Кошачья дверца в другую жизнь

Размер шрифта: - +

3. Хвостатая трагедия или о несправедливости жизни

Фрррр. Сидеть, сжавшись внутри этой мерзкой конструкции, противно пахнущей тестостероном и мочой, было невыносимо. Разве могла подумать я, свободная и независимая кошка, что когда-нибудь попаду в такую вопиюще-нелепую ситуацию. Но, как говорится, сама виновата, себя за хвост и хватай. О чём думали мои лапы, когда несли их обладательницу прямиком в ловушку? Видно, как всегда, ни о чём. Зачем думать, пусть голова думает, не зря же на ней уши стоят.

В общем, если вкратце, попалась глупее не придумаешь. Но хочется всё-таки подать один мяу в свою защиту. Свобода хороша, когда поблизости есть чья-нибудь бесхозная миска, в которую можно залезть, и подходящая крыша, чтобы переночевать. В процессе своей недолгой, но яркой жизни я освоила эти два правила и старалась всегда держаться недалеко от мисок и крыш.

С едой проще простого. На наше счастье, в этом мире есть сердобольные бабки, чьё призвание — кормить кошачьих. Мне были точно известны несколько таких адресов, к тому же хвостатое радио работало, снабжая новыми паролями и явками. На крайний случай, будучи в путешествии, я не брезговала и другими видами прокорма, вроде ёмкостей с собачьим кормом, оставленных без пригляда.

По этому случаю замечу, именно собаки нещадно закармливаются хозяевами. Именно их едва початые миски мокнут под дождём, забытые в саду. Именно их вкусняшки валяются вперемешку с игрушками на верандах. Признаюсь, среди этой породы все - обжоры и привереды.

Теперь о крышах. Скажем так, пусть отношусь к свободным вольным кошкам, но спать предпочитаю в сухости и тепле. Допустим, жаркие летние ночи можно провести под звёздным небом, иногда, порой, в качестве исключения. А уж дождливыми, снежными и промозглыми зимами ничто не заставит меня глупо погибать на улице, отмораживая всё нужное и намокая пушистой шёрсткой.

Свободные кошки сами выбирают для себя жильё. Это - главное правило, и следовать ему совсем не трудно. Ну вот что объединяет нас с людьми? Они любят путешествовать, я — тоже. И эти два пункта славно согласовываются между собой.

В том городе, где привелось пожить последние полгода, не составляло особого труда отыскать какой-нибудь дом с гостеприимной кошачьей дверцей и хозяевами, отбывшими в дальние края. Ирония судьбы заключалась в том, что люди не способны всё держать под контролем. Покидая дом, они включают сигнализацию, запирают дверь, устанавливают какие-то странные приспособления, но практически никогда не закрывает кошачью дверцу. Возможно, они даже не догадываются, что опасность может подкрасться на мягких лапках с этой стороны.

Но с другой точки зрения, приличная свободная кошка не представляет  опасности для любезных хозяев, временно предоставивших ей кров.

Она никогда следов не оставляет, не гадит в доме или в саду, не валяется на постелях так откровенно, чтобы следы потом можно было узреть.

Наоборот, лично я — очень вежливая постоялица и к приезду хозяев всегда оставляю на веранде пару отловленных мышей. Сама-то брезгую. Но кто знает, вдруг хозяевам грызуны понадобятся? Всё равно толку живыми от них нет.

Итак, жизнь складывалась замечательно. Я выбирала себе любой из свободных домов, несколько недель единолично царствовала на территории, спала, где хотела, мурлыкала ночи напролёт, не боясь привлечь внимание соседей и приставучих котов. А ещё часами сидела на подоконниках или грелась на веранде.  

Но всё хорошее всегда двигается в сторону плохого. Так и жизнь казалась прекрасной ровно до тех пор, пока глупые лапы не занесли меня в дом к той разнесчастной старухе. Само собой, несчастной, так как покойница своё уже отрадовалась. Она лежала на диване, неподвижными белками уставившись в мерцающий экран, и ожидать от неё какой-нибудь мерзости уже не стоило.

И всё равно, будучи глубоко рассудительной кошкой, я страшно перепугалась, задёргалась, заорала, заметалась по квартире в поисках дверцы, через которую минуту назад вошла в этот гуттаперчевый серпентарий и ломанулась в неё изо всех лап.

Скажем сразу, мне крупно не повезло. В механизме, таком же древнем, как и хозяйка, что-то внезапно заело. Дверца не открывалась, а я давила всё сильней, издавая пронзительные вопли и мало соображая, к чему приведёт такое буйство натуры прямо посреди ночи.

Дождалась. Сначала послышались шаги на лестнице, потом кто-то постучал в дверь, затем в коридоре подняли переполох.

А через полчаса моя судьба решилась кодринальным способом. В дом вломились люди в униформе, заприметили старуху и меня при ней. Покойницу отправили в морг, а перепуганную кошку — в приют для бездомных животных.

Пусть вечно икается тому соседу, который позаботился о том, чтобы «осиротевшая животинка не погибла без крова и пищи». Гад был тот сосед, гад! Так как именно с его лёгкой руки свободная и независимая кошка отправилась в проклятую ночлежку, где получила ни за что, ни про что болезненное клеймо в ухо, ужасную кличку Бэтси и крошечный вольер в личное пользование. О том, что одомашнивание — не за горами, мой дрожащий хвост сразу догадался.

— Глянь, какая миленькая кошечка,— ворковала одна из дам, подставляя миску с вискасом.— Такую быстро заберут. Молоденькая, чистенькая, глазки горят. Увидишь, только объявление дадим — кто-нибудь сразу найдётся.

— Точно, — порадовала напарница,— я и сама бы взяла. Но у меня уже — три хомяка и змея в придачу. Боюсь, грызуны не уживутся с ней. Да и питончик любит по дому поползать...

О, боги! Грызуны в компании с противным пресмыкающимся! Вот повезло, что у этой дурищи — полный комплект. Но кто знает, что будет завтра?

Я испуганно зыркнула по сторонам, забилась в дальний угол и до боли впилась когтями в деревянный настил.

Ну как же не пасть духом, если жизнь неожиданно повернулась в мою сторону хвостатой частью, и единственное, что остаётся — сидеть и ждать, вдруг обстоятельства переменятся. Ну что же, я терпеливая, подожду.



Ирина Мартусевич

Отредактировано: 12.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться