрением, как только вообще вошла в комнату. — А что не так?

      — Ну конечно. Бросить меня прямо в зале — это же так по-мужски? А потом еще и не появляться три дня, съехав из номера. Поттер, я думала, что ты нормальный, — он странно на меня посмотрел, словно ничего не понимал.

      — Я кричал тебя в день последнего испытания. Но ты проигнорировала меня и, как только вышла, трангрессировала. Потом мне не удалось отловить тебя в холле гостиницы — ты сразу же поднялась на лифте, даже не посмотрев в мою сторону. А съехал я потому, что меня попросил мой друг, с которым я тебя хотел познакомить в день испытания. Но я передал твоему преподавателю, чтобы он сказал тебе об этом. Да и мне пришлось домой отлучиться, так как у меня с сестрой кое-что случилось. Вот и все, — я резко обернулась к Рословскому, который делал вид, что он каменное изваяние.

      — Извини, Альбус, — я улыбнулась ему и, развернувшись, шагнула к Михалычу. Тот отшатнулся, но я перехватила его за руку и потащила в угол. — Михаил Романович, как это понимать? Почему вы мне ничего не сказали?

      — Тебе не стоит дружить с этим… Поттером, — презрительно выплюнул он фамилию Альбуса, поморщившись.

      — Это не вам решать, с кем мне дружить, а с кем нет. Извините, но это не ваше дело. Я была о вас другого мнения, — но преподаватель продолжал стоять на своем, вперив в меня возмущенный взгляд. Я отошла от него, возвращаясь к приятелю.

      — О, прости за нападение. Я была неправа. Что там с твоей сестрой? — заботливо поинтересовалась я, разглаживая складки своего платья.

      — О, ничего такого. Сейчас уже не важно, — улыбнулся Альбус. — Прекрасно выглядишь.

      — Спасибо, — слегка склонила голову на бок я, разглядывая белобрысого парня за спиной Альбуса, который с таким же интересом разглядывал меня.

      — Знакомься, это Скорпиус Малфой. Мой лучший друг, семикурсник и просто хороший человек, — Малфой протянул мне свою по-женски узкую ладонь. Я пожала его руку. Она была ледяной, но сухой. Словно мрамора коснулась. Но рукопожатие у него было твердое.

      Внимательно его оглядев, я первым делом зацепилась за застегнутую на все пуговки черную рубашку. Мантия была расстегнута, из-за чего я могла увидеть черный пиджак и такие же штаны. Я даже заметила чехол для палочки, слегка выступающий под тканью мантии. Темно-зеленая мантия слегка скрывала его фигуру, но я точно видела, что плечи у него были довольно широкими. Но глаза. Ледяные. Взгляд пробирал до кости, одновременно и раздевая и одевая тебя обратно.

      — Очень приятно, — улыбнулась я. Скорпиус отпустил мою руку, и я чуть не вытерла ее о край мантии. Но Малфой это заметил и как-то криво усмехнулся.

      — Взаимно, — хмыкнул он, разворачиваясь ко мне спиной и отходя к своему преподавателю.

      — Он не всегда такой, — задумчиво проговорил Альбус, засунув руки в карманы брюк. Все были в мантиях.

      Но ответить я не успела, так как со стороны сцены зазвучала громкая музыка. Я немного отошла в глубь кулис, стараясь сохранить девственность своих ушей. Но, тем не менее, музыка заглохла и на сцену вышел директор В.И.З. Тоже в мантии. Слишком много мантий для одного помещения.

      — Сегодня я имею честь представить вам победителей Турнира Зельеваров и тех, кто ближе всех был к победе, но, к сожалению, немного не дотянул, — без предисловий начал мужчина, усиливая голос Сонорусом.

      — Первое место — Скорпиус Малфой, — Малфой поправил мантию и гордо вышагал на сцену под общие сдержанный аплодисменты. Я тоже похлопала. Уныло, но что есть, то есть. На столе позади директора В.И.З. появилось десять статуэток. Котел, над которым поднимается красивый волшебный пар. И сертификат в рамочке.

      Следующим был Альбус, который улыбался шире всех в этом зале и явно лучился счастьем и гордостью. На третьем месте был Блэр, который стоял в стороне ото всех и делал вид, что он случайно сюда забрел. И все — в зеленых мантиях. Я уныло хлопала каждому человеку, которого вызывали.

      — И восьмое место занимает Татьяна Соловьева, — сухо проговорил директор В.И.З. Я уже рефлексорно начала хлопать, но тут же оступилась. Я? Восьмое место? Серьезно?

      Я сделала первый шаг, словно нехотя, но позже дело пошло лучше. Как я могла занять восьмое место? Это просто уму непостижимо.

      Выйдя на сцену, я постаралась выглядеть как можно дружелюбней. Мне всучили рамку с сертификатом, статуэтку с котлом и букет красных роз. Всем девушкам (а их было пять, включая меня) вручали букеты роз. После меня было еще два парня, которые выглядели более уверенней меня. Руки затекали, но я продолжала стоять и улыбаться, пока директор В.И.З. толкал речь о том, как важно в наше время раскрыть молодые таланты и бла-бла-бла.

      Посыпались волшебные блестки, которые оседали на волосах и одежде, призеров завесило бархатной шторой. Спустя секунд пять я отмерла. Но никто не уходил.

      — Ребята, вы большие молодцы, что показали такие высокие результаты, — мужчина убрал свою палочку в чехол и приветливо нам улыбнулся. — С удовольствием буду раз видеть в своем Институте. Доброго вечера.

      Он помахал нам рукой и трангрессировал прямо со сцены. Я отмерла во второй раз и чуть не села на паркет — ноги не держали. Я смогла. Я практически выиграла.

      — Таня, воды? — я отрицательно покачала головой. Альбус подхватил меня за руку и повел за кулисы. Я не понимала, как не забыла дышать. — Ты молодец, я рад за тебя, — он ободряюще мне улыбнулся и посадил на стул.

      — Я не ожидала такого, я думала, что провалилась… — в странном трансе прошептала я. — Надо позвонить маме. Срочно.

      — Поздравляю, — за спиной Альбуса возник Скорпиус. Уже без мантии и своей награды. Я встала со стула, понимая, что шок прошел.

      — О, это тебя поздравить надо. Ты большой молодец, — я сдержанно улыбнулась, хотя хотела зарядить ему пощечину. Его взгляд даже не потеплел.

      — Спасибо, — холодно пробормотал он, сунул в руку Альбуса записку и, не прощаясь, удалился.

      Странный он.



Марьяна дю Плесси

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги