Корреляция лунного света и матримониальных планов

Размер шрифта: - +

Корреляция лунного света и матримониальных планов

   "Нет. Ну ворона вороной, средь голубок", - отослав служанку Анна Сергеевна остановилась в дверях столовой. Никем незамеченная, пожилая женщина критически осмотрела старшую внучку Ольгу. Девушку, стоявшую рядом с матерью и сёстрами, действительно трудно было принять за их родственницу. Высокая брюнетка с раскосыми серыми глазами была на полголовы выше сестёр, не говоря уже о матери, выглядевшей хрупкой даже по сравнению с младшей дочерью.
   "И рост, и стать, и плечи. Хоть сейчас в гренадеры отдавай. Игнат, Игнат... - Анна Сергеевна мечтательно улыбнулась, вспомнив жаркие ночи, жадные руки и губы неистового любовника, мощное тело, вжимающее её в перину. И покраснела как юная девушка - на память пришли картинки, совсем неподобающие даме её возраста и статуса. - Одних любим, за других нас замуж отдают. Но кто ж мог подумать... - женщина нахмурилась и снова посмотрела на внучку. - Похожа, ох уж, как похожа".
   Анна Сергеевна огляделась. "Реставрировали камин всё-таки. И то дело. Изразцы великолепны. И в комнате лавандой пахнет. Не то что прежде," - женщина брезгливо поджала губы, вспомнив запахи настоек и лекарств, ещё год назад, кажется, пропитывавших дом от подвала до мансарды.
   Чуть склонив голову на бок - манера так раздражавшая покойного мужа, Анна Сергеевна залюбовалась дочерью. "Молода, красива, умна, в меру. Ну и имя же дал муженёк дочери. - Привычно поморщилась. - Воспользовался, гад, слабостью моей в тот злополучный день. Анжелика Николаевна. Да чтоб тебя!"
   Взгляд перешёл на светловолосых и голубоглазых Наталью и Ларису. "Ох, и намаемся. Нет женихов - плохо, а тут, скорее, отбоя не будет. Не промахнуться бы. - Анна Сергеевна нахмурилась. - Как там это картина называлась? Говорил ведь Николай... - женщина прикрыла глаза, так ей всегда лучше вспоминалось, представила как идёт по залам музея... - Грации. Точно, грации. Анжелика с младшими - просто как с них писали. Ольга, Ольга...Ладно".
   Расправив плечи, Анна Сергеевна шагнула вперёд. "Кто придумал такие платья? Самого бы его в них!"
  - Бабушка! - Младшие внучки, подбежав, обняли с двух сторон и, перебивая друг друга, защебетали.
  - Я соскучилась.
  - И я.
  - А я на бал, первый раз! Ты надолго? Бабушка, - тормошила Лариса, - ты ведь скоро не уедешь? У нас столько рассказать, показать. А у Ольги телескоп...
  - И погуляем вместе. Сад...
  - Девочки, девочки, потише, - призвала к порядку Анжелика Николаевна. - Давайте сначала позавтракаем.
  "Ещё и неласковая. Ольга, Ольга. Как с тобой быть?"
   Двигаясь к столу, Анна Сергеевна ещё раз огляделась по сторонам и довольно улыбнулась. "Дочь - умница. Только посмотрите, как за год всё поменяла. Мебель из светлого дерева - изящно. А сколько болтовни было, что та, прежняя мебель - сесть на стул и то страшно было - наследие предков. Да предки такую рухлядь сроду не делали. И уж если делали, то такую, как у меня в имении - стол шесть мужиков с места на место перетаскивали. И шторы новые, вон как, и бант к месту, и драпировки глаз радуют, и вид из окна на сад открыт. Не то что в прошлый раз - из-за плюшевых в полутьме есть пришлось. А уж как свечи чадили. Ну как же? У зятя меланхолия. Он, видите ли, страдает нервами - птицы его раздражают, и сад уныл, и в окна дует. Превратил столовую в склеп. И она тоже, - Анна Сергеевна посмотрела на дочь, - разбаловала мужа, во всём потакая. А что в итоге? Прогулки ему доктор прописал. Так ведь не тогда, когда и дураку ясно было, что дождь собирается. Простыл - помер. Младший брат зятя тут же всё к рукам прибрал. Нет, тут понятно - не полагается женщине делами заниматься. И содержание Анжелике выделяет приличное. Но замужество внучек мне на плечи сбросил. Ох..."
   Пожилая женщина провела ладонью по высокой спинке стула. "Умеют же делать". На мгновение Анне Сергеевне показалось, что она чувствует запах свежеструганного дерева. "А столярную переделаю. Вот с замужеством внучек разберусь, вернусь, и переделаю".
   Велев младшей внучке читать благословение, Анна Сергеевна ещё раз оглядела стоящих у обеденного стола женщин. "Старшей внучке девятнадцать уже, вот ведь время бежит, и не замужем, а две младшие подпирают. Наталия красавицей стала, не сегодня-завтра кто-нибудь сватов... руки попросит. А младшую отдать, так старшую потом хоть в монастырь. И Ларису пора вывозить. Как там говорится? О покойниках или похвально, или никак. Да где ж взять слов хороших для двух дураков?! Зять и муж, довы... и померли почти одновременно. И такие заботы на старости лет мне одной оставив! Игнат... Старшей внучке замуж пора. Ох, давно пора. Видимо, меры принимать надо. Дурные меры. Ах как же не хочется. И зарок себе дала, а нарушить придётся".
   
  * * * * *
   
   - Учитель?!
  Молодой мужчина с недоумением смотрел, как сухонький старичок с длинной седой бородой в домашнем халате и остроконечной шляпе, бодрой трусцой носился по комнате. Доставая из ящика с крупной надписью "выбросить" вещи, относил их в кучу на длинном столе, при этом не переставая бубнить себе под нос:
  - Я их отучу по пустякам беспокоить! - Старичок выхватил из мусорника очередную вещь, встряхнул. - Прекрасно! Просто замечательно!
   - Учитель! Господин Мерлин!
  - Чего? - Знаменитый волшебник недовольно взглянул на ученика. - Себ, видишь, я занят! Занят! - старичок поморщился - "Довели. Уже и воплю как истеричная... леди!"
   Свеча, стоявшая на небольшом, изящном и весьма неуместном для мужской комнаты столике, затрещала, фитиль вспыхнул, пламя взвилось высоко вверх и буквально "выплюнуло" конверт, шлепнувшийся на пол.
  - Ещё один! Да они что? С ума посходили?
  Знаменитый волшебник с неожиданной грацией - "А как же радикулит, учитель?" - подхватил конверт, тут же распечатал, и радостно усмехнулся - "А! Не можешь без помощи Мерлина. То-то!"
   Он снова подбежал к ящику и, порывшись в нём, вытащил женский корсет из китового уса. "Подойдёт! Проучу! Ох, и проучу же!" Бросил корсет на кучу. "Всё. На всех хватит".
   - Себастьян, что стоишь? Повесь лист бумаги на доску. Черти таблицу на... - старичок схватил стопку конвертов и пересчитал их, - на сорок строк и четыре столбца. - Дождавшись исполнения указания и подняв взятую из кучи вещь, велел: - Записывай! - И начал диктовать. - Кальсоны цвета весенней листвы. Эффект, - глянул на конверт, - этому, положительный. - Хихикнул. - Посмотрим, как они его смогут добиться. Примечание - при использовании артефакта, вино и прочие крепкие напитки не пить.
   Спустя несколько часов осипшим голосом Мерлин продиктовал последнее примечание:
  - Беречь от лунного света. - Оглядев кучу пакетов, распорядился: - Корсет запакуешь... И сам доставишь. Заодно понаблюдаешь что и как. А потом, - старик снова хихикнул. - Потом мне расскажешь. И подробно. - Поднявшись с кресла, охнул, выпрямляясь. - Всё, я отдыхать. А ты не тяни время, сегодня доставь.
   Уж кто-кто, а Себастьян знал насколько любит преувеличивать свою немощность волшебник. Но именно сейчас, когда до вожделенной цели было рукой подать, молодому человеку было даже выгодно то, что ближайшие часы Мерлин будет отдыхать в своей комнате, надоедая прислуге своим брюзжанием и требованиями.
   
  * * * * *
   
   Маша легко сбегала по ступенькам, стараясь не шуметь. И, чуть не слетела вниз, резко остановившись, когда на глаза попалась Анна Сергеевна, в задумчивости шагающая по холлу.
   "Неймётся ей! - служанка осторожно, на цыпочках, стала подниматься. - Сами поели, а я терпеть должна. Увидит, не ровён час, опять прицепится - то не сделано, здесь не так. Вчера и без завтрака оставила. Сидела бы в своём имении. Анжелика Николаевна куда как мягчее. - Оглянувшись и показав язык спине барыни Маша направилась в правое крыло второго этажа дома. - Пойду платье барышни хоть гляну".
   Но, увы, мечте девушки не суждено было исполниться. До вожделенной комнаты, где она надеялась скрыться от привередливой Анны Сергеевны, оставалась пара шагов, когда зазвенел колокольчик на входной двери. "Всегда так. Палыч хворает, а я отдувайся".
   Теперь Маша старалась топать погромче - насколько позволяли мягкие подошвы туфель: барыня должна услышать, как спешит служанка. "Может, придираться перестанет? Хотя, с неё станется, всё одно найдёт чего не так."
  - Что ты так долго? - Анна Сергеевна в нетерпении тёрла пальцами ладонь.
   Склонив голову, Маша быстрым шагом подошла к двери, открыла её, и чертыхнулась про себя - "Опять забыла посмотреть кто там, достанется ведь".
  И обмерла от испуга, когда её взгляд уткнулся в потёртую ткань, обтягивавшую мощную грудь стоявшего на крыльце и звонившего в колокольчик мужчины - "Только бы не грабитель! Дура! День на дворе. Хотя, кто их знает, когда они грабить приходят".
  Затаив дыхание девушка посмотрела вверх и облегчённо выдохнула. "Ох! Вот уж красавец!" Мысль от том, что и у красивых бывают не совсем праведные намерения, в голову юной Маши не пришла. А зря, как показало время.
   Себастьян несколько раз пытался объяснить, что прибыл по поручению, но служанка стояла как завороженная и бесстыдно рассматривала его.
   - Маша! - раздался резкий окрик, и девушка, разом покраснев до корней волос, опустила глаза и наконец впустила мужчину в дом.
   "Я идиот! Лицо... волосы..." - мысленно застонал Себастьян, за пару шагов слегка меняя внешность.
   Служанка приняла протянутый ей пакет.
   "Странные люди. Дверь не закрыли. Леди у служанки пакет выхватила и уходит. Леди выхватила пакет!" Потоптавшись у дверей под заинтересованными взглядами, которые на него бросала горничная, Себастьян решил уйти.
   "Так спешить! И не увидеть её! Натали... Придётся придумывать способ, чтобы дать ей знать о моём прибытии".
   Увы, желания молодого человека канули туда же, куда и неисполненные желания других. Несколько попыток встретиться с той, ради которой он преодолел огромное расстояние, за один день, между прочим, оказались неудачными.
   
  * * * * *
   
   Несколько дней до бала в доме Виноградовых царила суматоха.
   Искренне радовавшиеся приезду бабушки Наталья и Лариса, сейчас старались не попадаться ей лишний раз на глаза. Раздражение стало постоянным состоянием Анны Сергеевны - всё было не по ней, и всё было не так.
   Хотя объяснялось это очень просто - у старшей внучки, затянутой в присланный волшебником Мерлином корсет, грудь буквально вываливалась из платья. А сшить новое времени не оставалось. Портниха, нанятая Анжеликой Николаевной, уже несколько раз переделывала лиф, но каждый раз неудачно. В конце концов, обозлённая постоянными примерками Ольга твёрдо заявила - надставить вырез кружевами. Выдержав не одну нотацию, девушка решения не поменяла, и отстояла его, пригрозив вообще не ехать на бал.
   Навестив нескольких подруг, Анна Сергеевна навела исподволь справки о том, кто из самых завидных женихов ожидается на балу, и разочаровалась - "Если бы к их-то деньгам ещё и росту немного. Ну да ладно, будем надеяться, корсет не подведёт".
   
  * * * * *
   - Смелая ты, Оля, - Наталия взяла из рук сестры рубашку, аккуратно свернула и положила в дорожную сумку. - Решиться на побег с мужчиной, которого ты один раз видела.
  - Два. Сегодня я видела его в окно. Он приходил. - Ольга на секунду прижала ладони к плылающему лицу, а потом раскинула руки и закружилась. - Он приехал за мной. Приехал.
  - Может быть. Ведь ты обманула его. Имени своего не назвала. И внешность мою описала.
  - Я просто мечтала. - Ольга резко остановилась.
  - И писала письма незнакомому мужчине, да ещё и ученику волшебника. Он тоже хорош. Так сразу - сбежим. И о чём вы оба думаете? Как вообще можно полюбить незнакомого человека? Только по письмам? Может, подумаешь, наконец? Ты ведь всегда была самой умной из нас троих. А сейчас делаешь глупость. - Подумав, Наталия добавила. - Большую глупость, по-моему.
   В дверь тихо поскреблись.
   - Не открывай! - остановила Наталия двинувшуюся было к двери сестру. - Это Лариса.
  - Знаю. Я ей обещала голубую Луну показать. Нечастое явление и очень красивое.
   Наталия с неодобрением посмотрела на телескоп, стоявший у окна, потом её взгляд перешёл на манекен, на который был одет старинный корсет.
  - Что это с ним?
   Ольга отсутупила в сторону, пропуская Ларису, прошмыгнувшую в комнату, и только тогда обернулась.
  - С кем?
  -Ни с кем, а с чем. С твоим корсетом.
  - О, нет... - Ольга открыла рот и застыла. - Бабушка меня убьёт!
   Лариса подскочила к окну и быстро задёрнула штору.
  - Это он от света Луны. Точно. Я когда пакет выбрасывать несла надпись видела - лунного света, а вот первого слова не было - бабушка так торопилась, что бумагу в клочья разодрала.
  - В клочья? И ты надпись увидела? - с иронией спросила Наталия. - Как так? И с чего это вдруг ты сама мусор пошла выбрасывать? Машу почему не позвала?
  - Подумаешь...Ну сложила я кусочки. Сколько смогла. Пакет от самого Мерлина. Так подписано было. И ещё - что корсет поможет бабушке исполнить её заветную мечту. Мне интересно было. Вот и прочитала. - Лариса пожала плечами - неловкости и смущения, когда её в очередной раз ловили за тем, что она суёт свой любопытный нос куда не следует, девушка никогда не испытывала. Да и неудобные, по её мнению вопросы, предпочитала не слышать, и не отвечать на них. - А не надо скрывать всё от меня. А то маленькая, маленькая. А как замуж, так и бабушку из поместья вызвали. - Прищурившись, девушка посмотрела на старшую сестру. - А почему бабушка тебе корсет отдала? Это нечестно! Она хочет чтобы твоя мечта сбылась. - Лариса топнула ногой. - А мы? Тебе и так самые большие комнаты в доме отдали. - Она с завистью огляделась вокруг. И только сейчас обратила внимание на разложенные по креслам и стульям вещи. - А что это вы делаете?
   - Потом, - оборвала её Ольга. - Что с корсетом делать будем? Я в него и так с трудом помещалась, а сейчас...
  - Сейчас он только мне впору, - перебила её Наталия, и девушки одновременно повернулись к младшей сестре. -
   Что?! Опять?! Почему всегда я?!
  - Потому что это твой первый бал, и, если ты попросишь бабушку находиться рядом с тобой, пока одеваешься и прочее, она ничего не заподозрит.
  - Ладно, - буркнула младшая, подходя к окну. - Но, ты, Ольга покажешь мне Луну. И расскажешь - зачем вещи собираете. - Подойдя к окну, она отдёрнула штору и посмотрела вверх. - Действительно. Голубая.
   - Идиотка! - завопила и тут же притихла Наталия, подхватывая манекен и оттаскивая его от окна. И свистящим шёпотом зло добавила: - Корсет сжимается от лунного света! Сама же сказала. Подождать не можешь?
   
  * * * * *
   
   В день бала, а вернее, вечером того дня, ехать уже никому, кроме Ларисы, не хотелось - всё были измучены подготовкой к этому знаменательному событию.
   Но, приглашение было принято, и Анна Сергеевна с дочерью и внучками вскоре приветливо улыбались гостеприимным хозяевам.
   "И не сядешь ведь! - Анна Сергеевна, плюнув на всяческие приличия, устало прислонилась спиной к колонне. - Кому не нравится, пусть не смотрит, а у меня вон, три девчонки да по разным углам залы танцуют. Глаз да глаз нужен".
   Себастьян следил за той, на которую один из гостей указал как на Натали Виноградову.
   Анжелика Николаевна весело беседовала с подругами. Она знала - мать ни за что не упустит внучек из вида, а значит можно немного отдохнуть от постоянных тревог за дочерей.
   Наталья кружилась в объятиях Сергея Рокотского, тихо млела от счастья и мысленно восхищённо повизгивала. "Помог! Корсет помог! Ольга, спасибо!" Молодой граф нравился ей давно, но сегодня первый раз он пригласил её на танец. " Может, и сложится у нас всё".
   Сергей смотрел на смущённое лицо Натальи и недоумевал - "И как я раньше не замечал, как она мила и прелестна".
   Лариса злилась. Бабушка отправила её танцевать с сыном своей подруги, и теперь девушке приходилось выслушивать слащавые комплименты. "Он меня что? За глупую держит? Неужели другим девушкам нравится эта лесть?" Девушка пыталась незаметно рассматривать окружающих - всё-таки первый бал, и ей был интересен тот мир, что открывался перед ней. Мир балов, красивых мужчин - "Только вот где они? Взгляда не на ком остановить!", танцев и развлечений. "О, Боже! Как я понимаю Ольгу - здесь же скукота. Лучше бы в телескоп с сестрой наблюдала".
   Ольга изредка бросала на растерянную Анну Сергеевну слегка насмешливые взгляды. Отнюдь не глупая, она понимала, сколько надежд связывает бабушка с этим балом. Не удержавшись девушка хихикнула, вызвав недовольную гримасу на лице партнёра.
  - Простите, вспомнилось одно событие.
  Мужчина заулыбался в ответ и слегка притянул Ольгу к себе, но вздёрнутая бровь девушки вернула его на прежние позиции. "Если бы не обещание матушке, стояла бы ты сейчас и стены. Подумаешь, чуть прижал!"
   "Нет, что-то явно не то происходит, - сделала выводы Анна Сергеевна. - Возле Ларисы мужчины как рой пчёл, только отгонять успевай. Возле Натальи места свободного нет. Батюшки, сам Рокотский! А Ольга - всё как прежде. Я ведь для неё волшебную вещь достала! Или этот вредный старикашка всё наоборот сделал? - женщина прикрыла глаза. - Что там написано было на пакете? Лунный свет вредит. Подробнее объяснить не мог? Подстроил, как есть, подстроил мне каверзу!"
   Себастьян смотрел на Наталью, и с каждым новым танцем мрачнел всё больше. Мало того, что опасаясь как бы Анна Сергеевна не признала в нём посыльного, он не смог представиться девушке и её родственникам, так ещё и минутки свободной у Натальи не было - на каждый танец кто-то приглашал. Время шло, и шансы поговорить с девушкой стремительно уменьшались.
   - Себ? - раздался сзади грудной женский голос, и молодой человек почувствовал, как отчаянно трепыхнулось сердце. - "Она! - Мужчина в недоумении посмотрел на пары, в медленном вальсе проплывающие мимо него. - Но как же так? Натали?" И оглянулся.
   И всё! Она подала руку, и он послушно последовал за ней в сад.
   Анна Сергеевна открыла глаза и обвела взглядом зал, отыскивая внучек. "Ольга?! Где Ольга?! - женщина встревоженно оглядывала окружающих. Ольги не было. - Где же она?"
   
  * * * * *
   
   "Это вечер чудесен!" - Ольга подставила пламенеющее лицо лёгкому летнему ветерку. Она сделала это! Сначала вступила в переписку с незнакомым мужчиной, и только потому, что он однажды приснился ей, а сейчас подошла к нему и, призрев все приличия, увела за собой. А теперь он здесь. Рядом.
   "Вечер прекрасен, потому что ты со мной!" - Себастьян вспомнил и первое письмо от незнакомой русской девушки, и тот трепет, охвативший его с прочтения первых строк, и своё решение во что бы то ни стало найти эту девушку - найти, чтобы никогда не расставаться.
   "Как прекрасны розы!" - Ольга смущённо разглядывала кусты, боясь посмотреть на того, кто стоял рядом. От неясного предчувствия сжимало сердце, и хотелось и плакать, и смеяться одновременно.
   "Они уступают тебе в красоте." - Мужчина любовался лицом девушки.
   "Ты мне льстишь?" - Ольга лукаво улыбнулась.
   "Ничуть", - Себастьян взглядом выразил всё восхищение спутницей.
   "Может, это глупо, мы ведь совсем не знаем друг друга, но... Я люблю тебя! И никогда не скажу об этом."
   "И не надо. Потому что я чувствую твою любовь. Я люблю тебя! Разве ты не ощущаешь этого?"
   "О, да! Наша любовь. Она велика, как океан. Свежа, как этот ветерок. И прекрасна, как эти розы. Моя мечта. Сбудется ли она?"
   Ольга и Себастьян стояли посреди по-летнему роскошно цветущего сада. Лицом к лицу, глаза в глаза. И пусть мир помолчит, пока говорят сердца влюблённых.
   
  * * * * *
   
   Мерлин сделал несколько пометок к примечаниям в списке и, сев в кресло за столом, с удовольствием потянулся. "Хорошее развлечение. Теперь надо дождаться новостей от Себастьяна". Представив лицо Анны Сергеевны от ожидавшего её сюрприза, старик ехидно улыбнулся.
   О да, он хорошо помнил тот день, когда подавшись на уговоры друга, принял супружескую пару из России. Муж, пожилой аристократ, привёз молоденькую жену посмотреть Европу. Друг предупредил, что леди хоть и аристократка, но из глубокой провинции и из очень бедного рода, и поэтому весьма и весьма застенчива и легко смущается.
   Мерлин вспомнил свежее личико молодой женщины, чуть вздёрнутый носик и потрясающего голубого цвета глаза, смотревшие на него с изумлением и...превосходством.
   Юной леди удалось то, что на памяти волшебника, прожившего многие столетия, удавалось единицам - за полчаса она довела его - его! - как там говорят русские, до белого каления. Кажется. И ведь смотрела так доверчиво, так наивно, при этом ведя речи столь нахальные и ироничные. Противная девчонка!
   Волшебник достал лист пергамента и, откинув крышку чернильницы, макнул в неё перо, обдумывая первое предложение.
   
  * * * * *
   
   - Мама! Мама! - в голосе Анжелики сквозила паника.
  - Что ещё? - Анна Сергеевна сурово посмотрела на дочь, стоявшую возле её постели в ночной рубашке, со свечой в одной руке и листком бумаги в другой.
  - Вот, - Анжелика протянула листок и всхлипнула. - Сбежала! Ольга сбежала!
   Анна Сергеевна быстро села на кровати и охнула - "не в моём возрасте так-то подниматься", - и взяла письмо. Взгляд выловил только одно имя - Мерлин, и женщина закипела гневом - "Так и знала, что что-то удумал! Чтоб тебе икалось старику вредному!"
   
   Мерлин икнул, капля чернил сорвалась с кончика пера и, упав на каменную подставку, разлетелась мелкими брызгами, испачкав и сукно стола, и бумаги, лежавшие аккуратной стопкой, и, что больше всего разозлило волшебника, лист пергамента. "Ах ты, ведьма! Да чтоб тебе провалиться!"
   
   Под Анной Сергеевной проломилось основание кровати, и освободившиеся из порвавшейся перины пух и перья весело взлетели в воздух, а чехол опустился на женщину, накрывая её с головой.
   С помощью дочери, отплёвываясь и моргая, женщина с трудом выбралась из завала, в который превратилась кровать. Сделав несколько шагов, устало опустилась в кресло.
   
   Волшебник икнул, под Анной Сергеевной проломилось сидение кресла.
   
   Мерлин икал уже больше часа. Самое противное было то, что он не мог чисто произнести заклинание, чтобы избавить себя от этой напасти.
   
   Анжелика Николаевна с ужасом разглядывала разрушенную мебель в спальне матери. К чему бы Анна Сергеевна не прислонилась, вещь тут же превращалась в обломки.
   
   Забыв о воспитании, принципах и уважении к леди, волшебник взревел в ярости:
  - Корова! - и икнул.
   
   - Чтоб тебе на корове женатым быть! - одновременно с Мерлином возопила Анна Сергеевна.
   
   Два пожелания встретились на полпути между Англией и Россией, вежливо обменялись приветствиями, и продолжили путь к адресатам.
   
   Спустя несколько мгновений на колени к волшебнику плюхнулась растрёпанная пожилая леди во фланелевой ночной сорочке и с гневно сверкающими глазами.
   Скоренько поставив Анну Сергеевну на ноги, Мерлин ретировался в кладовку, где дал выход своему возмущению, со злостью сорвав с головы шляпу и с силой швырнув её на пол.
  - Меня-то за что? - возмутилась шляпа.
  Волшебник не ответил, дрожащим пальцем он вёл по строке, читая вслух:
  - Корсет из китового уса, эффект - отрицательный, беречь от лунного света. Всё правильно написано! Так почему?! Она?! Здесь?!
  - Формулировать точнее надо! Отрицательный. Для кого не написал... Вот и получите... И распишитесь... - Проворчала шляпа, из осторожности перемещаясь под стол. - "Переждать надо, пока успокоится".
   Взгляд волшебника привлекла вещь, которой на столе было явно не место - корсет, по размерам бывший теперь впору разве что только кошке. Подняв его, Мерлин обнаружил записку от Себастьяна - Влюбился! Отбыл в свадебное путешествие.
   "Хоть икать перестал, и то хорошо", - удрученно подумал волшебник, с кряхтением садясь на пол возле стола и, подтянув к себе шляпу, водрузил её на голову.
  - Так что ты там пробормотала?
  - Правильно формулировать условия задачи надо! - расправив поля, гордо возвестила шляпа.
   
   Анна Сергеевна в изнеможении опустилась на пол, садиться на стулья или в кресло она опасалась, и через несколько минут сладко спала, прислонившись к стене.
   
   Устав от переживаний в кресле задремала Анжелика Николаевна.
   
   А та, из-за которой и случилось всё это, счастливо улыбаясь, подала руку Себастьяну и вместе с ним опустилась на колени перед батюшкой.



Кариса Лир

#10243 в Фэнтези
#4119 в Разное
#1000 в Юмор

В тексте есть: юмор, пародия

Отредактировано: 26.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги