Кошачья дверца в другую жизнь

Размер шрифта: - +

5. Из огня да в полымя

 — Ну чего ты привязался? Чего приклеился? Вали отсюда, приблудный!       

Сказать, что я была рассержена, значит, ничего не сказать. Вот же морда заячья серая! Кто же знал, кто мог догадаться, что эта навязчивая блоха сядет мне на хвост?

Правда, сначала женишок держался в отдалении, стараясь не попадаться на глаза, видно, догадывался, как буду не рада, особенно в первый момент. Нет ничего хуже, чем делить свободу с кем-то на двоих - и себе достаётся меньше, и другие под ногами отираются, отвлекают от долгожданной встречи, а я к ней так готовилась, так спешила, такие слёзы в разлуке проливала. Зачем нам в момент интимности посторонние свидетели? Вот и говорю, незачем.     

— Ещё раз повторяю, вали к своим! — развернувшись на ходу и испустив пронзительное шипение, я, можно, сказать, не добилась ничего.

Мокрый женишок, и до этого не считавшийся красавцем, выглядел со склеенной шерстью чуть лучше хомяка — такой же жалкий и ни на что не годный.     

Но, как ни странно, моя агрессия не пугала его и не отвращала — так и продолжал тащиться следом, правда, чуть в отдалении. Видно, страх заблудиться в параллельном мире пугал его намного сильнее, чем вместе взятые угрозы какой-то кошки. Но, как ни странно, в дискуссию беженец не вступал, тихо слушал, не мявкая, а потом, как только поворачивалась к нему спиной, мелко семенил следом.

— Отвяжись! — бросив на ходу в очередной раз за холку, я решила преследователя игнорировать, словами и едой не подкармливать, глядишь, или отвяжется, или сдохнет.

Всё. Нет тебя в моей жизни. Нет. Мы, свободные кошки, на чужие лапы не рассчитываем. У нас своих достаточно. Вот.                      

                                                          **********************

Этот дом я заприметила уже издалека. Окружённый широкими кронами столетних буков, он выбивался из ряда себе подобных внушительными размерами, фасетчатыми окнами и остроконечной ретовой крышей.

Дом был одноэтажный, а крыша, собранная вручную из высушенного речного тростника, скрывала под своей необычайной крутизной ещё два дополнительных этажа. Небольшие окна со множеством тонких крестовин глядели на меня глазами печального сказочного существа, по непонятной причине оказавшегося в мире людей. Неровные камни стен хранили печать старины, а зелёный мшистый ковёр, расползающийся от конька до карнизных труб, намекал на то, что внешним видом дома давно никто не интересовался. 

Всё ещё продолжая оглядывать удивительное строение, осторожно проскользнула в приоткрытую калитку со стороны сада и лёгкой походкой двинулась туда, где предполагалось наличие веранды.

Я знала такие дома, в некоторых приходилось даже бывать. Сразу вспомнился смолистый запах деревянных перекрытий и балок, тёмная, почти чёрная древесина на фоне белого мазаного потолка, такие же уродливо-привлекательные стены и тёмная сетка оконных рам. Дерево в стекле или стекло в дереве.

Не переставая размышлять, кралась незаметно, стараясь не показывать посторонним своего присутствия, так как вовсе не была уверена, захочу ли остаться под этой крышей и примут ли здесь меня.

А нужно ли вообще хоть кому-нибудь в этом мире такое несчастье, как я? Бездомная, беспризорная, бесприглядная сирота, блуждающая под дождём по чужим владениям.

Пытаясь защититься от противной сырости, зябко втянула голову, чуть пониже наклонив, но одна из крупных капель умудрилась приземлиться на нос, скатилась по нему и ушла в полёт к земле. Я пронзительно чихнула. 

Вот же погодку боги послали, самое то, чтобы новое жильё поискать. Но в моей ситуации не выбирают. Если дальше так пойдёт, скоро наступят холода, а тогда выживать на улице станет совсем невмоготу. Потому и решила, не обращая внимания на кривляния ранней осени, испытать своё счастье ещё раз. Вдруг повезёт?

Широкая веранда была укрыта от постороннего глаза кустами жасмина и плетистых роз, растерявших летнюю красоту и покрытых мумифицировавшимися бутонами.

Вообще-то розы не люблю, от слова совсем. Да и как их можно любить при таком количестве зловредных колючек? К тому же запах у большинства такой едкий и отвратительный. И как только некоторые его выносят? 

Про жасмин даже не буду вспоминать. Это растение по моим понятиям вообще не достойно приличного сада — и аллергия от него приключиться может, и неожиданная головная боль под названием мигрень. Но не хозяйничать же в чужом саду, коли его разбивка не нравится.

Недолго думая, незаметно проскользнула под прикрытием стены к ближайшему напольному окну и замерла, уперевшись взглядом в кошачью дверцу. Незапертую кошачью дверцу. Да, неожиданно. Это, конечно, с одной стороны хорошо, если хозяева — не противники домашних животных. Значит, им не чуждо сопереживание и жалость.

Но с другой стороны на избалованных домашних любимцев уже насмотрелась достаточно. В нерешительности замерла и хотела уже повернуть назад, как за стеклом раздался приглушённый звук. Будто что-то упало и разбилось. Любопытство пересилило страх и велело коротко зыркнуть в сторону напольных окон. Они немного зеркалили, но так как солнца не было в помине, то происходящее по ту сторону виделось, как на лапе.

Широкая мужская спина, обтянутая белой тканью рубашки, сильные руки и ладони, сжатые в кулаки. Он стоял немного ссутулившись, чуть наклонившись вперёд, и поза выдавала неимоверное напряжение. Он чем-то притягивал, хотя лицо его было скрыто.



Ирина Мартусевич

Отредактировано: 12.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться