Кошачья дверца в другую жизнь

Размер шрифта: - +

1. О котах и людях

Был полдень, самое время чтобы поспать, расслабиться мыслями и лапами, дать глазам закатиться под веки и тихонько там прикорнуть. Только вот пока не получалось. А всё почему? Да потому, что у ветеринара в очереди особо не расслабишься.

Вот так живёшь, будучи уверен, что полностью здоров, а однажды утром тебя поднимаю, сажают в переноску и тащат в кошачью поликлинику. Одно хорошо, ничего не обнаружили. И то праздник. Хотя всё равно обидно. Термометром зачем под хвост потыкали? Он же им и эдак, и так мычал, что всё с ним впорядке. Но всё равно унизили извращённым способом. Ууу, живодёры лютые!

Но, оказалось, сносили в больничку его всё-таки не напрасно. В комнате ожиданий удалось подслушать любопытный разговор. От изумленья он чуть с лап не съехал.

— Так вот, ребята, — вещал из своего угла серый облезлый кот с практически голым задом, — Есть на свете места посытнее, да потеплее, чем в нашем резервате, — райские кущи для кошек и котов: молочко, хоть залейся, солнечный подоконник в любой сезон и прямой доступ к желанному холодильнику.

В этом месте рассказа Старый Кот фыркнул, заподозрив, что соотечественник то ли врёт, то ли приукрашивает. Попробуй, с таким разберись. Морда вон какая хитрая. Тут и человек с его прозорливостью ногу сломит. А уж кошачьим вообще не угнаться за правдой! Ускользнёт в последний момент, прямо из лап выскочит.

А болтун всё о своём трещал. Мол, не далеко, не близко, не на дереве, не под землёй, а вполне себе достижимо — пару дней мелкими перебежками — находится кошачья земля. Но напрямую туда не попасть — только обменом. Ну, это вроде как, я тебе — мышь, а ты мне — шмоток сала. Только вот меняться приходится не жратвой, а телами.

— Это как же так? — от неожиданных знаний Старый даже на лапы припал, а заодно приклеился ушами к стенке переноски, чтобы в шуме хозяйской болтовни основного не пропустить. Может, чего важного расскажет, а он потом своим передаст. Вот молодые обрадуются... Без новостей у них тоска...

— А вот так! — серый котяра с безумным блеском в горчичных глазах плавно перешёл к основному рассказу, — Берут они, значит, тебя прямо за уши, тычут какой-то аптекарской гадостью в нос и велят не пугаться. Мол, так и так, ничего страшного, сейчас по-быстрому уснёшь, потом по-медленному проснёшься, а обмен уже состоялся ко всеобщей радости. И сидит теперь твоя душа не в собственном теле, а в чужом, на кошачье мало похожем. И будто ходят там все на задних лапах, но не по прихоти хозяев, а сами по себе, из эстетических соображений. И шерсти, вроде как, у них тоже нет, зато есть ушки, хвосты и прочие повадки. Симпатичный такой мир голых котов. Заметь, не людей, людьми-то их не назовёшь — душа кошачья, да и сущность не совсем чтобы человечья. Хотя мордочкой немного похожи, да и телом приблизительно равны. Но всё равно, не люди это, не люди. Племя Лунных Рысей... Слыхал? Что? Не слышал? А я вот даже в шкуре побывал. 

— Что-то вытряхнули они тебя, однако, быстро из этой шкуры, — зловредно тявкнул из угла шоколадный бульдог в тесном наморднике, который, однако, не мешал ему впихивать куда попало свою пасть.

— Больно ты много знаешь, — фыркнул серый на него, — Не вытряхнули, сам ушёл. Там же всех наших сразу по прибытию в магическую академию пристраивают. Вот меня и взяли на полставки...

— И кем же? Профессором кислых щей и тухлой капусты? — ощерился старый мопс из дальнего угла, с ног до головы извазюканный зелёнкой.

— Ты мне тоже погавкай! — облезлый отчаянно зашерудил лапой живот, потом перешёл к раздиранию уха, — Мы же, коты, — врождённые ментальщики, мысли не только формировать, но и читать умеем. Язык-то у нас атрофировался, вот и приходится подручными средствами извращаться. А у Лунных Рысей наоборот — ментальные способности в спячку ушли, ни в какую не хотят возвращаться. А они ой как важны для освоения магического мира. Вот и таскают они нас по обмену отсюда, туда и обратно, кого — на полгода, кого — на год, а кого — пожизненно на свободные вакансии в своих академиях. Всё надеются, что однажды мы их обучим. Но пока не получается. Я тоже полгода простарался. Днём — лабораторные по выявлению ментального ключа, ночью — мартовские оргии со студентками. Вот за это меня и попёрли из местного рая к вам.

— А как же тебя занесло к ветеренару? Небось у Лунных Рысей заразу какую по обмену подхватил? — зашипела из угла кукольно красивая белоснежная кошечка, — Вот теперь шерсть полностью выпадет — и снова почувствуешь себя тамошней рысью.

Как ни странно, но именно после её слов плешивый прекратил трансляцию, развернулся мордой к стенке, а хвостом — к обществу и больше звука не проронил, ни вслух, ни ментально. А жаль. Так хотелось ещё послушать... Не часто такое складное враньё попадается. Да, жаль.

Потому что дома у них скучно, рассказчиков нет, опять же отсутствуют сочинители, зато масса забияк и оторв, одним днём живущих. Бунтуют, бунтуют против хозяев, будто те им — враги. 

Ну чего, спрашивается, этим малолеткам не сидится, не естся, не глядится из окна? Нет бы, вскарабкались к нему на подоконник, поглазели вместе на параллельный мир. Там постоянно что-нибудь транслируют, порой интересное, а порой — только экран с неживой картинкой. Ндаааа...

Чувствуя, как нахальная зевота перекашивает морду, Старый Кот воззрился сквозь стекло.

Внизу соседи переезжали, бодро таскали барахло из дому в машину, периодически переругиваясь и стараясь не спотыкаться о путающихся под ногами собак.

Брррр! Ну вот кто может представить такое — собака, домашнее животное... Противные вечно лающие зубастые твари, так и норовящие навалиться, обнюхать, лапой придавить. Какое счастье, что в нашей квартире их нет и не будет.



Ирина Мартусевич

Отредактировано: 12.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться