Красные волки

Размер шрифта: - +

Глава 2

По дороге к своей новой каюте Марк встретил Эда Адамса, капитана «Метели». Тот так спешил, что поздоровался жестом лишь отдалено напоминающим воинское приветствие. Интересно, что у него случилось? Он, вроде, ничего не говорил и ни на что не жаловался в последнее время. Зато теперь понятна настойчивость Рэджи с его собственным назначением.

Каюта здесь, на флагмане, была больше, чем на его собственном корабле. Он махнул ключом перед  считывающей панелью, и серия щелчков обозначила разблокировку мебели. Марк заглянул в стенной шкаф, включил комм, опустил кровать и откинул стол. Нашлось два глубоких мягких кресла и вход в отдельный санузел. Он не стал откидывать полки, шкафа вполне достаточно, раз уж он здесь ненадолго. И нет смысла забирать с «Индиго» личные вещи, можно обойтись стандартным набором, выданным дежурным кастеляном – комплект постельного белья, пара полотенец и набор туалетных принадлежностей.

Ходить полдня измазанным в крови было очень неприятно – прожив большую часть жизни в практически стерильных условиях станции, к любой грязи он питал отвращение.  Первым делом он избавился от выпачканной одежды и с наслаждением принял душ. Переодеваясь, активировал комм. Приказ о его назначении уже был всем разослан. Список задач почти не отличался от такового на «Индиго».

Марк расположился в кресле. В голове потихоньку оформлялся отчет о произошедшем, но мысли все время возвращались к коммодору. Что-то было не так. Он снова и снова прокручивал разговор в уме: что-то его смущало, но вот что именно, уловить не мог. Логически вроде все правильно. У Адамса что-то случилось, Монкриф, который его обычно заменял, еще не вернулся. Сама Рэджи не может, остается только он. Но флот стоит в доках станции, идет ремонт и грузятся  транспортники. Делать почти нечего. Больше половины людей в увольнениях. Все заботы капитана сейчас – это утренние и вечерние построения, обход дежурных постов, инспекция ремонтных работ и погрузки. С этим вполне мог справиться и старший помощник Адамса и вообще любой из младших офицеров флота. Возможно, у коммодора какие-то планы, о которых она не говорит. Бывает, что она лишь раздает указания, кому и что делать, не объясняя причин. Как, собственно и случилось в этот раз, когда он сопровождал ее на встречу с зедианцем.

Решив оставить и отчет и причины на потом, Марк отправился на вечернее построение.

Обычно все происходило в ангаре, самом просторном помещении крейсера, но сейчас, когда корабль в доках, оставшиеся спокойно помещались в спорт-зале. Объективной нужды собирать людей не было – дежурные посты на входах-выходах и внутри корабля фиксировали каждого проходящего через них. При необходимости всегда можно было вычислить, кто где был, а приказы раздать через комм, как и получать отчеты об их выполнении. Но для того, чтобы держать людей в тонусе, контролировать дисциплину и поддерживать личный контакт между рядовыми и офицерами по рекомендации психоменталистов дважды в день всех собирали на построение. Марк был согласен с этой рекомендацией. В живую всегда легче увидеть наличие или отсутствие у рядовых каких-то проблем. Увидеть реакцию на тот или иной приказ или назначение. К тому же после построения каждый мог подойти к вышестоящему офицеру со своими вопросами и проблемами, коих всегда была масса – продлить или разорвать контракт, выпросить увольнение или перевод, поменяться дежурствами, разрешить конфликт, уточнить задание…

Марк, представился и огласил приказ о своем назначении, и как капитан лишь наблюдал за тем, как все происходит. Капралы провели перекличку и отчитались о выполнении возложенных задач своим командирам, те в свою очередь офицерам выше. И так по цепочке, пока очередь в вертикали не дошла до него самого. В докладах с дежурных постов о состоянии систем корабля все было в порядке и рутинно, до зевоты. Большая часть людей была в увольнении на станции, а среди оставшихся не было тех, кто мог бы затеять какую-то бучу. На завтра планировался прием ремонтных работ и тестирование небольшой модернизации орудий «Метели» на полигоне недалеко от станции.

Просмотрев и одобрив распределение задач на завтра, он отсалютовал старшему помощнику и распустил людей по местам. Коротким отчетом коммодору о построении его задачи на сегодня были исчерпаны.

 

Карен казалось, что за остаток дня и часть ночи она выспалась на год вперед и в ближайшую неделю уже точно не уснет. И хотя ранена она была сегодня, точнее уже вчера, чувствовала себя вполне сносно. Делать было решительно нечего. Все формальности с ремонтом и погрузкой были улажены еще до памятной встречи с зедианцем. В отчаянии она даже взялась за ненавистное занятие – приводить в порядок папки с документами, до которых раньше не доходили руки. Но за последние три часа это наскучило ей так, что хотелось взвыть. 

В голову пришла гениальная идея – прогуляться по кораблю. Бок почти не болит, сознание вполне ясное, да и лежать надоело до смерти. К тому же сейчас самое время – все в увольнениях, дежурные посты контролируют только входы и выходы из корабля, и в третьем часу «ночи» в коридорах тихо и безлюдно. Но была проблема – больничная рубаха и босые ноги. Форма и обувь в каюте, до которой еще надо добраться. Можно попросить Рой, она принесет, но встать, а тем более ходить не разрешит, из лучших побуждений.

И как же быть? Босиком по металлическому полу ходить холодно, да и встреча с кем-нибудь в коридорах все же не исключена. Незачем добавлять к своему образу еще и ночные прогулки в неглиже. Достаточно провалов в памяти, которые от внимательных офицеров, таких, как Костолиц, не утаить. Если кто-то задастся целью и решит собрать все факты в кучу, рано или поздно придет к выводу, что у нее проблемы с головой. Хоть Рой и утверждает, что никто ничего не подозревает, лучше лишний раз перестраховаться.



Ирина Швецова

Отредактировано: 27.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги