Колхоз - дело добровольное

Размер шрифта: - +

Глава 8

 ГЛАВА 8.

  - Какой город съездить? Туда обратно сто километр выйдет, - не понял водитель 'Газона' Коля тонкого юмора.

   Попробовал уточнить, что мне в райцентр надо, до которого максимум четверть часа езды - и опять ничего не получилось.

   - Райцентр - село! Ты всё напутал.

  - Город Нариманов - до него километров пятнадцать отсюда.

  Что здесь можно перепутать? Он издевается или в школе географию прогуливал из года в год?

  - Нет такого города, - искренне недоумевает Николай. - Ты хоть ориентир рядом скажи, не пойму о чем говоришь.

  Спасибо, что подсказал. Будет тебе ориентир, мимо которого захочешь пройти - не пройдешь, не заметив оного.

  - Райцентр, который рядом с вододелителем!

  Лицо рускоименованного казаха светлеет, в глазах радость от разрешения головоломки.

  - Так бы сразу и сказал. Тебе в поселок Нижневолжский надо? Съездим, заодно в магазин заглянем. Лучше, чем здесь без дела сидеть. К обеду вернемся.

   Первую отару мы сделали всего за час - сказывается возросшее мастерство, плюс удача - голов в стаде вдвое меньше обычного. Следующая толпа четвероногих каракулей только после обеда будет - опять мы без приработка остались, чистой нормой довольствуемся. Никак логистика у местных чабанов не наладится, и график помывки нормально не согласуется.

   Была бы деревянная ложка - стукнул бы себя по лбу. Это же надо так затупить! Поселок Нижневолжский указом Президиума Верховного Совета РСФСР переименуют в город Нариманов осенью 1984 года!

   Удивительно, как много совпадений и исторических событий оказалось именно в этом крошечном промежутке времени, куда меня занесло Щепкой Судьбы. С большой буквы пишу, как имя собственное. Шутка. Грустная.

   Дорога заняла неожиданно много времени - пришлось возвращаться почти к самому парому, и уже оттуда двигаться к намеченной цели. В результате потратили почти час, правда, с учетом двадцати минут на расспросы местных аборигенов - Коля кроме адреса магазина других достопримечательностей здесь не ведает.

   Газета 'Степная Новь' занимала три комнаты в здании райисполкома, по совместительству в этом же здании пребывал райком КПСС и ВЛКСМ. Лишь райотдел милиции гордо располагался в соседнем здании, о чем свидетельствовала мотоциклетная колесница у входа, раскрашенная в цвета украинского флага - в данной реальности, это означает, что средство передвижения - казенное имущество правоохранительной службы.

   Завершало архитектурное богатство центральной площади будущего города монументальное здание неопределенного назначения с гордой, не до конца выгоревшей, надписью: 'Товарищи строители! Затопим котлован шлюза к паводку 1975 года!'.

   Был бы смартфон, обязательно сфотографировал бы этот реально нетленный креатив ещё брежневских времен.

   Долго соображаю, о каком шлюзе идет речь, и не могу вспомнить. Что за чудеса? На всякий случай спрашиваю у Коли, и неожиданно получаю исчерпывающий ответ, что это судоходный шлюз, построенный в комплекте с легендарным вододелителем.

   - Вот оно оказывается как! Мало им было денег угробленных на плотину, так они ещё и канал вдобавок к нему построили.

   Стоит отметить, что исполинское сооружение, в тени которого скромно укрылся солидный судоходный шлюз, коим никто и никогда не пользовался, никогда толком и не работало. Что не мешало трудовому коллективу проработать на нем три десятка лет без малейшей, даже микроскопической пользы. На момент моего провала в прошлое в 2015-м, персонал вододелителя и множества его дочерних сооружений и филиалов все также успешно ходил на работу и получал зарплату. И даже смена генеральных секретарей на президентов не могла прервать эту традицию.

   - Товарищ, вы по какому вопросу?

   Осматриваю редакцию и её единственного представителя, и прихожу к выводу, что, похоже, несколько погорячился насчет фото на глянцевой обложке. Такое ощущение, что они газету на папирусе вручную рисуют. Из всего оборудования - только древняя печатная машинка, на которой вполне уместно смотрелась бы надпись ' Ундервудъ'. Такие видел только в фильмах о гражданской войне. Не удивлюсь, если там и 'ять' найдется.

   Скромно, можно сказать, даже - бедно живут акулы пера в это время. Ни заказных статеек, ни черного пиара, ни скрытой рекламы тиснуть - ничего, кроме зарплаты. Впрочем, корреспондента у нас всегда и везде радушно встретят, накормят и обязательно напоят - так что есть скрытые бонусы и у этой профессии.

   Выясняется, что Михаил - так зовут моего нового знакомого, корреспондент, фотограф и выпускающий редактор местного листка стенгазеты, по ошибке называемого районной газетой.

   Выглядит Миша, как и положено, журналисту - несколько помято и измождено. Одет небогато, но опрятно - хотя сразу видно, что не женат. Даже для бедной сельской местности богатым женихом его назвать никак нельзя, а насчет работы по хозяйству - местным мамашам, у которых дочки на выданье, сразу видно, что человек привык не мешки ворочать.

   Поэтому моя идея прокатится в сказочный колхозный гарем-цветник, где красивых и одиноких девушек - каждая вторая, не считая каждой первой, при полном отсутствии кавалеров, встретила его полное одобрение. Правда без начальства решить он ничего не может, но если я подожду десять минут, то он сбегает в райком и позовет его.

   Чтобы не скучал, вручил мне последний экземпляр 'Степной нови' для ознакомления. Ни разу не удивлен - весь номер посвящен все тому же вододелителю. Других тем у них что ли нет? Мысленно оглянувшись вокруг, пришел к выводу, что действительно - нет! Это же адовый адский ад для журналиста, а не жизнь. День вечного сурка -вододелителя!



Олег Здрав

Отредактировано: 15.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги