Кошачья дверца в другую жизнь

Размер шрифта: - +

2. Любовь и меркантильные соображения

В понедельник фрау Крузе проснулась в каком-то мерзопакостном настроении. Первые десять минут она потратила на то, чтобы вспомнить, что же такое случилось накануне.

Причин для недовольства оказалось несколько. А именно: вчерашний налёт любимых котов на молочные запасы и неэтичное поведение опротивевшего сожителя.

Наказание котов на повестке дня не стояло. Оба виновных получили по ушам с кисточкой, а заводила встретился с ветеринаром на предмет частичной коррекции мужского достоинства.

При мысли об этой процедуре фрау Крузе, закатила глаза и посетовала, отчего коты изначально рождаются не кастрированными. Меньше было бы проблем и кошкам, и хозяйкам.

Итак, воспитательный момент с четверолапыми прошёл успешно и теперь стоило задуматься о самом неприятном - о выдворении сожителя.

Не то, чтобы тот относился к совсем уж никудышным. Фрау смутно припоминала, что их совместная жизнь была наполнена когда-то приятными моментами, слабо сохранившимися в её памяти.

Но за какие-то положительные качества она подпустила его к пышному телу? К сожалению, подробностей она не помнила или не желала вспоминать. И только глупое чувство привычки являлось последним бастионом на пути к свободе и достатку.

Ах, эти мужчины! Фрау любила мужчин — подтянутых, ухоженных, нежных и романтичных. Желанные мужчины в её мечтах представлялись мускулистыми охотниками и мужественными рыцарями. Каждый вечер они приносили домой целый ворох добычи, а потом всю ночь ублажали свою женщину, в перерывах сортируя плоды охоты по закромам, сундукам и подвалам.

К  сожалению, ей такой мужчина не попался. А те, что редкими флажками обозначили пройденный путь, являлись сказочными драконами ровно до того момента, как устраивали свои дурно пахнущие носки под совместной кроватью.

После этого спортивные красавцы плавно превращались в ленивых лежебок, вальяжно попивали пиво, щедро разбрасывали попкорн и надоедали вечным нытьём на тему «как бы так работать, чтобы не работать».

"По сути, — рассуждала сама с собой почти разведённая фрау, — мужчины, они, как коты. Покупаешь славного на вид котёныша, при этом тебе предъявляют родословную, демонстрируют «папу и маму», любыми богами клянутся, что вырастет такая же очаровательная кисулька. А в результате получаем вчерашний театр в лице трёх ушастых актёров и одного лысого идиота."

Понятно, всю кашу заварил не сожитель, а глупый кот. Но по отношению к кошачьим фрау Крузе питала материнские чувства. Она их вырастила, воспитала, правда, эгоистичными поросятами... Но детей не выбирают, их любят "как есть".

А вот сожитель был приблудным великовозрастным котом, коего родители и жизнь ничему не обучили. А с некоторых пор фрау не чувствовала себя ответственной за пропитание, проживание и выгуливание посторонних.

"Пущу-как я его в свободное плавание, “— решила она и целеустремлённо выдвинулась бюстом в сторону кухни.

Стол ломился от недавнего завтрака. Любимцы сидели рядком на подоконнике и усердно мыли хитрые мордочки. Фрау даже замерла на мгновение, умилилась  и приняла решение побаловать озорников.

— Разморожу-загрилю курочку вам, ребятки. Вот порадуетесь, — пропела она вслух.

Все три четверолапости отлично просекли смысл сказанного, повернули любопытные головы в сторону хозяйки и преданно выпучили масляные глаза.

Фрау села, налила себе кофе, злобно констатировала, что сожитель перед отходом так и не убрал продукты в холодильник.

— Вот же тварь, — ощерилась фрау Крузе.

Маргарин поплыл в тепле, да и нарезка по кошачьим животам разбежалась. То-то мурлычут звонко.

— Вот тварь! — женщина уставилась невидящим взглядом на фотографии над столом. Её огненный взор сконцентрировался на так называемом семейном фото, затем она зашипела рассерженной кошкой, щёлкнула гелевыми ногтями по дереву, сорвала мгновенный снимок со стены, бросила тыльной стороной вверх на столешницу, достала ручку и принялась вычислять.

Судя по подсчётам, сожитель перестал себя окупать. В графе прибыли значилась только усреднённая зарплата и регулярный скудный секс два раза в месяц.

Строчек  с убытками оказалось намного больше. Мелким убористым почерком фрау перечислила всё до мельчайшей подробности. Потраты на пропитание этой бездонной бочки, тонны бензина и деньги на ремонт его старой тачки, еженедельные походы в пивнушку, счета на секс-телефон и дорогущую виагру, время, потраченное на штопку вечно рваных носков из расчёта 10 евро в час, стоимость туалетной бумаги, которую нещадно изводил, деньги на освежитель воздуха и прочее, и прочее.

Пунктов было множество, и они  сами лепились в ком, под которым вот-вот должна была завершиться счастливая семейная жизнь.

Затем на листок из блокнота она выписала дивиденды, по закону достающиеся ей - половина дома, машина, мебель, движимое и недвижимое имущество. Главное - доказать, что всё это ей намного нужнее, чем разведённому ему.

Зачем бездомному мебель? Зачем бессемейному посуда? Готовить так и не научился, грильщик несчастный. А для этого дела кроме огня и мяса не надобно.

Далее по списку шла домашняя техника, пользоваться которой этот лентяй тоже не умел. А значит, нет смысла отдавать то, что и так без надобности.

В общем, после длительных расчётов в столбике дивидендов значилось всё, находящееся в доме, гараже и на территории. Фрау была очень рада подведению итогов — недаром прожила жизнь, нажила всего изрядно.

Затем будущая разведёнка-кошатница вернулась к вероятным потерям. Ведь достанутся проглоту полдома и вторая машина. Закон есть закон и не позволяет, к сожалению, общипывать этих лентяев-кобелей. Ну вот по сути — явился он с чемоданчиком вещей, пусть с ним и отчалит.

О вот  о том, чтобы кроме носильных вещей у хэра Мюллера — так звали сожителя — ничего лишнего не было, позаботилась его первая жена, подгребя всё под себя и детей. После того разнесчастного суда тот поклялся больше не жениться, надеясь хоть как-то до старости дожить. Но тут вышел закон о приравнивании внебрачных союзов к брачным. И хэр Мюллер снова попал.



Ирина Мартусевич

Отредактировано: 12.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться