Кошка на окошке

Размер шрифта: - +

Кошка на окошке

Она была совсем маленькая. Настолько, что свободно умещалась на ладони. Крохотная серая кошечка с белой грудкой и в белоснежных носочках на дымчато-серых лапках. И кому пришло в голову выбросить ее на улицу в канун старого нового года?

Я в то время мечтала завести породистого роскошного питомца, этакого кота-мачо, и даже придумала имя — Филипп. Муж был категорически против еще одного существа мужского пола в доме, но я твердо стояла на своем. Кота обещали отдать через пару недель, а пока мы с маленькой трёхлетней Марией весело топали по размокшему снегу и тащили домой картошку с мукой. Вечером планировали делать вареники с сюрпризами.

Она робко жалась к уличным прилавкам, неловко поджимая замерзшие лапки, и молчала. Видимо, до сих пор не осознавая своим маленьким умишкой, на что ее обрекли нерадивые хозяева.

— Котенок? На улице в такой холод? — вытаращила глаза я на это замерзающее чудо и поволокла Марию дальше, в магазин «Магнит».

— Мама, тот котенок похож на кота из мультика «Том и Джерри»! — семеня своими ножками следом за мной, изрекла дочка.

— Да, что-то в нем такое есть… — Устремилась я в открывшуюся дверь магазина.

Скупив дюжину нужных и не очень продуктов, мы вышли обратно, оказавшись во власти холодной слякоти подмерзшего снега.

Я снова заметила несчастного котенка, который так и сидел в холодном мокром снегу. Надрывно вздохнув, начала рыться в сумках. Мария, как маленький индеец, весело прыгала вокруг до верха заполненных пакетов.

— И кто же его выбросил? — брезгливо морщась, достала я сосиску из целлофанового пакета.

— С обеда здесь сидит. Чистенький, еще перемазаться не успел. — Ответила мне продавщица из уличного прилавка.

Я протянула котенку кусочек сосиски. И вдруг заметила, что со всех концов рынка в нашу сторону несутся матёрые коты. В считанные секунды сосиска исчезла.

От неожиданного нахальства обитателей местной помойки я только успела открыть рот.

— Не выживет. — Вынесла приговор котенку продавщица. — С такой врожденной стеснительностью погибнет от голода.

— И что же с тобой делать? — Чувствуя, как предательски дрогнуло сердце, взяла я котенка на руки. Придирчиво осмотрела. Блох и видимых повреждений на коже не обнаружилось. Пол — женский. «Кто бы сомневался?» — фыркая с презрением, попыталась поставить котенка обратно на снег я.

А малышка, почувствовав человеческое тепло, маленькими коготками вцепилась в мое зимнее пальто и уже забиралась на плечо. Устроившись там, начала звонко мурлыкать.

— Мама, мама, понесли ее домой! — радостно прыгала вокруг меня дочка.

— Но что мы скажем папе? — ужаснулась я.

А кошечка так ловко устроилась на плече, будто это и есть ее место! И я решилась взять ее с собой. Нам даже не пришлось ее нести. Она так и ехала на мне, пока я тащила тяжелые пакеты с продуктами на пятый этаж.

Дома мы с Марией искупали нового питомца в ванной и замотали в пушистое полотенце.

Вечером с работы вернулся муж. Увидел принесенное в канун старого нового года чудо, и почему-то обрадовался.

— Это же маленькая девочка! — взял он котенка, и тот легко уместился на его ладони.

— Ее зовут Роза! — тут же выпалила дочка, и даже встала на цыпочки, чтобы рассмотреть нового питомца на папиной руке.

А позже, когда мы ели вареники с сюрпризами, кошечка крепко спала под новогодней елкой. Так она и осталась. Вечный символ нашей семьи — кошка на окошке, воплощение гармонии и покоя.



Юлия Бузакина

#2560 в Проза
#1489 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 03.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги