Крах эльфийского клана

Размер шрифта: - +

глава седьмая


                                                                                                                                               
                                                  

 


    После разговора с "Крысобоем" журналист буквально мчался домой не чуя под собой ног: желая скорее зафиксировать полученные им новейшие важнейшие данные и определить для себя очередную версию в расследовании - Максим, каким то боком причастен к массовой драке на пустыре и возможно, прямо или косвенно - к убийству Сергея случившемуся там же. 
   Есть шанс что Макс, будучи под воздействием наркотиков - впал в состояние безумия и на нервной почве и своего возможного помешательства , и устроил резню соклановцу, а потом, чувствуя вину за всё произошедшее или же опасаясь своего скорого раскрытия следователями и страшась наказания - совершил самоубийство.
  Теоретически, как черновая версия - всё это могло произойти и подтверждения, пускай и косвенные, от "Крысобоя" – именно на это указывали, однако...
   Однако "подробностей" и доказательств явно не хватало: какой наркотой "травился" Максим и как долго? Почему тихий артистичный мальчик, певец кэвээнщик и прочая -  совершает хладнокровное убийство, да ещё и точно нанеся один единственный удар - почти по самую рукоять вгоняя нож в своюжертву? Откуда подобные навыки у Максима, да ещё и провернуть подобный трюк в ночной толчее массовой потасовки...
   Почему сам он несёт, со слов матери, которым впрочем Костя вполне верил -  ахинею о неком "мече трёх черепов", вместо того что бы говорить про нож или каяться перед матерью? Если разговорился уже приняв решение о самоубийстве – мог бы упомянуть о том как резал Сергея, не мечём же он это с ним вытворял? Или убийство было спланированным, а вот покаяние – внезапным и под воздействием "наркоты"? Всё равно, логичнее было хоть немного объясниться с матерью, а не говорить о некоем “мече”, к тому же, со слов женщины, о данном странном предмете Мексим ей рассказывал и до драки на пустыре... Это совершенно ломало логичную конструкцию с покаянием самоубийцы.
   Была определённая "ниточка", были какие то нескладывающиеся пока что вместе доказательства, однако в единую цепь - всё это пока что никак не собиралось и Константин решил пройтись домой пешком, что бы немного продышаться и в процессе ходьбы, освежив мозги кислородом и по возможности, объяснить логично,  все последние произошедшие события хотя бы самому себе.
--Хм... итак, - стал негромко бурчать молодой человек себе под нос, - итак: случайная драка  пьяных геймеров на стандартной встрече - приводит к смерти одного из них. Ночью, неизвестные - "мстят" клану убийцы, но при этом их никто не может опознать... то есть, вряд ли это были люди встречавшиеся в кафе на протяжении всех полутора лет и бывшие , в принципе, неплохо знакомыми между собой – жесты, голоса и прочее,  тогда кто? Народные мстители, за попранную честь в "мире Харальда"? Вскоре происходит разборка на пустыре, от организации которой сейчас все дружно открещиваются, что в принципе в нынешней ситуации и понятно: кому хочется отвечать за жмура и десяток избитых? Но всё же: кто именно первым её собирал и для чего - не ясно совершенно. Вместо "просто поговорить за жизнь и взаимно извиниться" - светошумовая граната и драка, труп и аресты. Как то всё слишком уж вовремя: заслепили глаза тем кто рядом и пырнули парня, и тут кстати и мог себя проявить Максим, как стовший рядом с убитым Сергеем. Но вот зачем это ему было делать - опять загадка. Кгхм... Ладно, предположим он сидел на наркоте и уже потихоньку начинал ловить глюки - тогда как всё  смог так точно рассчитать: с гранатой и ударом ножом? А если не он, то вообще непонятки выходят:  "Секачам" - нафиг всё это не нужно, особенно после случая у кафе. По крайней мере пока что имено так кажется. Для них игра - отдых от работы или службы. Мда... Всё упирается в нервического Макса и его странное "покаяние": как в словах, так и поступке.
   Дома журналист оказался лишь в пол шестого вечера. Беспокоящаяся мать тут же сообщила: звонила какая то Катя - очень просила поговорить с Костей. Мама дала ей номер мобильного, Костичек не против?
--Мамуль, так никто мне не звонил, - ответил молодой человек, смотря на дисплей своего телефона, - может ошиблась?
--Да вроде нет, назвала твою газету и искала именно тебя.
  Пока разговаривали, вновь зазвонил домашний телефон и сам Константин теперь поднял трубку. Девичий голос, не без томности, спросил: "Алло, а Костю можно, журналиста?"
--Слушаю вас, я так понимаю - это Катя? - стараясь солиднее говорить, добавил "каменности" в голос молодой человек.
--Да, верно! Я по поводу Масика и его смерти.
--Максима, что спрыгнул с крыши?
--Ага, я его девушка. Была... - раздались короткие резкие всхлипы. Впрочем журналист отчего то посчитал их скорее наигранно дежурными, чем искренними. - Там много всего:  я слышала что вы опрашивали людей, но я находилась в состоянии шока и ничем не могла помочь - понимаете? Слова не могла произнести... А сейчас, мне "Бегун"сказал - вы же его знаете, да?
--Да, мы с ним говорили недавно.
--Так вот, мне он о вас сказал и посоветовал побеседовать и всё честно рассказать.
--Так, слушаю. 
--Ой, нет. Я бы не хотела в трубку, давайте встретимся. Мне так сейчас тяжело, нужно немного выговориться, а в телефон - как то не так, я у него всё время рыдаю...
  Костик самодовольно улыбнулся самому себе в зеркало, что висело возле телефона: несчастная девушка явно видела в нём того человека, с которым она может безопасно выговориться, а сам журналист, может перед ней сыграть роль крутого "журналюги-следопыта", в меру циничного и бесстрашного. Что за великолепный день: признания и зацепки, а теперь ещё и девушка что явно многое сможет объяснить в истериках покойного Максима... э-э-э-х!
--Да, конечно. Может у "Старой Ивы"?
--Я бы предпочла что бы нас не видели, я боюсь бывших друзей Масика!
--Вот как, а что случилось?
--Мне кажется что там всё не просто, он не зря мне столько жаловался на них и говорил что они:  "настоящие отморозки и подонки!"
--Хорошо-хорошо, тогда где?
--Я буду вас ждать возле остановки микроавтобусов по районным маршрутам, близ старого входа в ЖД вокзал, на Кирова. Вы знаете где это?
--Ясное дело. - ответил Костик, искренне дивясь странности девушки: она боится игроманов "ботанов", пускай и немного свихнувшихся -  но не страшится переться вечером, ближе к ночи,  на отдалённую остановку у промзоны, где в принципе и днём можно было крепко отхватить, как от приезжих торговцев мчащихся со своим товаром на рынки города, так и простых работяг, приезжающих за дневной "халтуркой" в областной центр.
--Буду очень вас ждать, в полдесятого. До встречи... - проворковал девичий голосок и разулыбавшийся молодой человек положил трубку.
     Плотно поужинав и немного отдохнув, Костик стал собираться на встречу с загадочной Катей: он решил одеться в меру элегантно, так как в случае если девушка будет мила -  можно будет за ней немного поухаживать. 
   Были натянуты узкие, чёрно-смоляные по окрасу, брючки, а в цвет им - начищенные узконосые туфли "ковбойского "фасона и небольшой кожаный пиджак, всё того же, чёрного цвета. 
   Выглядел, после своего полного облачения в данный наряд, молодой человек  скорее как "человек в чёрном" - зато Косте самому казалось что крайне элегантно и в темноте, как зря освещаемых городских улиц, он бы не сразу бросался в глаза, если что пойдёт не так.
   Не доходя сотни метров да назначенного места и находясь на небольшом возвышении, журналист решил осмотреть место будущей встречи - по крайней мере ту часть, что была освещена: там никого ещё не было видно. 
    Коробки остановок были пусты: никто в них не курил и не распивал пивасик, по обыкновению.
    Не было там и хмельных драк или дружного мата - как мужского, так и женского. Тишина. Вдали грохотали вагоны проезжавших составов, в ночи великолепно слышимые в отсутствии большого количества автомобилей на дорогах.
   Ещё раз подивившись девушке, с которой встречался погибший Максим, журналист стал медленно спускаться к остановке. 
   В паре киосков, что круглосуточно торговали здесь - сидели какие то пожилые женщины и немного успокоившись, что он здесь сейчас не один, Костик уже направился пружинистым шагом осматривать место встречи подробнее, так как теперь был полностью уверен, что Катя, по принципу многих девушек - специально опаздывает на встречу с молодым человеком.
   Подходя к предпоследней, из пустовавших коробок остановок, молодой человек услышал короткое прокуренное :" Он!" - и тут же на него выскочила четвёрка парней. 
   Два быстрых  кулака полетели со скоростью молний Костику в голову, однако инстинктивно дёрнувшись - журналист получил лишь шлепки вскользь по плечам, не причинившие ему особого вреда, хотя и “присушившие” на несколько секунд руки Кости.
  Решив срочно уносить ноги и совершенно забыв о встрече с Катей - Костик бросился не вверх по холму, с которого спускался к остановкам и не вниз, к вокзалу, а между двух коробок остановки, где был узкий проход лишь для одного человека.
    В спину он тут же получил болезненный удар кулаком и пинок ногой в копчик . Потом услышал вопль преследователей: "Да мля - уходит же!" и топот множества ног. 
  Ему однако уже удалось с трудом протиснуться между двух железных каркасов и  нанести мощнейший удар обувью в колено, одному из неизвестных парней что схватил его за пиджак. Парень взвыл и отпустил Костика.
  Журналист обежал коробки остановок и слыша вопли женщин в киосках: "Сейчас, уже звоним в полицию! Всё - уже!", бросился к белеющему забору товарного вокзала.
    Пока Костя на него запрыгивал, услышал вновь топот преследователей: его наконец заметили, видимо услышав чёткий звук от  каблуков "ковбойской обуви" по асфальту пустнынной ночной улицы и опознав – преследователи теперь неслись к нему со всех ног.
--Стой падла, завалим! - орали они попеременно вразнобой, заставляя Костика лишь быстрее работать ногами и руками. 
    Перевалившись через забор, Константин бросился бежать по территории  отстойника для товарных вагонов и цистерн, и метров через пятнадцать свернул за несколько старых, пустых, частично развороченных вагонов для перевозки угля. Там быстро снял свои стучащие каблуками туфли и стал осторожно красться, надеясь быть незамеченным неизвестными, что на него так внезапно напали.
    Четвёрка преследователей продолжала суетиться возле забора, пытаясь определдиться куда же именно вети поиски сбежавшего от них человека  и  журналист их хорошо мог видеть, на его белёсом, выкрашенном светло свинцовой краской, фоне и постоянно слышались короткие матючки, что вся четвёрка постоянно громко шептала при обращении друг к другу. 
    Идти стало явно тяжелей: пятки через тонкие носки кололо всё что попадалось под ноги, зато журналист теперь почти не издавал звуков и его преследователи попросту растерялись, не зная как им далее продолжать поиск столь прыткой  жертвы.
  Наконец приняв решение, Костик как можно тише вздохнул полной грудью и взобрался внутрь в один из пустых вагонов, что в количестве десяти, стояли на тупичках товарного вокзала. После чего стал выглядывать в щели своего нового укрытия , которых было во множестве - пытаясь по возможности присматривать за действиями неизвестных врагов. 
  Те недалеко отбегали, тут же возвращались, постоянно о чём то шушукались и наконец разошлись парами: двое пошли  вправо - вдоль забора, ещё двое - влево. Периодически они созванивались по мобильникам и журналист, слыша разнообразные звонки телефонов и приглушённые голоса, примерно  представлял где находятся ближайшие к нему противники.
  По происшествии часа, когда звуки шагов поблизости стихли и переговоры по телефону прекратились -  Костик осторожно выбрался из вагона и спрыгнув на землю, в почти что совершенно полной темноте, стал красться вновь к знакомому месту у забора, что бы перелезть обратно и сбежать с территории, где возможно его всё ещё продолжали разыскивать неизвестные.
     Только он надел свои "ковбойские"туфли, после того как удачно выбрался с территории отстойника вагонов -  как услышал непонятное журчание и увидел в пяти метрах от себя отливающего парня, как раз именно того, что хватал его за пиджак возле остановки для микроавтобусов.
  Сделав пару резких шагов для разгона - журналист изо всех сил пнул ногой обидчика, который  стал только неспеша поворачивать голову в его сторону, прямо в причинное место: "писающий гопник" взвыл и резко стукнувшись головой о  забор на который и пускал струю, свалился на землю.
    Пока Костик взбирался и кулём падал с забора, ограждающего товарный вокзал от города, на асфальт - поверженный противник орал, во всю мощь своей прокуренной глотки: "Мля, ой мля! Пацаны - он здесь, где мы перевлазили! Убейте суку - на части рвите! Мля!"
   Пришлось журналисту сразу же  взять хорошую скорость при отступлении и взбежать на возвышенность где располагались во множестве многоэтажки и был шанс затеряться, почти мигом, по крайней мере очень быстро. 
    Остановившись возле огромного дерева  и немного восстанавливая сбившееся дыхание - журналист увидел внизу пару фигурок, что уже бежали ему вослед.
  Вскоре через забор перепрыгнула и ещё одна тёмная фигура и преследователей стало уже трое. 
    Они начали быстро сокращать дистанцию между собой и журналистом. Костику пришлось срочно начать вновь спасительное бегство, даже как следует не отдышавшись.
  Несколько раз он слышал крики у себя за спиной, догоняющей его троицы: они перекрикивались и предлагали обходить по небольшим улочкам. 
   Один проорал что "паренёк-задохлик" и что можно просто подождать пока у жертвы “дыхалка кончится" и добить его.
  К своему ужасу, Костик и сам понимал справедливость этих криков о своей нынешней спортивной форме: он уже постоянно хватал ртом воздух, жадно, словно рыба выброшенная на берег и небольшие покалывания начинались в боках. 
    Явный простой в беговых тренировках, всё больше комнатные разминки с гантелями и "бои с тенью", да пару раз в неделю - качалка, давали о себе знать в самый неподходящий момент. 
   Если в школе и институте пробежать "трёшку" для Костика - было простейшим делом, то сейчас, после примерно полукилометра по опустевшему городу, Константин еле выбрасывал вперёд свои ноги и постоянно кхекал пересохшим ртом.
  Вспомнив места где он уже пробежал и то, как здесь пару раз дрался с местными, ещё  в институтские годы -  "что бы не ходил к Ленке", Костик протиснулся в почти незаметный в темноте лаз, между сборным гаражом и каменной стеной котельной,  и сделав небольшой крюк оказался в миниатюрном дворике. 
   Сзади неслись крики и чёткие сигналы вызова на мобильные. Видимо более спортивные преследователи уже догоняли журналиста и находились в критической близости от него.
  Покинув данный дворик для семи подъездов трёх домов - перелазя через запертую на ночь на замок витую калитку, словно бы из “Двенадцати стульев” -  Костик вышел на соседнюю большую улицу  и заметив ожидающее такси, возле блещущего неоновой рекламой и светом в окнах, ресторана, тут же бросился к нему: "Едем! Вперёд! По пути скажу куда!!!" - проорал молодой человек лысому таксисту и махнул удостоверением журналиста, которое он красиво уложил в красную, словно "советскогэбэшную" обложку.
  Водила быстро запустил мотор и лихо тронулся с места. Костика трясло от усталости: болели руки и ноги, подташнивало и с невероятной частотой колотилось сердце. 
    Указав  адрес куда ехать и договорившись об оплате, журналист сейчас просто  глубоко дышал на пассажирском месте возле водителя.
   Дома вновь поджидала взволнованная мать: после приснопамятной разборки на пустыре,  она очень болезненно воспринимала все ночные вылазки сына и теперь постоянно дожидалась его, не засыпая до глубокой ночи.
--Гоо-осподи-и-и, - протянула всплеснув руками женщина, - что опять то, кто тебя так? Что за идиотство: второй раз за короткий срок - неуж то эта Катька гулящей оказалась и из за неё пинали тебя?!
--Мамулик, всё хорошо, - Константин поцеловал маму в щёку, - правда. Нет, Катерину так и не видел, зато какая то гопота привязалась на остановке ...
    Потом, под материнские причитания, журналист переоделся и принял душ. Вновь поужинал, рассказывая матери всякие байки и анекдоты, вроде бы от своего имени. Успокаивал.
  Когда было уже четверть второго ночи, пожилая женщина отправилась спать, а Костик  решил немного посмотреть телевизор и обдумать произошедшее с ним.
  Пока что всё виделось примерно так: "Бегун", вчерашний хитроумный сопляк школьник - о чём то узнал, возможно о том что "Крысобой" проболтался и сказал лишнее, и договорившись с некоей Катей - заманил Костика в засаду. Было правда несколько вопросов: зачем? Почему самого "Бегуна" там не было, а присутствовали какие то босяки с окраин? Как Катя попала под влияние шкета из школы? Зачем “Бегун” так откровенно подставился и прочее...
  Журналист налил себе немного коньяка и выпив залпом стопарик уж было собрался лечь на диван, перед телевизором, как у него в мобильном раздался звонок вызова. Посмотрев, Костик обомлел - "Бегун". Сам сука звонит!
--Да. Да - это я.
--Добрый день или ночь? Неважно. Мы вчера разговаривали, помнишь?
--Угу. Как Катя?
--Кто?
--Ладно-проехали. Что хотел, - Костик был зол на свою наивность и борзого малолетку, что видимо "прозванивал" его что бы узнать, в каком состоянии он он вырвался из засады гопников корешей школьника.
--В общем так: я могу дать расклады, что знаю, на то что произошло - Пашку, Серого, Макса и прочее. Но нужна встреча.
--Ага, ахахаха - опять, на остановке у ЖД вокзала? - Костика пробил нервный смешок .
--Нет! Никаких нахрен улиц - у тебя! Мне надо временно скрыться и по возможности, что бы кто полицию вызвал, если они захотят привалить и меня.
--Чего сам не вызываешь?
--Объясню при встрече, я тоже немного "замазан". Я сливаю ситуацию, а ты, за помощь - мне поможешь отойти красиво. Как?
--Я дружу с мужиками из СКР , - соврал журналист на всякий случай, - надеюсь ты не собираешься дурить и вломиться ко мне для бойни? Учти, подобная глупость...
--Да какого?! Я сам буду - сам! Усёк?
--Тогда слушай, - Костик дал свой адрес и подождал пока "Бегун" запишет, как быстрее найти дом.
--Кстати журналюга, за тобой, судя по твоим вопросикам - уже тоже, мальчики с битами приходили? - спросил хихикнув подросток, - Да ладно. Расскажешь как убежал, мне может пригодится. Жди.
   Костик отключил связь и пошёл на всякий случай вооружаться: оделся в плотный камуфляж, в котором был на пустыре. Взял минибиту, что когда то прикупил в студенческие годы и сунул в рукав. Созвонился с Мишкой и несмотря на все вопли того "об отдыхе", упросил подскочить поскорее. Договорились, что через час или чуток позже тот обязательно лично появится. Теперь оставалось лишь ждать: разговора или налёта, покажет время.



Александр Никатор

Отредактировано: 08.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги