Кости

Размер шрифта: - +

Кости

Он вынул из кармана длинный углепластиковый футлярчик и, открыв, продемонстрировал великолепный набор из шести игральных костей. Пока восьмигранные кубики ходили по рукам, он смел со стола крошки соленых сухариков и шелуху лузганных фисташек, ловко расчертил поле, соорудил борта, придвинув стулья спинками к столу, широким жестом пригласил игроков рассаживаться.

Вокруг завозились.

– Во что играем, Игрок?

– Хэзерд.

Спрашивавший занял место напротив. Остальные загудели одобрительно – игра была хорошо знакома, а профессиональный игрок не допустит жульничества – принялись потрошить карманы в поисках наличных.

Еще трое, оседлав стулья и скрестив руки на импровизированных «бортах», заняли свободные места, сложив свои замусоленные купюры в некое подобие пачки. Свет в полутемном подвальчике кабака и вовсе померк, когда те, кто не нашел ни лишних денег, ни достаточно азарта придвинулись ближе, нависли над игральным столом.

Игрок не смутился. Вынул световой шар и запустил его под потолок, осветив большую часть помещения.

Для игры требовалось еще двое. Из темного угла выдвинулся щуплый типчик в замызганной форме каких-то портовых служб, за собой – на коротком стальном поводке – он тащил что-то вроде лысой мартышки. Мартышка скакала на двух ногах, одной рукой помогая себе, а другой – придерживая стальной поводок у шеи. Обратив на себя всеобщее внимание на удивление гулким для такого тщедушного тельца кашлем, владелец мартышки дернул поводок, заставив животное вспрыгнуть на стул.

Толпа ахнула.

Если хозяин страдал некоторой худобой, то его зверь находился на грани полного истощения. С заострившейся мордочки смотрели большие глаза – умные и грустные, серая кожа, покрытая редкой тусклой шерсткой, была натянута прямо на костяной каркас.

– Ставлю! – объявил хозяин.

– Чеши отсюда со своей скотиной, – посоветовал тот, что сел за стол первым.

– Это не против правил, – обиделся щуплый. – Моя ставка стоит денег, и денег не малых. Да я с такой ставкой не одну серию сыграю! – Выудив из кармана форменной куртки сложенный в четверо листок, он предъявил его Игроку.

Игрок взял бумагу и, развернув, пробежал глазами.

– …редкий вид…, …родословная…, …стоимость… Да, – теперь он обращался ко всем, – эта зверюшка стоит двадцать пять тысяч кредитов.

Кто-то присвистнул – все банкноты, выложенные на стол, едва могли покрыть названную сумму. Все же это был дешевый кабак для технических служащих космопорта, и больших денег тут не водилось сроду.

– Все равно кормить его нечем, – пробурчал хозяин, занимая четвертое место и протягивая руку за бумагой.

– Погодь, – раздвигая толпу пузом из задних рядов выдвинулся лохматый здоровяк в промасленном комбезе, – а ну дай бумажку почитать… – Игрок взглянул на щуплого и, получив поощрительный кивок, отдал листок. – Сыграю! – Решился здоровяк, внимательно изучив паспорт.

Он сел, заняв сразу два стула. Делово отслюнявил с десяток крупных купюр и, когда сложил их стопкой рядом, все подобрались, вытянулись вперед, глядя, как Игрок – мастерски-красиво – демонстрирует кости, кладет их в стакан и смешивает. После того как не слишком доверчивыми игроками были отобраны две кости из первого выброса, Игрок спрятал лишние в футляр.

Игра началась.

Гремел стакан, кости стукали о борта, Игрок комментировал: чиф, крэбс, лаки – вел счет, объявляя его в конце каждой серии. Многие закурили, шар под потолком затянуло сизым дымом дешевых сигарет. Было тихо, изредка наблюдатели перебрасывались репликами, но замолкали, как только кости начинали свой бег к борту. Зверь, расположившийся на стуле седьмым игроком, следил за игрой так же внимательно, зрачки метались вслед за скачущими от борта костями, верхняя конечность примата оттягивала ошейник, зверь норовил зубами подцепить тонкую кожаную полоску.

К седьмой серии счет вел здоровяк. Щуплый проигрывался в пух. Его условный счет в двадцать пять тысяч был так же худ, как и его мартышка.

В девятой серии тот, что сел за стол первым, испугался за небольшой выигрыш против поставленного на кон и начал пассивно поддерживать ставки банкомета. К одиннадцатой серии он сумел выгадать еще чуть сверху, а щуплый вышел на ноль. Игра велась до двенадцатой серии, и щуплый, отвесив подзатыльник своей несчастливой ставке, полез в карман за наличными. Ставка вздрогнула, отпустила ошейник, спрятав руки под стол. Поднявшийся было ропот стих, лишь только загремели в стакане кости.

– Лаки! – объявил Игрок, и кабачок загудел.

Игра окончилась. Игрок отсчитал свою долю в семь процентов от общей суммы ставок, толстяк разделил банк с молодым заправщиком, и заполучил обезьяну себе. Кажется, этому выигрышу он был особенно рад, принял из рук хозяина и поводок, дернув животное поближе к себе, и сопутствующие бумаги. По негласным законам игры толстяк поставил выпивку Игроку и своим партнерам. Бывший владелец костлявого примата, проигравшийся в пух, опрокинул предложенный стакан не присаживаясь. Он ушел сразу и никто не мог бы поставить это ему в вину. Многие вздыхали сочувственно, гладили приз и пытались давать ему соленые крекеры.



Болдырева Наталья

#5017 в Фантастика

В тексте есть: будущее, инопланетяне

Отредактировано: 03.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги