Крах эльфийского клана

Размер шрифта: - +

глава шестая


                                           

 

 


    Двое следующих, за "ночью на пустыре", суток - прошли для Костика на редкость удачно: встреча с любимой девушкой Светой - закончилась ужином при свечах и ворохом поцелуев, как "пострадавшему в поиске истины".  Главный редактор газеты где трудился молодой журналист, Василий Иванович - встретил на редкость дружелюбно в помещениях редакции, чего до этого никогда ранее не случалось  и долго распространялся о том, что: "Нинок - дала поганцам прикурить", описывая недавнее выступление своей супруги по местному телеканалу и анонсируя через несколько дней новое. 
    Никаких новых происшествий больше не было, никто никого не поджидал в подворотнях и не избивал. Игровые кланы города в “миры Харальда” видимо и сами были в шоке от произошедшего на пустыре возле двадцатой школы.
  Друг в полиции, Мишка, по просьбе Костика старался быть хоть в общей полицейской  осведомлённости о расследовании последнего убийства на пустыре и утверждал, что брошенная "световая граната" - была самоделкой из магния и прочей ерунды.
     Кто и как её сработал и для чего кинул - пока оставалось неясным, так как следователи и сами пока  точно не знали кого опрашивать на эту тему: все задержанные участники разборки, как один,  утверждали  что как и журналист - стояли в задних рядах и точно установить хозяев найденного оружия, как ножа, с помощью которого убили парня на пустыре и на рукояти которого не оказалось отпечатков пальцев , так у кучи кастетов и бит валявшихся на траве - пока было затруднительно. Слишком много подозреваемых, слишком мало прямых свидетелей, крайне неудобное для следствия время и место...
   Много следов банально затоптали или случайно уничтожили. Ворох холодного оружия и дружный отказ задержанных от него и тому подобное, прочее.
   "Но мы работаем" - самоуверенно заявил напоследок Мишка и попрощался с другом.
  Молодому сотруднику газеты, видимо от "барских щедрот" старших товарищей - позволили накатать ещё одну самостоятельную статейку и редактор даже пообещал её вставить: куда-нибудь и когда придёт время.... 
    Толстенный Кир "Педич" ходил важный как павлин, ибо его также вызывали, для участия в обсуждении проблем "игровой зависимости", правда не на телевидении, а на радио - но он от этого был не менее горд.
  Как быстро понял Костик, его материалы и собранные подробности с мест событий -  позволили многим в родной газете прослыть "знатоками" игровой темы и непосредственно, самих этих недавних смертей и теперь "старших товарищей" постоянно куда либо приглашали для выступлений и обсуждений.
   Ему же оставляли прежнюю роль – работяги ишака, на котором и будут тащить данную тему с игроманами и преступлениями среди них.
    Благодаря полученному больничному и телевизионным эфирам супруги главного редактора, а соответственно и неслыханной прежде щедрости, последнего - молодому журналисту компенсировали сумму потраченную для покупки нового мобильного телефона, с намёком "на дальнейшую информацию из лагеря шизанутых геймеров".
  Надувшийся было пузырь ненависти между игровыми кланами “Секачей” и “Уха”, и приведший уже к двум смертям и нескольким избиениям - как то сам по себе лопнул: никто никого не вызывал на "разборы", не угрожал, в игре все были предельно спокойны, вежливы и корректны друг с другом. 
   Костик пару раз заходил в неё и видел сам примеры подобного "приторновежливого" общения. То ли страх перед новыми допросами в полиции и следственном комитете повлиял на геймеров, то ли многие переосмыслили роль данной игрушки в своей жизни, но факт оставался фактом: вражда словно бы испарилась, сметённая настороженностью и опаской, взаимными уступками и совершенным спокойствием... Как на кладбище.
    Все игроки не столько набивали левелы, сколько использовали внутриигровой и внутриклановый чаты для обсуждений всё тех же событий последних дней. 
  Никто никого не обвинял и не истерил, требуя мести. Просто постоянно что то вспоминалось и обсуждали всё новые мелочи, на которые прежде особо и не обращали внимания.
  Знакомые школьники, по условно "его"клану, узнав что Константина увезли в автобусе в отделение полиции - лишь завистливо прокомментировали это в чате и написали что их самих просто разобрали родители, когда приехали за ними в здание “двадцатки”. 
   Сперва угрожали, потом умаляли – в конце просто махнули рукой и её же отвесив подзатыльники, повезли домой: кормить и укладывать спать. Всё. Никаких "приключений" в отделении и криков в лицо следаку: "Хрен что скажу тебе, падла ! Я геймер тёртый, меня на крик и смайлики в чате не возьмёшь..."
     Костик не стал их разубеждать в своей крутизне и попросту немного опросил: кто и что слышал после случившегося в их игровом сообщестсе. 
   Везде была тишина: "секачи" ходили хмурые и многие из них искренне не понимали, как из за такой хрени как данная "игрулька" - двоих парней уже убили, и как минимум столько же - сломали себе жизнь. А "уши" ходят как в воду опущенные: менее чем за неделю, у них в клане - два трупа старших игроков, причём совершенно реальные, не игровые. Да к тому же на них в полиции сейчас "вешают" групповое избиение троих человек из противного клана, что произошло сразу после смерти Павла у кафешки.
  Волна разделения на стороны - эльфов и орков, в образовательных заведениях областного центра, также пошла на убыль: мать рассказала Костику о том, что её знакомые учительницы, по страшному секрету ей передавали о проведенных уроках вместе с сотрудниками полиции и прокуратуры, а также специальной группе детских психологов, что были присланы в командировку из Москвы, для психологического умиротворения перевозбуждённых играми и последними околоигровыми событиями, детей. 
   Каникулы решили отложить на пару недель и немного напрячь "детишек" чем угодно, лишь бы занимались: как спортом, так и науками - и не бегали с ножиками по городу или мутузили друг дружку за очередное виртуальное оскорбление.
  Утром третьего,после событий на пустыре, дня - молодого человека разбудила трель его нового мобильного телефона. 
    Подняв трубку к уху, он услышал гневный голос главного редактора: "Млять, Константин - не дрыхни! Третий жмурик в городе и опять среди игроманов! Давай, записывай адрес и опрометью туда! К одиннадцати, жду от тебя подробностей! Ты тлчно справляешься с опросами малолетней сетевой гопоты – двигай туда скорее!"
  Пришлось нехотя вставать из тёплой постели и делать короткую разминку, с махами рук и приседаниями. Немного побоксировав "с тенью" - молодой человек опрометью кинулся в душ и выскочив из него, начал быстро готовить себе бутерброд.
--Мамуля! Я пошёл, не жди! - бросил он выходившей из своей комнаты матери и выскочил за дверь квартиры. 
   Через пять минут, стоя на остановке и ожидая нужные маршрутки, быстро обдумал свои дальнейшие действия. Решил повторить как и в случае неумышленного убийства в кафе, с чего всё и завертелось: опрос свидетелей, если таковые будут. Друзей и соклановцев. Узнать по-подробнее о ситуации в которой и случилась новая трагедия...
    Тут Костик призадумался и слегка испугался. Если там была очередная "разборка", то наряд полиции может и его прихватить, как старого знакомого, по пустырю и продолжить допрос в отделении, чего журналисту совершенно не хотелось. 
   Редактор не оставил никаких зацепок, а возможно и сам их не знал, и теперь приходилось ехать на место очередной смерти совершенно не зная чего ожидать: сам ли будешь вести "журналистское расследование" или же попадёшь на допрос, к следаку .
  Проехав все восемь остановок в столь безрадостных мыслях, Костик вышел из автобуса и направился к небольшой толпе, что стояла возле одного из ближайших к остановке домов. 
   Хотев было спросить о нужном ему здании, журналист  внезапно запнулся и уставился в толпу: там уже находилось несколько знакомых игроков, которых он видел ранее в кафе при случайной смерти Павла  или лежащими на койках в больнице, когда избили старших "секачей". 
   Сотрудники полиции огородили лентами  участок асфальта прямо возле входа в подъезд дома и там уже вовсю работали люди в куртках с надписью "эксперт", на спине.
 --Прошу прощения, что произошло? - тихо поинтересовался журналист у одной из заплаканных девушек, стоящих ближе всех к нему.
  Девушка быстрым взмахом руки вытерла слёзы и посмотрев в сторону спрашивавшего, лишь пожала плечами, потом вновь разрыдалась и отошла далее. 
   Пришлось обойти  людей по небольшой дуге и спросить уже у мужчины, на вид лет шестидесяти, о произошедших событиях.
--Та шо... хлопчик молоденький, что тут жил, на пятом этаже: пошёл на крышу дома и сиганул с неё вниз. То ли из за бабы, то ли просто - по дури молодой. Никто же не знает.
  Поговорив со стариком ещё минут пять, Костик выяснил имя погибшего - Макс, или Максик и узнал номер его квартиры и этаж. 
   Оказалось что парень учился в местном вузе и ни разу ранее не был замечен в употреблении наркотиков или систематическом пьянстве, по крайней мере не "синячил". Любил посидеть с гитарой, так как ходил на специальные курсы по игре на ней и считался районной знаменитостью.
   Пожилой  мужчина склонялся к версии о несчастной любви и постоянно рассказывал журналисту о "бабьих кознях" и прочем.
  Освободившись наконец от разговорчивого, но несколько однообразного, собеседника, Костик подошёл к знакомому тридцатилетнему толстяку из “секачей”, который во время стрелки на пустыре кричал о раненном и поприветствовав его, попробовал начать новый расспрос : "Вы тоже здесь?"
--Да. Как только нам сообщили, мы решили срочно приехать  самим... Самим понять что да как. Вы же сами видите: за последнюю неделю все и так "на ножах" - два трупа, избиения, разборка с арестами... Тут теперь Масик. Охренеть! Что такое ?! Ну всё же было нормально, с чего вдруг все подурели то?!
--Я к сожалению не знал Максима...
--Он был одним из лидеров "Эльфийского Уха". Вы же вроде были на пустыре, я вас в автобусе что нас в полицию отвозил, видел.
--Ага... - не без тинейджерского самодовольства подтвердил Костик, - я лежал там на полу!
--Ну как и я... И кстати Максим - тоже там с нами был. Когда Серёгу пырнули, Масик и "Крысобой", с "Бегуном" - они все рядом с покойным на том “разговоре” стояли. Сейчас они и есть - оставшиеся старшаки "Уха", четверо их было, ну... после пашкиной смерти. Дурь какая то происходит: вначале Павел по невероятной глупости погиб, потом Серёгу непойми как и за что закололи на той идиотической встрече на пустыре, теперь Масик...
--Максима тоже убили?
--Да вроде пока неизвестно. Тут его мать совсем недавно к себе в квартиру ушла, а до этого убивалась при опросе полицией, что Максимка её, всё время после смерти Паши тарахтел: что это его вина и что клан, по его "каким то грехам" - теперь наказан. В общем: полная ахинея и маразм. То ли мать Макса от пережитого умом тронулась, то ли сам  Максим... Сейчас потихоньку поговаривают что это Масик "грохнул" Серёгу на пустыре и психанув - покончил жизнь самоубийством, боясь скорого разоблачения следаками что ведут данное дело. Но я в это не верю: на кой чёрт он бы это сделал?! В игре у них всё отлично, я беседовал  с остальными из их клана. Девушек - друг у друга не отбивали. Денег - не занимали. Пока что всё покрыто мраком. Как мор какой напал.
--Извиняюсь, - вновь вопросил Костик у собеседника, - все трое погибших, из клана ваших главных соперников?
--Да какого чёрта?! -взорвался  гневным ответным вопросом "толстяк", -  вы что думаете:  что мы после работы только и думаем, как малолетних писюнов - на ножи ставить?! Какие соперники, где – в чём?! Мы полтора года преотлично уживались и регулярно вместе проводили время, все споры решали мирно, за столом переговоров и бокалом пивасика, а тут, всего за неделю: три трупа и десяток раненных. Это бред какой то! Я не верю в случайности! И не верю что вот так, на ровном месте - у людей настолько "сорвалась резьба"! Вам ясно?! - досказав свою тираду, толстяк отошёл к каким то своим  знакомым, всем видом показывая что не намерен продолжать беседу с журналистом.
   Дальнейшие опросы особо ничего не добавили: погибший Макс был любимчиком всего двора, хотя и несколько нервическим ребёнком, а позже - молодым человеком.
    Невероятно талантливым артистом: постоянно выступал в КВНах или пел на сцене ВУЗа, а  до этого в школе. Был впечатлителен и несколько плаксив, но в меру. 
   В пятнадцать лет он резал себе вены, из за расставания с девушкой , но всё быстро разрешилось: его  вовремя нашли и просто перевязали, а с девушкой он позже помирился, когда она прибежала его проведать – Максим встал перед ней на колени и стал шептать что разорвёт бинты на руках зубами, если она его бросит. Девочка тинейджер тут же стала его успокаивать и они снова встречались.
    Последнее время, начиная от первой смерти возле кафе и в особенности после задержания полицией, о чём он многим рассказывал во дворе – сильно изменился. Стал чрезвычайно, до припадков, дёрганным. Однако и до этого у него часто внезапно портилось настроение до краткой истерики со слезами, но не до такой же степени  что бы прыгать с крыши.
  Отзвонившись в редакцию и передав Василию Ивановичу основные сведения что уже узнал, Костик решил позвонить другу Мишке, узнать что думают в полиции. 
   Тот однако также не смог ничего особо нового добавить: да , слышал - очередной труп из игроманов. Но вроде бы там обычный суицидник, без "помощи". О том, что последний погибший мог убить зарезанного на пустыре жмура - тоже слышал, но это пока на уровне слухов и никаких подтверждений, кроме непонятного лепета обезумевшей от потери чада матери - нет. На том и распрощались.
   Костик решил заехать в редакцию, а после неё - к себе домой, отоспаться и вечером, с новыми силами - продолжить своё собственной расследование, вновь вернувшись в данный двор. Журналист считал что присутсвие полицейских и множества людей мешают нормально общаться со знавшими погибшего Максима людьми и вечером, когда кутерьма понемногу уляжется, ему будет проще втереться в доверие.
   В помещениях родного издания молодому человеку не сильно обрадовались:  внове обнадёжили скорым разрешением на собственную полную статью "когда-нибудь" и попросили поменьше просиживать штаны здесь, в помещениях издания  и побольше потолкаться среди геймеров, дабы накопать немного новых данных . 
   Получив официальное благословение Василия Ивановича на свой уход, Костик направился домой.
  По дороге он обзвонил пару знакомых и от них узнал что город вновь "бурлит" слухами о ситуации с ополоумевшими игроманами, но новых каких подтверждённых сведений пока ни у кого не было. 
   Одноклассник- полицай Мишка, опять пробурчал в трубу непонятное : "Да. Краем уха слышал. Там вроде бы как сам по всем раскладам? Ну ладно, да - постараюсь разузнать что новое... Да, жду пузырь клоповьей настойки, хороший!”
   С его слов выходило, что в полиции , версию о том что именно Макс мог убить Серого во время ночной  массовой разборки на пустыре - уже приняли к разработке, хотя особо и не верят, всё же считая что скорее случайно пырнули, в темноте, а может и сам "наскочил", решив прыгнуть на кого то впереди себя с обнажённым ножом.
  Дома, быстро поев и вновь приняв душ - Костик улёгся на кровать и честно проспал до шести вечера. 
   Потом, переодевшись попроще и прихватив небольшой рюкзак, с собранными ранее: фотоаппаратом, фонариком, запасом бутербродов и минеральной водой - журналист вышел из дому и направился по знакомому с утра маршруту.
  Возле подъезда, где жил самоубийца, темнела подсохшая лужа крови - которую уже слегка присыпали песком, но всё же она была заметна. 
    На четырёх лавочках поблизости было не протолкнуться: с три десятка человек переговаривали и размахивали руками. Женщины постоянно плакали и отходили в сторонку, а мужчины нарочито громко проводили свои "обсуждения" и выдвигали всё новые версии.
  Как понял подошедший Костик, на одной из лавочек, в самом центре - сидела мать погибшего утром Максима: русоволосая миниатюрная женщина во всём чёрном, лет сорока пяти. 
   Она что то быстро тихо тараторила и тут же начинала плакать, её все успокаивали и пару раз мужчины бегали за стаканом воды для неё.
    Все разговоры вокруг были однотипны: мужики считали что всё из за баб и именно одна из них и "погубила парня", девушки молчали и лишь "стреляли" глазками, а женщины постарше - постоянно говорили об "игровом помешательстве" у современной молодёжи и том, до чего оно может привести.
   Эти женщины ссылались на недавние телепрограммы, в том числе упоминая супругу главного редактора издания где работал Костик, как эксперта в данном вопросе. Большинство вспоминало Максика, как вежливого и талантливого мальчика и постоянно звучало из многих уст: "земля ему пухом".
  Неожиданно один из пожилых мужчин в кепке, стоявший возле скамейки с матерью погибшего - обернулся и приветливо помахал Костику.
    Журналист внимательней присмотрелся и узнал своего первого утреннего собеседника . Пока молодой человек думал как бы от него избавиться и не привлекать к себе лишнего внимания, мужчина уже протянул к нему руку и взяв за плечо - подвёл вплотную к убитой горем матери погибшего.
--Лариска, слышь. Этот хлопчик и утром о Максимке спрашивал - знакомый видать, да только стеснительный...
  Женщина подняла глаза и отрицательно покачала головой : "Нет. Не знаю... Вы кто-из института?" Журналист тут же закивал в ответ и начал поддакивать.
    Однако быстро сообразив что несколько старше погибшего девятнадцатилетнего Максима, Константин тут же добавил: "Я преподаватель. Вот – мы в ВУЗе хотели узнать что тут произошло... Если я мешаю то могу уйти."
   Однако женщина опять расплакалась и наскоро пересказала всё то, о чём говорили ещё утром, но добавив немного новых, прежде неизвестных Костику, моментов: её Максимка  всю последнюю неделю был сам не свой. Переживал последние события со смертью друзей и даже пару раз плакал. Потом вроде всё понемногу прошло и тут, внезапно, новая истерика сразу после драки на пустыре возле "двадцатки", а сегодня, оставив записку – он прыгнул с крыши вниз головой...
   Журналист постеснялся спрашивать о записке при всех и подождав полчаса, когда все вокруг убитой горем матери Максима потихоньку начали расходиться, спросил, у поднявшейся со скамейки и уходящей в свой подъезд матери погибшего, не надо ли ей чего купить или чем помочь? 
   Женщина, видимо желавшая кому по новой излить своё горе, пригласила журналиста к себе:  вместе с парой подруг что её опекали попить чаю, так как она всё время плачет и ей проще в компании, за разговорами , немного отвлечься от своего внезапно наступившего одиночества.
  Жаль было терять такую возможность получить немного новых сведений и молодой человек с радостью согласился.
  В квартиру, небольшую уютную "двушку" - вошли уже вчетвером: три женщины и сам Костик. Пока готовили стол, кипятили воду к чаю - мать погибшего постоянно рассказывала:
--Мне кажется, Константин, - обратилась она к новому слушателю, - наши бабы всё же правы и это всё от игр, этих чёртовых!
--Да с чего вы взяли? - несколько наигранно изумился журналист, ожидая повтора реплик из всех недавних телепередач в ответ, но ошибся.
--Вы понимаете, я хоть и обещала не говорить полицейским о записке и её содержимом, но вам  честно расскажу: Масенька - написал мне в записке что это по его вине погибли оба его друга... Ну те, что недавно были убиты, Пашка и Серёжка и он теперь хочет присоединиться к ним  что бы "лично вымолить прощение за свой грех"! Представляете?!
   Молодой человек напрягся и лишь покачав головой, недоверчиво осведомился: "А как это он мог? В первом случае, с Павлом, у кафе, я читал в газетах об этом - вроде другой уже признался, там же свидетели были, даже несколько..."
--Константин, да Масичек  ходил пришибленный, после того первого убийства, в кафешке. Постоянно бормотал об игре что то. А после избиения каких то ребят ночью, а потом и чёртовой драки на пустыре, когда Серёжку зарезали: подошёл ко мне, после допроса в полиции и положив голову на плечи, как в детстве всегда любил когда ему очень плохо было - начал плакать, рассказывал о каком то "мече трёх черепов" и что он их всех и погубил. Говорил, что это какая то там "фишка", из игры этой проклятущей - и что данный меч ещё станет причиной страшных бед, многие из за него пострадают. Ощущение было что Максимка уже вовсю бредит! Я испугалась что его сильно побили и он ополоумел: проверила, ощупала - вроде всего пара синяков и голова без кровоподтёков. Видно нервы "шалили" от всех стрессов. Я ему настойки пустырника дала, с мёдом и коньяком, но он всё плакал. Потом утверждал что это "расплата" и не стоило им так активно "рафтить" в игре...
--Рафтить или крафтить?
--Константин, не знаю! Как то так. Он много странных слов говорил в связи с этой игрушкой треклятой! Но Максик пару дней ходил и постоянно талдычил, словно попугай: "меч черепов" и "он нас сгубит". Его постоянно приходил хоть немного поддержать, ну этот, крепыш спортсмен с квадратной головой, из его игровой группы... ммм, его кажется "Крысобоем" называл Максимка, вот. Так вроде немного погомонят тихонько друг с другом и сынок успокаивался, а тут , внезапно – раз, и такое с собой  сделал.
  Женщина расплакалась и все её начали вновь утешать. Потом немного всей оравой походили по квартире и Костику рассказали о нравах Максима, и чем тот увлекался. Журналист приврал что восхищался погибшим, ещё когда тот выступал в КВНах или пел на сцене института и все вновь вернулись на кухню.
--Так а вы не знаете: что это за "меч" и как именно он мог их погубить? - вернулся к своему опросу Костик.
--Да откуда?! Мне оно тогда было не надо. Я и раньше слышала об их "клановых войнах" - думала очередная игра, вроде нашего детства "казаков-разбойников", а вот же как вышло... Мне кажется, что ребята просто полностью с головой ушли в свою собственную "игру" и не смогли вернуться уже к обычной жизни, заигрались там, что ли. Что бы у них не происходило - всё через неё обсуждали, и так вот и закончилось это. - женщина сглотнула комок в горле, но на этот раз не заплакала.
--Часто говори об игре?
--Да постоянно и только о ней: что, где, с кем, как. Даже обсуждали на кого и как надавить в институте, что бы к ним, а не вражескому клану присоединился. Бред! Вот это всё так и завертелось.
--Вы слышали что-нибудь от сына, о предыдущих убийствах или драках?
--Ну да... после первого случая, в кафе, с Пашей – Масичек ходил и всю ночь руками размахивал, плакал несколько раз. Когда побили ребят из клана соперников, то Максимка ездил поговорить с ними и клялся мне всеми клятвами, что это не они. При мне по телефону перед кем то извинялся и тоже клялся. Потом непонятная драка на ночном пустыре, опять смерть, на этот раз Серёжки и новая истерика у Максимочки. А дальше - "меч", это чёртов меч!
  Дальнейшие расспросы особо ничего нового не прояснили: женщина не знала о чём говорил сын и не поняла - в чём именно его вина в гибели товарищей.
    Паша и Серёжа, друзья сына что были убиты ранее, по словам женщины были спокойные и тихие ребята, и кому они могли настолько навредить что бы их убили - не понимала. 
   В вину сына совершенно не верила, считая его просто "очень впечатлительным ребёнком", который мог общую неудачу принять на свой личный счёт. 
   Женщина дала  Костику телефоны "Бегуна" и "Крысобоя" - двух оставшихся лидеров из  клана сына и попрощавшись, все разошлись.
  Ещё в автобусе и на остановке, Костик договорился о встрече с оставшимися в живых старшаками "Эльфийского Уха" и довольный собой, придя домой сразу завалился спать.
  Следовало, как он вспомнил лишь сейчас, было навестить квартиру погибшего первым павла и узнать не грозились ли его родители мстить убийцам сына, но все последние события настолько изменили прежние планы и расстановки, что Костик клятвенно пообещал себе данный выход в ближайшие дни, не уточняя когда именно.
   На следующий день журналист на пару часов зашёл в свою редакцию, получил направление от главного редактора: "Ещё немного пообщаться с игроками в "Миры Хальрада" и пообещав уже вскоре добавить новой информации о самой игре и игроках в неё, вновь отбыл в "свободное плавание".
   Удалось снова созвониться с "Бегуном" и "Крысобоем" и договориться о ближайшей встрече: первый ждал через полчаса, на одном из небольших стадиончиков, где он тренировался в секции по лёгкой атлетике, а второй - должен был в три часа после полудня подойти к кафе, где случилась самая первая смерть.
   Стадион, на который вскоре зашёл Костик - был типичным, в меру  заброшенным,  советским районным местом оздоровления масс: одна единственная трибуна, поле, беговые дорожки. 
   Районные власти кое как поддерживали его в более-менее приличном состоянии и на нём обычно тренировались группы легкоатлетов и три местных футбольных коллектива, разных возрастов.
  Подождав окончания забега, журналист стал высматривать "Бегуна". Вскоре к нему подошёл высокий, долговязый и худой, как плеть - школьник, лет пятнадцати и поздоровавшись, представился: "Я - Бегун из “Уха”, чего надо?"
--Здоров. Ты не против поговорить о вашем клане и всём том, что происходит?
  Парень скривился и повёл плечами: "Особо - не очень. Говорить не о чем."
--Три трупа, два – убиты... думаешь всё так просто?
--Да мне то откуда знать? Я не следак, а так, что внутри клана сейчас происходит - хрен его знает. Мутно всё.
  Спортсмен присел рядом с журналистом и начал переобуваться. Костик решил продолжить расспрос, видя что "Бегун" не уходит: "Макс, что прыгнул с крыши дома - вроде как повинился перед матерью, что это из за него всё происходило... слышал?"
--Угу... Бред! Каким боком?! Он что - Пашку бросал головой о бордюр? Или избивал ночью сразу нескольких папиков кабанов из "секачей", или на пустыре - Серёгу пырнул пером? Неа, там что то иное. Думаю он немного "психанул": артистическая тонкая душа и всё такое, а потом, по ему одному известной причине - решил  что пора "искупать вину", ну и... того. Нет. Не верю!
--Ты, кстати ведь тоже стоял в первых рядах, возле убитого Сергея, на пустырёвой драке?
--И что? Мы все, старшаки кланов - близко сошлись, на то был и разбор. Поговорить нормально хотели.
--А что за вспышка была?
--Не знаю. Я сам охренел: прямо передо мной, почти в полной темноте - ярчайшая вспышка и такая резкая боль в глазах сразу, а потом, все эти идиоты малолетние, - “Бегун” несмотря на возраст явно себя к школьникам не относил, - это они первые завыли и начали махаться с "секачами". Те бы, думаю, и пальцем нас не тронули, оно им нафиг не надо. Что конкретно с Серёгой произошло - не пойму. Если кто из "секачей" его привалил - то совершенно непонятно за что, а если с нашей стороны, то это  уже фантасмагория какая то.
--Месть. За избиение битами.
-Ага. Только "секачи" и сами не уверены были, что это мы устроили. А тут: непонятно кем созванная "стрелка" и на ней новый труп...
--Как это?!
--Наши и "секачи" божатся - что не они забивали. Им кто позвонил и сообщил уже как об обязательном к присутствию событии, вроде бы как всё решено и тому подобная хрень... Серёга и Макс - вроде бы тоже, не собирали её. Тогда как это столкновение произошло, кто организовывал и для чего? Столько людей нагнали, убили Серого, многих отпинали и... Кто, зачем, когда? Я же говорю – всё как то мутно.
  Вновь помолчали. Смотрели на забег очередных спортсменов и то, как их тренеры потом "посылали" подопечных, на весь стадион.
--То есть "ответка" за Пашу и прочее, вами не планировалась? - осторожно поинтересовался журналист.
--Ну, по крайней мере при мне - точно! Да и странно было бы всё такое затевать: в кафе - явная случайность произошла, по трезвому они бы просто разругались, а так... Вот что потом стало происходить - мне и самому неясно. Все наезжают, какие то избиения. Уже три трупа и что несколько странно - все с нашей стороны. Меня это несколько напрягать начинает. При этом, ни одной прямой "предъявы" нет! Паша - при пьяном толчке, Серый - впопыхах массовухи пырнули, Масик - сам спрыгнул... да какого?! - спортсмен встал и громко выругался.
  Поднялся и Костик: "Слушай, мать Максима говорила о "мече трёх черепов" - ты не в курсе: что это и почему Макс считал, что тот погубил весь ваш клан?
--Ахахах, - несколько, как показалось журналисту, наигранно рассмеялся "Бегун", - не знаю. Видимо какой игровой артефакт или обозначение локации... Хотя нет, вряд ли! Точнее не скажу. Наверно Максик совсем игрой сбрендил, от всех последних переживаний и уже нёс откровенную околесицу. Ну да ладно - мне пора. Пока.
  "Бегун" быстрым шагом направился в раздевалку под трибуной стадиона и исчез в ней.
  Костик вышел со стадиона и набрал номер "Крысобоя". Договорились вновь о встрече и как они найдут друг друга. 
   Журналист позвонил однокласснику полицаю Мишке, в надежде узнать что нового о "деле игроманов", точнее всей серии дел. Но Мишка был "по горло" занят чем то своим и просил сутки его не трогать.
  Наконец, немного побродив что бы убить время по городу и посмотрев в кинотеатре какую то, в меру унылую, современную комедию с бывшими кавээнщиками в главных ролях - журналист отправился в кафе, с которого и начались события, будоражившие город всю последнюю неделю.
   Быстро нашёл на открытой веранде и "Крысобоя": шестнадцатилетнего крепыша студента ПТУ или техникума, Костя не понял при представлении, и судя по "прибитому” носу и ушам - боксёра. Тот подтвердил предположение журналиста, немного развязно похваставшись: "КМС"
--Что с Максом произошло, с чего он вдруг решился на это?
--Да кто его знает. Он в принципе всегда был немного кипешлив, видать и сейчас: чуток умом тронулся от всего, что последние дни случилось. Постоянно бегал, хватал за рубашку всех нас - сопли свои разбрызгивал повсюду. Повторю: он был неврастеник с "тонкой кожей", видать с этого в "прыгуны" и подался.
--Вот как... его мать говорила что Максим считал себя в чём то виновным. В смерти ваших соклановцев.
  "Крысобой" на секунду замер, явно немного удивился и тут же, слегка наклонившись к Костику, тихо стал тараторить: "Так типа, он и со мной об этом базарил, ага - было! Я то, помня о его впечатлительности, решил, что просто со страху балаболит: Пашка, Серый... в общем, нас после той разборки на пустыре - "трухануло" всех немного. Может действительно – Макс решил "кровью искупить"? Хотя всё одно, странно это: что он мог то? Голова конечно у него "варила", это правда, да только там на песенки разные или стишки, не более. Богемным парнишкой был, в каком то смысле... или как то так.
--Так значит, он мог быть каким образом причастным к избиениям “секачей” и возможно гибели Сергея?
--Да мог – конечно мог! Мы же все рядком стояли, когда тёрли с "секачами" о ситуации что сложилась: если чё, то он мог и всадить в Серёгу "перо", а потом, с психу - у матери, что то типа исповедаться решил, и всё, прощай мир! Такие вот невротики много чего учудить могут.
--А кто вспышку кинул на пустыре, после чего закрутилась драка?
--Не видел. Шарахнуло по глазам что мама не горюй! Потом вопли и всеобщая толчея - я пару ударов в "бубен" отгрёб. Открываю глаза: Серёга уже лежит, а "секачи" орут благими голосами о раненном. 
--А Макс?
--Не помню его. Не до остальных было: себя бы спасти, вдруг бы дальше резать стали? Да Серого вытащить, надеялся спасти. Не знаю, мог и пырнуть, наш "поэт-песенник". Хм, ну надо же. Тихоня вежливый всегда был...
   Становилось интересней - "Бегун" почему то говорил обратное и нынешние откровения "Крысобоя" , всё более интриговали Костика: " А не слышал о "Мече трёх черепов", мама Максима говорила, что тот считал именно его - виновником гибели вашего клана"
--Неа. Глупость. Пацанчик видимо сперва решил немного "обелить" себя и стал пороть всякую чушь, а может сбрендил окончательно: я в игре такого артефакта не замечал и никогда о нём не слышал, а уж играл в неё – огого! Да и вряд ли там можно полностью потерять своего перса: есть десятки способов восстановления, даже после кражи акка. Нет. Каким образом меч в игре кого погубил? - аккаунты можно восстановить, а в реале... Глупости! Масик скорее уже просто истерил, может прямо перед прыжком и начал говорить не переставая: его неоднократно обрывали у нас, когда случался словесный бабий "поток". Натворил делов и всё - в панику...
   Дальнейшие расспросы не внесли ясности: о мече "Крысобой" ничего не слышал и пообещал лишь немного поспрашивать у прочих соклановцев.  Виновность Максима – вполне допускал, однако точно не мог сказать ничего, как  и  то, для чего именно всё это самоубийца  сделал: ибо "свечку не держал". 
   В то что "секачи" избили самого Костика - тоже верил, так как считал их "редкими отморозками, прикрывающимися возрастом и степенностью, а на самом деле - готовыми на всё. Благо и возможности у них есть". Советовал журналисту не откровенничать с “секачами” и опасаться их.
   Когда они расставались, журналист попросил разговорчивого "Крысобоя" сообщать ему,  если будут сведения: "Ваш соклановец "Бегун" - менее разговорчив и совершенно противоположного с вами мнения..."
  "Крысобой" вновь на секунду замер, как в начале разговора с Костей, потом немного удивлённый обернулся: "Так он уже базарил с вами и... промолчал? Молодец. "Штирлиц" куев. Ладно, я не подкачаю: будут сведения – сообщу! Мне скрывать нечего."
  Костику показалось что "Крысобой" ушёл разозлившийся , однако он решил что этим лишь подогреет конкуренцию между оставшимися старшаками клана и они оба будут с ним "наперегонки" общаться, подбрасывая всё больше сведений в топку журналистского расследования. 
   Новые данные были интересны как никогда: Максим, как оказалось - вполне мог быть причастным к убийству на пустыре, правда неясно как и по какой причине, и будучи крайне впечатлительным истеричным молодым человеком, потом, в приступе возможного покаяния – решил для искупления вины броситься с крыши своего дома. 
    "Меч" и прочее, бред человека в состоянии нарушенного душевного равновесия или как то ещё.
  Пока особо картина происшествий не складывалась, но вновь становилось интересно и Костик готов был идти по следу.
   Бредущего домой журналиста вырвал из лап мечтаний звонок мобильника, это был Мишка: “Короче, занят! Слушай быстро: пацан, что упал с крыши - несколько последних дней употреблял какую то хрень наркотическую, много. Есть подозрение, что под её эффектом и пошёл “прогуляться”. Отсюда и его беседы с матерью и нервозность, Пока всё. Не трожь меня сутки! Успехов!”
  
  
 



Александр Никатор

Отредактировано: 08.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги